Некоторые особенности литолого-фациального состава мезозойских отложений в пределах локальных поднятий Мангышлака и Устюрта » Ремонт Строительство Интерьер

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Некоторые особенности литолого-фациального состава мезозойских отложений в пределах локальных поднятий Мангышлака и Устюрта

26.05.2021

До сих пор речь шла о структурных и палеоструктурных особенностях локальных поднятий. Однако уже давно установлено, что распределение литофаций находится в определенной связи с формой и особенностями строения локальных поднятий. Некоторые из результатов этих исследований были опубликованы раньше.

На основании результатов детального расчленения каротажных диаграмм с привлечением всех известных результатов изучения кернов проводился количественный подсчет в стратиграфическом подразделении слоев, сложенных разными типами пород. Эти данные систематизировались в треугольниках литологического состава, затем выделялись типы разрезов и по ним строились крупномасштабные поярусные карты литологического состава для отдельных локальных поднятий. Рассмотрение этих карт позволило сделать вывод о том, что литологический состав пород отдельных локальных поднятий изменяется в пределах соответствующих широтных зон и не зависит от положения сводовых участков.

Так, с севера на юг в пределах площади Жетыбай прослеживаются зоны разного литолого-фациального состава батских отложений (рис. 38). Область, где песчано-алевритовые пласты имеют максимальную суммарную мощность (от 40 до 57%, I и II литотипы), охватывает западную периклиналь и северное крыло структуры. Южнее повышается общая глинистость разреза (30—75%) и сокращается суммарная мощность песчаных пластов от 25 до 40%. Этот III литотип разрезов характерен для большей части площади. На юго-востоке и востоке намечаются два поля относительного увеличения общей мощности песчаных пластов батского разреза (II литотип). Одно из них располагается в районе скв. 67 и имеет, видимо, локальный характер, а второе — в районе скв. 34, 68 и 71 и отличается сравнительном протяженностью.

Сравнение со структурной поверхностью батских отложений свидетельствует о том, что и осевой, наиболее приподнятой части поднятия суммарная мощность глинистых слоев заметно выше, чем на северном крыле. В то же время на крутом южном крыле антиклинали общая мощность песчано-алевритовых слоев такая же, как в сводовой части. Следовательно, распределение песчаноалевритового материала на площади локального поднятия не контролируется его структурой. Более того, обобщение данных о литофациях батского яруса в целом для территории Южного Мангышлака позволяет наметить широтную зональность в распространении типов разрезов, соответствующую простиранию крупных теоструктурных элементов. Это обстоятельство свидетельствует о связи литолого-фациальной обстановки с региональными геотектоническими процессами. Такое заключение хорошо согласуется с данными детального расчленения разрезов и геолого-статистического анализа материалов бурения, свидетельствующих о прерывистом, скачкообразном развитии локальных поднятий.

В дополнение к приведенным данным о литолого-фациальном составе мезозойских отложений проводился анализ гранулометрического состава продуктивных горизонтов. С этой целью были собраны и систематизированы результаты многих сотен анализов гранулометрического состава образцов пород. Для юрской продуктивной толщи проведен подсчет содержания песчаной, алевритовой и глинистой фракций но методу средневзвешенного. Далее рассчитывалось отношение средневзвешенного значения суммы песчаных и алевритовых фракций (Yп+Yал) к средневзвешенному значению глинистой фракции (Yгл). Это отношение называется коэффициентом песчанистости: kп = Yп+Yал/Yгл и характеризует относительное развитие песчано-алевритовых фракций в соответствующих стратиграфических подразделениях.

Полученные данные были использованы для построения серии карт, отражающих распределение песчанистости в продуктивных горизонтах юрских отложений. Так, сопоставление данных о песчанистости батского яруса со структурным планом площади Узень свидетельствует о том, что в осевой, сводовой ее части выделяются области относительно низкого значения коэффициента kп — от 1 до 2. В направлении к крыльевым участкам kп увеличивается до 2—3 и более (рис. 39). Такая же примерно картина сохраняется для продуктивных горизонтов келловейского яруса. В западной части сводового участка, в районе скв. 50, 178, 159 выделяется область значений kп < 1, примерно в центральной части в районе скв. 22, 42, 52 значения kп = 1,4/1,9. И, наконец, на востоке (скв. 8) обращает на себя внимание узкая зона с kп < 1. Заметное возрастание коэффициента песчанистости (до 2,3-3,8) отмечается на северном и южном крыльях поднятия.

Существенно меньше данных имеется для отложений байосского яруса. Однако и здесь заметна тенденция возрастания коэффициента песчанистости к северу и к югу от сводового участка антиклинали.

Большая представительность данных бурения позволила осветить характер изменения песчано-алевритовых фракций продуктивных горизонтов всего юрского разреза Жетыбайской площади (рис. 40). Для батских отложений приводится сопоставление данных о песчанистости со структурным планом батской поверхности. Подобно Узеньской площади, здесь также коэффициент песчанистости заметно возрастает в направлении от свода (0,3-1,4) к крыльевым участкам (1,5-2,5). Ta же закономерность отмечается для продуктивных горизонтов всех стратиграфических подразделений площади Жетыбай.

Подобные заключения были сделаны для Тенгинского и Тасбулатского месторождений.

Таким образом, есть основание полагать, что распределение песчаных и алевритовых фракций в отложениях мезозоя не подчиняется классической схеме, согласно которой грубые обломки в основном концентрируются на своде локального поднятия. Наоборот, результаты проведенных исследований свидетельствуют о том, что распределение песчано-алевритовых фракций подчиняется широтной зональности с заметным возрастанием количества грубых обломков в крыльевых северных и южных участках поднятий.

При сопоставлении данных о гранулометрии продуктивных горизонтов с характером распределения литофаций включающих эти горизонты стратиграфических подразделений прямого совпадения границ литофациальных зон с областями развития грубых обломков не отмечается. Это, видимо, объясняется следующим. Распределение литофациальных зон на локальных структурах отражает региональные явления, обусловленные палеогеографией соответствующего этапа времени. Распространение же песчаных и алевритовых обломков на площади во многом контролируется, видимо, спецификой потоков внутри-континентальных бассейнов. В присводовых участках уже формировавшихся в юрское время локальных поднятий скорость потоков, вероятно, ослабевала, что способствовало осаждению в крыльевых участках преимущественно псаммитовых, а в присводовых — пелитовых обломков.

Результаты геологической и статистической обработки материалов бурения позволяют высказать следующие соображения о формировании локальных поднятий,

1. Ведущее место в формировании локальных поднятий принадлежит вертикальным тектоническим процессам.

2. Периоды восходящих движений многократно сменялись нисходящими.

3. Наиболее интенсивные восходящие движения имели место в преднеокомское и преднеогеновое время. Весьма энергичными были движения в предэоценовое время. Наиболее интенсивно нисходящие тектонические процессы проявлялись в предкелловейский, апт-альбский и, вероятно, предверхнесарматский этапы времени. Район Песчаного Мыса в преднеогеновый этап характеризовался резко выраженным погружением территории, сопровождавшимся расформированием локальных поднятий. Все это, однако, не означает, что в промежутках между указанными периодами площади локальных поднятий находилась в состоянии покоя. Выявленные поверхности перерывов в юрских, меловых и палеогеновых отложениях, соответствующие заметным колебаниям коэффициентов амплитудных соотношений, убедительно свидетельствуют о прерывистом, скачкообразном развитии локальных поднятий. Следует подчеркнуть, что указанный вывод не согласуется с мнением некоторых исследователей, основанном на общих качественных построениях, о постепенном, конседиментационном развитии локальных поднятий Мангышлака.

4. Вертикальные движения на большинстве поднятий происходили одновременно. Это свидетельствует об их связи с региональными геотектоническими процессами, проявлявшимися на всей территории Мангышлака и Устюрта.

5. Интенсивность проявления тектонических процессов па разных участках локальных поднятий была разной, что и явилось причиной изменения характера соотношений структурных планов.

6. Выделяются две группы локальных поднятий: брахиантиклинальные высоко- и среднеамплитудные и куполовидные мало амплитудные. Каждая из групп характеризуется соответствующим комплексом специфических морфогенетических признаков.

7. Формирование ловушек нефти и газа происходило в основном в преднеогеновое время, в период наибольшей интенсивности восходящих тектонических движений. Исходя из общих представлений о существовании в палеогене наиболее благоприятных условий для широкой латеральной миграции углеводородов (по данным Г.И. Юшкевич именно это время характеризуется критическими давлениями и температурами), в преднеогеновый этап формировалось большинство залежей нефти и газа в юрских отложениях. He исключено, что этот процесс начался уже в верхнемеловое время. Чем выше была амплитуда палеоподнятия к началу неогенового времени, тем более крупные скопления нефти и газа формировались (при прочих равных условиях). Вот почему структуры, претерпевшие интенсивное расформирование в преднеогеновое время, рассматриваются нами как менее перспективные.

8. На неоген-четвертичном этапе весьма интенсивными были нисходящие тектонические движения, которые привели к частичному переформированию ловушек. Особенно четко это явление фиксируется па площади Узень. Последнее обстоятельство, а также маломощная и, вероятно, достаточно раздробленная верхнеюрская покрышка не могло не сказаться на переформировании нефтяных залежей и образовании скоплений газа в меловых отложениях.

9. Наибольшие перспективы нефтегазоносности в пределах депрессионных областей Южного Мангышлака и Южного Устюрта следует связывать с поднятиями брахиантиклинальной формы, сравнительно высокоамплитудными, характеризующимися высоким соответствием структурных планов. Такие структуры известны на крутых бортах депрессионных областей Южно-Мангышлак-Устюртской и Северо-Устюртской впадин и могут быть выявлены внутри них в участках со сходными структурными условиями. Сравнительно менее перспективны поднятия куполовидной формы, малоамплитудные и с существенным несоответствием структурных планов. Есть основания полагать, что подобные поднятия располагаются на пологих бортах и в пологих мульдах депрессионных областей.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: