Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Форсирование Прони

15.03.2022

Форсирование Прони — ряд тактических операций на берегах реки Проня в течение октября 1943 — июня 1944 года.

Оно продолжалось около 9 месяцев и завершилось освобождением ряда населённых пунктов Белоруссии. В операции участвовали 10-я армия, 49-я армия, 50-я армия, 15 стрелковых соединений и присоединённые к ним артиллерийские, танковые, авиационные и сапёрные части.

Предыстория

Советская сторона

Красная Армия, которая разгромила немецкие войска на Курской дуге летом 1943 года, в сентябре вступила в восточные районы Белоруссии: 23 сентября 1943 войсками 13-й армии Центрального фронта освободили первый районный центр Белоруссии — Комарин Полесской области; 26 сентября 3-я и 50-я армии, Брянского фронта освободили первый райцентр Могилевской области — Хотимск; 29 сентября освобождён Кричев; 28 сентября — Мстислав, Дрибин. После этого фронт вышел к Проне.

Гитлеровская армия

С конца сентября 1943 года немецкое командование, заблаговременно готовясь к длительной обороне, стало создавать в полосе между Проней и Днепром глубоко эшелонированный укреплённый район, проходящий вдоль высокого западного берега Прони. Путём привлечения более 200 тысяч человек местного населения из Могилевской и Витебской областей, а также сил резервных частей Вермахта, на реках Проне, Двине и Днепре, было построено большое количество траншей, ДОТов, ДЗОТов и блиндажей.

К лету 1944 глубина тактической обороны составляла 15-20 км, а общая, которая включала в себя промежуточный и тыловой армейские рубежи, достигала 60 км. Главная полоса оборонительных рубежей состояла из 3-4 линий траншей и шла вдоль реки на расстоянии 300—500 метров от берега и имела ширину 5-6 км. Практически из любой точки просматривался противоположный берег. Перед передним краем было установлено несколько рядов проволочных заграждений, рогаток, малозаметных препятствий. Непосредственно перед ними были глубокие канавы с водой. Были проложены сплошные противопехотные и противотанковые минные поля, также была развернута хорошо развитая линия артиллерийских и пулемётных точек.

Все деревни были преобразованы в опорные пункты. Город Чаусы, железнодорожный мост через Проню и станция были сильно укреплены. По линии обороны были замаскированы танк и артиллерийские установки.

Боевые действия

План операции по форсированию Прони был предоставлен Ставке ВГК 30 сентября 1943 года, согласно им наступление должно было начаться на рубеже рек Мерея и Проня. Боевые действия начались в начале октября 1943 года, когда к восточному берегу Прони вышли части 10-й и 49-й армий Западного фронта(в это время фронт стоял на линии рек Невель, Проня, Припять).

С октября 1943 по июнь 1944 года позиционные бои на рубеже Прони от Дрибина до Пропойска вели десятки дивизий Красной Армии. Территория Чаусского района была в полосе действий 49-й и 50-й армий Второго Белорусского фронта.

В Пропойском районе наиболее сильные бои за захват плацдармов проходили севернее Пропойска а районе деревень Улуки, Рабовичы, Красная Слобода, Заводь-Вировая и южнее, возле деревни Рудня, враг оказывал упорное сопротивление, часто переходил в контратаки крупными силами пехоты и танков.

Октябрь 1943 года

Командиры армий В. С. Попов и И. Т. Гришин планировали форсировать реку в самые сжатые сроки. 2 октября 1943 года части 385-й Кричевской стрелковой дивизии и 212-й дивизии совершили неудачную попытку перейти реку Проня.

Около месяца шли ожесточённые бои с атаками и контратаками, которые доходили до рукопашных схваток.

В октябре 1943 года к реке вышла 324-я стрелковая дивизия. В течение месяца части дивизии вели наступательные бои.

Для захвата плацдармов на восточном берегу Прони на участке Петуховка — устье Расты войска 50-й армии с 12 октября силами четырёх дивизий начали штурм укреплений врага.

12 октября 858-й стрелковый полк форсировал Сож южнее Пропойска и, расширяя плацдарм на западном берегу реки, атаковал Рудню.

238-я, 108-я, 324-я стрелковые дивизии, сражавшиеся южнее Кузьминич в Пропойском районе, также вели тяжелые бои за захват, удержание и расширение плацдармов.

15 октября 1093-й стрелковый полк с боем форсировал Проню в районе Заводь-Вировой. Однако расширить площадку не удалось и в конце октября, действуя тремя полками, прорвали оборону противника на Проне в районе Улук. Бои носили ожесточённый характер. В них немцы потеряли более 1100 солдат и офицеров, было уничтожено 10 танков, 6 самолётов и 12 полевых орудий, захвачено в плен более 100 немецких солдат.

На рассвете 25 октября 1943 года 334-й гвардейский стрелковый полк форсировал реку севернее Пропойска в районе деревни Рабовичи и захватил плацдарм на её правом берегу. На следующий день немцы бросили на ликвидацию плацдарма крупные силы пехоты при поддержке танков и самоходных артиллерийских установок. Пять контратак противника были отбиты с большим для него потерями. При этом орудийный расчёт, наводчиком которого был гвардии рядовой П. Т. Пономарёв, подбил три вражеских танка, два бронетранспортёра и уничтожил до 200 солдат и офицеров вермахта. Во время шестой контратаки немцы бросили в бой три танка, за ними шли пехотинцы и самоходки. Основной удар противника пришелся на орудие наводчика Пономарёва. В ходе боя Пётр Тихонович был ранен в руку, но отказался покинуть позицию. Когда из строя вышел весь расчёт, он воевал в одиночку, сумев подбить вражеский танк и огнём из автомата уничтожить 35 солдат противника. Гвардии рядовой П. Т. Пономарёв погиб от разрыва вражеского снаряда, но враг был отброшен на исходные позиции. В этот день немцы ещё трижды атаковали позиции гвардейцев, но безрезультатно. 15 января 1944 указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии рядовому Пономарёву Петру Тихоновичу было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Ноябрь 1943 года

Ноябрь был относительно спокоен, но в конце месяца бои возобновились и показали, что расстановка сил была неравная. Огневые точки немцев были прекрасно пристреляны и имели хорошую поддержку танков и артиллерии. С другой стороны, советские войска имели мало огневой мощи и располагались на открытой местности, поэтому они могли рассчитывать только на внезапность нападений.

10 ноября с удержанного 334-м гвардейском стрелковом полком плацдарма подразделения 3-й армии перешли в наступление в ходе Гомельско-Речицкой операции Белорусского фронта. Наступление в направлении главного удара разворачивалось левым крылом фронта с плацдарма на западном берегу Днепра у Лоева.

22 ноября в наступление перешли войска правого крыла фронта в составе 3-й и 50-й армий.

Ежедневно нападающие несли потери в 350—400 бойцов, но несмотря на очевидные неудачи, приказ о наступлении не отменялся.

Командующий Западным фронтом генерал армии В. Д. Соколовский и представитель Ставки маршал артиллерии Н. Н. Воронов безрезультатно пытались убедить И. В. Сталина сделать паузу для более основательной подготовки к наступлению.

Зима 1943-44 годов

В ожидании зимы в дивизиях создавались лыжные батальоны, ударные подвижные отряды. В конце декабря 1943 года была проведена непродолжительная артподготовка, после чего 25 декабря части 385-й стрелковой дивизии, в составе которой был лыжный батальон 212-й Кричевской стрелковой дивизии, штурмом овладели первой линией немецких траншей и частью второй линии в полукилометре от деревни Прилёповка. Но уже 27 декабря в результате непрерывных контратак немцы вытеснили советские войска на исходные перед наступлением рубежи. За время декабрьских боев 1943 на участке Скварск — Прилёповка — Путьки 290-я и 385-я стрелковые дивизии потеряли до 1500 солдат. Примерно столько же потерь было со стороны немцев. В историю Великой Отечественной войны этот эпизод вошёл под названием «Прилёповский плацдарм».

За осень и зиму Западный фронт провёл 7 неудачных попыток наступления.

Бывший начальник штаба батальона 508-го стрелкового полка 174-й стрелковой дивизии М. Глазунов отмечал:

Пройдя почти всю Великую Отечественную войну, на переднем крае фронта в пехоте, начиная с командира взвода противотанковых ружей, и испытав на себе все тяжелые бои, начиная от Калинина и до выхода к границам Белоруссии, не отпуская немцев более чем на 400-500 метров, сегодня могу смело сказать, что не припомню таких сложных боевых действий, которые мы вели осенью 1943 года на Дубровенщине

О жестокости боев в этом районе свидетельствует и тот факт, что за месяц боев на плацдарме опорный пункт в деревне Кузьминичи переходил более десяти раз из рук в руки. Согласно свидетельствам участников вода в реке была красной от крови.

Комиссия из Ставки ВГК

В марте в штаб Западного фронта была направлена чрезвычайная комиссия из Ставки ВГК во главе с членом государственного комитета обороны Г. М. Маленковым, пытавшейся выявить причины неудачного наступления. В состав комиссии также входили генерал-полковник А. С. Щербаков, генерал-полковник С. М. Штеменко, генерал-лейтенанта Ф. Ф. Кузнецов и генерал-лейтенант А. И. Шимонаев.

Как отмечалось в докладе И. Сталину 11 апреля 1944 года:

«Все эти операции закончились неудачно, и фронт поставленных Ставкой задач не выполнил. Ни в одной из перечисленных операций не была прорвана оборона противника, хотя бы на её тактическую глубину, операция заканчивалась в лучшем случае незначительным вклиниванием в оборону противника при больших потерях наших войск».

По итогам работы комиссии за подписью И. В. Сталина 12 апреля 1944 года было принято Постановление Государственного Комитета Обороны № 5606сс «О недостатках в работе командования и штаба Западного фронта», где были перечислены все выводы комиссии и принят ряд организационных мер.

Командующий фронтом В. Д. Соколовский был снят с должности с формулировкой «как не справившийся с командованием фронтом». Также были сняты начальник артиллерии фронта И. П. Камера и начальник разведотдела фронта, ряд генералов подвергнут взысканиям. Ещё раньше, 8 декабря 1943 года, «за бездействие и несерьёзное отношение к делу», был снят с должности заместитель командующего фронтом генерал-полковник М. С. Хозин.

Тактические и стратегические ошибки и недостатки операции

Командование наступлением не учло сильную оборону противника и рассчитывало провести операцию с рекордной скоростью. Несмотря на преимущества рельефа для немецкой стороны (западный берег более высокий и покрыт лесом в отличие от равнинного луга восточному берегу), артподготовка была недостаточной.

Комиссией также было установлено, что в проведённых операциях советская артиллерия, несмотря на большое её количество и превосходство над артиллерией противника, не уничтожала огневой системы врага ни в период артподготовки, ни в процессе боя, иногда ведя огонь по пустому месту, а иногда даже по своим стрелковым подразделениям. Пехота шла в атаку на неподавленные огневые точки в обороне противника, несла «громадные потери и не двигалась вперед».

В батальонах было много необстрелянных бойцов. Не хватало снарядов, мин. Проводя успешные атаки, зачастую бойцы не имели достаточной поддержки для закрепления рубежей, что вынуждало их отступать, неся значительные потери личного состава.

В письме на имя Верховного главнокомандующего начальник оперативного отдела штаба 33-й армии полковник И. Толканюк отмечал:

Необученные подразделения и офицеры никаких маневров на поле боя не делали, а ложились под огнём противника и давали себя уничтожать, окрыляя тем самым врага, который получал удовольствие, безнаказанно расстреливая нашу пехоту, которая ко всему прочему даже не имела лопат для окапывания. За один-два боя наступающая дивизия теряла почти всю свою пехоту и результатов не добивалась. В полках оставалось пехоты по 10-15 человек, а высокие начальники все требовали наступления и с нетерпением ждали результатов. Потери в живой силе были в основном от артминомётнага огня противника. Это подтверждается тем, что из всего числа раненых на осколочные ранения приходится от 70 до 90%...

Комиссия отметила и неэффективное использование танков в боях, согласно её оценкам «командование Западного фронта бросало 2-й гвардейский танковый корпус на нерасстроенную оборону противника, вследствие чего корпус не мог продвинуться вперед и нес большие потери».

Наступление в рамках операции «Багратион»

Весной 1944 года началась подготовка к операции «Багратион». 49-я армия генерала Гришина была пополнена силами 10-й армии.

На 2-м Белорусском фронте было сосредоточено 10 стрелковых дивизий. Их поддерживали более 2000 орудий и миномётов, 343 реактивных установки. Вся техника была с лихвой обеспечена запасом боекомплектов и топлива, а люди — питанием.

Также действия стрелковых соединений 49-й армии поддерживали 253 танка.

С этой силой в 49-й армии под командованием Гришина удалось форсировать Проню, Басю и Расту, а позже и Днепр.

В ночь с 22 на 23 июня 1944 года при форсировании частями 81-го стрелкового корпуса реки Проня, бойцы 1-й отдельной гвардейской штурмовой инженерно-саперной бригады под сильным огневым воздействием противника оснастили брод и построили мост под грузы до 60 тонн, чем способствовали быстрому наступлению частей 81-го стрелкового корпуса 49-й армии и прорыва линии обороны противника на реке Проня.

Ночью с 23 на 24 июня ночная бомбардировочная авиация 4-й воздушной армии осуществила бомбометание по немецким позициям и технике в тактической глубине, а перед рассветом был нанесён мощный бомбовый удар по переднему краю обороны противника.

Танковые части и самоходные артиллерийские полки выдвинулись на исходные позиции, было произведено уточнение системы огня обороны немцев.

После сильной двухчасовой артиллерийской подготовки огневые средства противника почти полностью были подавлены и частично уничтожены.

С началом артподготовки специальные усиленные роты, выдвинутые от каждого стрелкового полка первого эшелона, стремительно продвинулись и до 9.30 форсировали реку, преодолели минные поля, проволочные заграждения и ворвались в первую траншею противника. Не встретив здесь серьёзного сопротивления, роты быстро продвинулись вперед во вторую и в некоторых местах — в третью траншеи противника.

Под прикрытием этих рот сапёры навели 78 штурмовых мостиков для пехоты, проделали дополнительные проходы в минных полях и проволочных заграждениях и сделали наводку мостов для танков и артиллерии через реку Проня. По этим мостикам переправу через Проню начали основные силы полков, которые после переправы начали занимать траншеи противника.

К исходу 23 июня ударная группа фронта (49-я армия, преодолевая упорное сопротивление немцев, вышла на линию Перелога, Ольховка, Перевоз. Главная полоса обороны немцев была прорвана на фронте до 12 км и на глубину от 5 до 8 км.

Результаты операции

В ходе наступления войска фронта заняли районный центр Могилевской области — город Чаусы и освободили более 200 других населённых пунктов, среди которых Черневка, Ждановичи, Хоньковичы, Будины, Васьковичи, Темривичи и Бординичи.

25 июня 1944 года в день освобождения города Чаусы в Москве был дан салют — 20 залпов из 224 орудий в честь форсирования Прони.

При прорыве обороны немецко-фашистских войск на Проне и Басе более 40 солдат и офицеров были удостоены Звезды Героя Советского Союза — высшей государственной награды страны.

Форсирование Прони в литературе

События произведения Владимира Успенского «Неизвестные солдаты», отмеченного М. А. Шолоховым, как «лучшее произведение о Великой Отечественной войне», а также в книгах Деева и Петренко «Простреленные километры» и М. Г. Хомуло «Полк, к бою!» происходят в том числе и во время форсирования Прони.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: