Геология отложений переходного комплекса Мангышлака и Устюрта » Ремонт Строительство Интерьер

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Геология отложений переходного комплекса Мангышлака и Устюрта

26.05.2021

После завершения геосинклинального развития, последней фазой которого является орогенный этап, отмеченный в геологической истории глубоким размывом поднятий и накоплением молассовых толщ во впадинах, устанавливается своеобразный тектонический резким. Он отличается как от уже закончившегося геосинклинального, так и от еще ненаступившего платформенного. Этот тектонический режим мы называем переходным этапом, а сформированные в этот период отложения — переходными комплексами.

Переходный этап на молодых платформах охватывает обычно верхнепермскую и триасовые эпохи, но иногда его временные границы сдвигаются и захватывают как нижнепермскую эпоху, так и лейас.

Выделению переходных этапов в общей схеме геотектонического развития Земли в последнее время было посвящено немало работ, при этом особое внимание уделялось переходным комплексам молодых эпипалеозойских платформ, поскольку они по целому ряду причин оказались наиболее доступными для изучения.

В настоящее время подавляющее большинство геологов признает своеобразие переходных комплексов, их отличие от выше- и нижезалегающих толщ и их особое, равноценное по отношению к геосинклинальным и платформенным комплексам положение.

На рассматриваемой территории отложения переходного комплекса пермо-триасового возраста выходят на дневную поверхность в ряде пунктов Мангышлака и в осевой части Туаркырской антиклинали.

На Мангышлаке отдельные выходы пермо-триасовых отложений протягиваются от горного массива Каратаучик на западе до урочища Кугусем на востоке. Кроме этих крайних пунктов выхода пермо-триаса, названные отложения слагают хребты Западной и Восточной Каратау и горные массивы Жанааулие, Тонаша, Тынымбай, Кунабай, Карашек, Кичик-Карашек и Карамая.

Наиболее детальное изучение этих отложений проводилось в Западном и Восточном Каратау. Разрезы пермо-триасовых отложений Западного Каратау частично обоснованы фаунистически.

Стратиграфией «каратауской серии», как называют иногда эти отложения, занимались многие исследователи. Большинство из них изучали триасовые отложения, поскольку низы серии, условно отнесенные к верхнепермским отложениям, фаунистически почти не охарактеризованы.

Верхнепермские отложения Мангышлака подразделяются на три свиты. Самая нижняя из них, биркутская, представлена плотными аргиллитами с раковистым изломом с редкими прослоями полимиктового мелкозернистого песчаника.

Выше залегают отложения отпанской свиты, которые состоят в основном из чередующихся пластов песчаников и аргиллитов серых и вишневых оттенков в Западном Каратау и серо-зеленых и голубоватых песчаников в Восточном Каратау. Эти отложения перекрываются песчаниками и сланцами долнапинской свиты, которые характеризуются вишнево-красными тонами, а также присутствием отдельных прослоев мелкогалечникового конгломерата и туфогенных образований.

Общая видимая мощность верхнепермских отложений Мангышлака составляет 2700—3000 м, причем отпанская и долнапинская свиты слагают, видимо, большинство небольших выходов «каратауского комплекса» в восточной части Мангышлака.

Отложения триасовой системы широко известны в пределах западной части Мангышлака, а также в ряде изолированных выходов на востоке. Стратиграфию триасовых отложений мы даем по схеме, предложенной А.Е. Шлезингером. Они начинаются таушикской свитой, относимой целиком к нижнему триасу на основании довольно многочисленных находок аммонитов. «Цитологически таушикская свита представлена синевато-зеленоватыми глинистыми сланцами, песчаниками и обычно темными и серыми известняками. В верхах свиты появляются глинисто-мергелистые серые сланцы и буроватые песчаники.

Карадуанская (конгломератовая) свита сложена крупнозернистыми песчаниками, алевролитами и глинистыми сланцами с довольно многочисленными прослоями и линзами внутриформационных конгломератов. Окраска пород пестрая — от вишнево-красной до зеленовато-серой. Фаунистических остатков в этой свите не встречено, п возраст слагающих ее пород датируется среднетриасовым по ее положению в разрезе между фаупистически охарактеризованными отложениями подстилающей таушикской и перекрывающей акмышской свит верхнего триаса.

Акмышская свита состоит из известняково-сланцевых пород, причем вся толща имеет цикличное строение. Визы толщи представлены известняками, выше залегает терригенная пачка, затем снова идут известняки, сменяющиеся вверх по разрезу терригенными породами. Цвет всей свиты темно-серый, иногда почти черный. Ее возраст определяется по фауне пелеципод как низы верхнего триаса (карнийский ярус).

Общая видимая мощность триасовых отложений достигает 3500 м в Западном и около 7000 м в Восточном Каратау. Наибольшая мощность пермо-триасовых отложений Восточного Каратау по данным А.Е. Шлезингера составляет 8300 м. Сводная же видимая мощность «каратауского комплекса» Мангышлака приближается к 9000 м. Однако ясно, что это не полная мощность пермо-триасовых отложений этого района. Ho данным Вольвовского и др., мощности верхнего структурного яруса фундамента, под которым понимается каратауский комплекс пермо-триасового возраста, составляют более 14 000 м. Причем наибольшие мощности этих отложений отмечаются на востоке Мангышлака в районе гор Карашек и Карамая. Нам кажется, что мощности этих отложений несколько завышены. Видимо, упомянутые выше авторы включили в состав каратауского комплекса и более древние отложения, мало отличающиеся но физическим константам от каратауского комплекса.

Изучавший плотности пермо-триасовых отложений Мангышлака П.В. Флоренский дает среднюю плотность пород каратауского комплекса 2,70 г/см3. Увеличение плотностей наблюдается вниз по разрезу от 2,65 г/см3 для пород акмышской свиты до 2,72 г/см3 для пород отпанской и биркутской свит. Эти весьма высокие плотности терригенных пород, практически достигшие предела, указывают на специфические условия развития Мангышлака в пермо-триасовое время. Характер и мощности отложений свидетельствуют о быстром прогибании и накоплении мощных толщ преимущественно терригенного состава в континентальных и прибрежно-лагунных субаквальных условиях. В дальнейшем комплекс этих пород был значительно дислоцирован, метаморфизован, вплоть до появления отчетливой сланцеватой текстуры и бластовых структур. Таким образом, каратауский комплекс отложений пермо-триасового возраста приближается по своей характеристике к миогеосинклинальному типу отложений. Однако по ряду признаков он значительно отличается от таковых, прежде всего полным отсутствием интрузивного магматизма пермо-триасового возраста как в пределах Мангышлака, так и в соседних территориях, а также очень слабым проявлением эффузивного магматизма, особенно в верхах каратауской серии, и характером формаций. Все эти признаки указывают на то, что аратауский комплекс является крайним членом тектонического ряда переходного комплекса отложений, на противоположном конце которого располагаются горизонтально залегающие отложения субплатформенного типа.

Наконец отметим, что между направлением осей складок в пермо-триасовом комплексе и современной осью Каратауского вала имеется азимутальное несогласие около 20°, причем структуры пермо-триаса характеризуются северо-западным, а современная ось почти широтным простиранием.

В пределах осевой части Туаркырской антиклинали, где, как указывалось выше, также обнажаются пермо-триасовые отложения, они представлены красноцветными породами различного состава.

Здесь выделяются две свиты — кизилкиинская и аманбулакская. Первая из них относится к перми, вторая — к триасу. Кизилкиинская свита представлена в основном грубыми отложениями — пластами конгломератов, песчаников, реже — алевролитами. В свите выделяются три пачки, характеризующие ее цикличное развитие. Каждая из них начинается конгломератами, которые вверх по разрезу сменяются более мелкозернистыми породами вплоть до аргиллитов. Нижняя пачка, кроме того, обогащена вулканогенным материалом и содержит прослои туфов, туфопесчаников и туфоконгломератов. Отложения аманбулакской свиты залегают на кизилкиинской с размывом и начинаются пачкой конгломератов мощностью до 20 м.

Выше происходит постепенное увеличение дисперсности обломочного материала, в разрезе появляются песчаники и алевролиты, а в верхней части свиты преобладают нестроцветные глины с пропластками известняков, в которых были обнаружены аммониты нижнетриасового возраста. Общая видимая мощность описанных выше красноцветных отложений составляет более 4000 м.

Породы пермо-триасового комплекса Туаркыра не метаморфизованы. Их мощность колеблется в пределах 2,30—2,50 г см3. Для всего комплекса характерна дислоцированность блокового типа. В структурном отношении отложения пермо-триаса слагают моноклиналь с падением пластов к западу. Моноклиналь разбита многочисленными сбросами, в результате чего образуются блоки, иногда различно наклоненные друг к другу. В результате этого углы падения пластов колеблются в довольпо широких пределах — от 30 на западе моноклинали до 70 в ее приосевой части. В осевой зоне антиклинали, где проходит главный разлом и пермо-триасовые отложения контактируют с более древними, видимо, среднепалеозойскими породами, наблюдаются задиры, и пласты пермо-триаса стоят почти «на голове».

Описанные выше пермо-триасовые отложения Мангышлакского Каратау и Туаркыра формационно относятся к следующим основным типам: пестроцветная топкая моласса — доверхнетриасовые отложения Каратау и верхи аман-булакской свиты Туаркыра; терригенно-карбонатная формация — акмышская свита Каратау; красноцветная грубообломочная моласса — кизилкиинская свита и низы аманбулакской свиты. Формирование последней из названных формаций происходило в сравнительно узком, видимо, грабенообразном прогибе, в непосредственной близости от источников сноса, которые располагались как на западе, так в основном и на востоке.

Формирование тонких моласс и терригенно-карбонатной формации связывается с более спокойной тектонической обстановкой и накоплением в активно развивающемся, но несколько удаленном от источников сноса прогиба. Таким образом, во время накопления этих формаций рельеф был уже в значительной степени выровнен.

Перейдем далее к характеристике отложений переходного пермо-триасового комплекса, вскрытых скважинами. Значительное количество разведочных скважин вскрыло эти отложения но периферии горного Мангышлака, что дало возможность довольно уверенно сопоставлять их с детально изученными и стратифицированными комплексами естественных обнажений.

Впервые отложения пермо-триасового возраста, погребенные под платформенными мезо-кайнозойскими породами, были вскрыты на западном погружении Мангышлакской системы дислокаций на п-ове Тюб-Караган в пределах площадей Кусайник и Тюбеджик и сопоставляются с отложениями акмышской свиты Западного Каратау. Вероятно, эти отложения вскрыты также в пределах Жетыбай, Карамандыбас, Восточный Жетыбай. Здесь возраст этих отложений датируется фаунистически и на основании изучения спорово-пыльцевых комплексов, как корнийско-норийский. He исключено, что эти же отложения вскрыты скважинами на площадях Тасбулат и Тенга.

В приосевой части Бекебашкудукского вала на площади Kaрасязь-Таспас вскрыты отложения, которые предположительно относятся к долнапинской свите верхней перми.

На площадях Жага и Шалабай, расположенных на западной и восточной периклиналях этого же вала, вскрытые отложения каратауского комплекса не удалось стратифицировать более дробно. То же можно сказать и о пермо-триаеовых породах, вскрытых на Кошакской площади в Северо-Мангышлакском прогибе и на Кызылады рекой площади на Южном Мангышлаке.

На Северном Устюрте пермо-триасовые отложения вскрыты на площадях Кумтюбе, Чагырлы и Чумушты. В скважинах Кумтюбе эти отложения представлены красиоцветньши песчаниками, алевролитами и плотными глинами. Песчаники мелко- и среднезернистые, с включением мелкой гальки. Метаморфизм в породах отсутствует, а их дислоцированность не превышает 2—3°. На площадях Чагырлы и Чумушты вскрыта пестроцветная толща терригенно-карбонатного состава. Ее возраст определен М.И. Богачевой как нижнетриасовый по палинологическим остаткам. Терригенные красноцветные отложения пермо-триасового возраста вскрыты также на Гагаринской и Арстановской площадях.

На восточном Устюрте неразделенные пермо-триасовые терригенные породы вскрыты на площади Теренг-Кудук. Внешне они похожи на красноцветные отложения Кумтюбе, но гораздо более дислоцированы (до 45 ).

На площади Байтерек в скв. 2 также вскрыты терригенные красноцветные породы, отнесенные по возрасту к пермо-триасу. Они также значительно дислоцированы (до 45—47°).

Многочисленные скважины вскрыли отложения этого же стратиграфического интервала на площади Аламбек. Это красноцветные терригенные, преимущественно песчано-глинистые образования с повышенной карбонатностью. Породы дислоцированы под углом в среднем 15 — 20°, хотя необходимо учитывать появляющуюся местами косую слоистость.

Севернее Аламбека близкие в литологическом отношении красноцветные терригенные породы пермо-триаса вскрыты на площадях Харой, Восточный Xaрой и Куаныш.

На Южном Устюрте пермо-триасовые отложения известны на площади Хоскудук, где они сопоставляются с отложениями долнапинской свиты верхней перми Мангышлака и представлены пестроцветными терригенными породами, слоистыми, дислоцированными под углом до 25 с трещинами кливажа. На площади Шахпахты вскрыты пестроцветы нижнетриасового возраста. He исключено, что в скв. 2 Кохбахты также вскрыты пермо-триасовые породы, хотя возможен и более древний их возраст.

Кроме описанных площадей, отложения пермо-триаса были вскрыты на площадях Западные Шахпахты, Северный, Ассакеаудан, Тасаюк, Урру, Южный Тасаюк и Агыныш.

Красноцветпые отложения Кызанской площади п-ова Бузачи детально описаны Б.К. Прошляковым и Ю.М. Васильевым, а также В.С. Князевым и П.В. Флоренским.

В Северном Приаралье на юге Чушкакульской антиклинали, а также в Оеверо-Устюртской и Куландинской опорных скважинах и в других местах вскрыта сероцветная толща, названная Р.Г. Гарецким чушкакульской серией. Эта толща сложена аргиллитами с подчиненными прослоями алевролитов и песчаников. Аргиллиты темно-серые с многочисленными включениями обуглившегося растительного детрита, который распространен также в комплектных сериях, алевролитах и песчаниках. Вся толща претерпела начальные стадии воздействия динамометаморфизма, о чем свидетельствуют характерные минеральные новообразования. Иногда в этой серии встречаются прослои сильно уплотненного бурого аргиллита. Вся толща дислоцирована под углом 10—35°.

Наибольшая мощность этих отложений, вскрытая скважинами, превышает 1500 лс. Возраст их на основании споро-пыльцевых анализов датируется как рэт-лейасовый.

Близкая по характеру к чушкакульской серии толща вскрыта в нижнем течении р. Амударьи на площадях Тгоя-Муюн и Султансанджар. Здесь развиты сероцветные песчано-глинистые отложения, содержащие спорово-пыльцевые комплексы, характерные для рэт-лейаса. Дислоцированность этих отложений достигает 25—30 а их вскрытые мощности превышают 350 м.

Исходя из приведенных описаний пород переходного комплекса пермо-триасово-лейасового возраста на рассматриваемой территории Мангышлака, Устюрта и прилегающих к ним территорий выделяются четыре типа разрезов пермо-триасовых отложений: каратауский, устюртский, туаркырский и чушкакульский. Каждый из выделенных типов отличается от другого стратиграфической полнотой, литологическим составом, мощностями, петрографической характеристикой и рядом других признаков, отмеченных выше.

Каратауский тип распространен в пределах Мангышлака, представлен толщей довольно хорошо отсортированных, преимущественно глинисто-алевролитовых пород общей мощностью более 8000 м. В возрастном отношении к этому комплексу относятся отложения от верхней (верхов нижней?) перми до низов верхнего триаса включительно.

Устюртский тип переходного комплекса распространен в пределах п-ова Бузачи и на всем Устюрте. Это слабо дислоцированные, неметаморфизованные, по крайней мере в верхней части, красноцветные породы терригенного состава обычно с глинисто-карбонатным часто ожелезненным цементом. Стратиграфический диапазон отложений этого типа точно не установлен, по, видимо, они не распространены выше нижнего триаса. Туаркырский тип разреза представлен грубообломочными отложениями кизилкиинской и более тонкими терригенно-карбонатными породами аманбулакской свит. Мощность этих неметаморфизованных отложений, как указывалось выше, превышает 4000 м. Стратиграфическая полнота разреза ограничивается отложениями верхней (нижней?) перми и нижнего триаса. Этот тин разреза, вероятно, распространен в Северном и Восточном Прикарабогазье и, возможно, в некоторых частях Южного Устюрта.

Чушкакульский тип отличается от описанных выше типов тем, что, во-первых, он представлен в основном сероцветными отложениями, а во-вторых, Характеризуется наибольшей полнотой разреза, свойственной верхам переходного комплекса — рэт-лейасовым отложениям. Этот тип развит на южном погружении уралид н в пределах северо-западной части Муравской впадины.

Таким образом, каждый из выделенных типов разреза переходного пермо-триасового комплекса тяготеет к определенным крупным тектоническим элементам рассматриваемой части эпипалеозойской платформы.

Кроме фактического геологического материала, связанного с непосредственным изучением пород переходного пермо-триасового комплекса в естественных обнажениях и по кернам скважин, значительные сведения об этих отложениях получают по данным сейсмических исследований, в основном КМПВ. Однако необходимо отметить, что КМПВ, видимо, в значительном числе случаев фиксирует подошву непереходного пермо-триасового комплекса, а верхнепалеозойско-триасового комплекса (средний — верхний карбон, пермь, верхний триас, а в некоторых местах и лейас). Имеющиеся в настоящее время данные бурения позволяют скорректировать для некоторых районов мощности переходного комплекса и, таким образом, отделить эти отложения от орогенного комплекса верхнего палеозоя, относящегося, по нашему мнению, к отложениям фундамента.

Так, в районе Саранамышской седливины по данным КМПВ мощности верхнепалеозойско-триасового комплекса составляют около 2000 м. В то же время скважины, пробуренные на Центрально-Caрыкамышском и Курганском поднятиях, указывают на отсутствие отложений пермо-триаса в этом районе. Таким образом, мощность отложений порядка 2000 м, отмечаемая на профилях KMПB, относится, видимо, к верхнепалеозойскому вулканогенно-терригенному комплексу или к его части. Поэтому поправку в 2000 м нужно учитывать при определении мощностей пермо-триаса в прилегающих частях Ассакеауданского и Дарьялыкдауданского прогибов.

Аналогичная картина наблюдается в районе Яркимбайской зоны Центрального Устюрта, где на профилях KMIIB отмечаются мощности до 1 км отложений, относимых ранее к верхнему палеозою — верхнему триасу. Пробуренная же в этой зоне скв. Курлук 1 указывает на отсутствие пермо-триасовых отложений.

Наконец, значительно уточнилась граница развития чушкакульской серии в Северном Приаралье в связи с проходкой здесь ряда скважин, вскрывших фундамент на Базайковской, Аккулковской и других площадях этого района.

Такие несовпадения данных бурения и сейсморазведки можно объяснить тем, что верхнепалеозойский комплекс перечисленных выше районов по своему структурному положению и физическим параметрам приближается к вышележащему переходному комплексу и фиксируется совместно с ним.

С другой стороны, сейсмические работы КМПВ, проводимые на Южном Мангышлаке, выявили в доюрской толще преломляющие горизонты, которые стратифицируются Л.М. Коробкиным и др. как поверхность допермских отложений, являющихся фундаментом каратауского комплекса пермотриасового возраста. Такое заключение совершенно по-иному, чем это было до сих пор, трактует строение переходного комплекса Южного Мангышлака. Его мощность в этом случае не превышает 1000 м в Жазгурлинском прогибе и сокращается до 500 м на Бекебашкудукском валу. Кроме того, в этом районе комплекс залегает практически горизонтально.

Такая интерпретация данных геофизики, которая не подтверждается ни предыдущими сейсмическими исследованиями, ни геологическими наблюдениями, приводит к мысли о том, что в данном случае имела место не стратиграфическая граница (поверхность «допермского фундамента»), а физическая граница внутри толщи пермо-триасового комплекса, связанная, вероятно, с изменением плотностей пород в вертикальном разрезе. Все это необходимо учитывать при оценке мощностей и их распределения по площади в пределах рассматриваемой территории.

Характер дислокаций отложений переходного комплекса, как это видно из приведенных выше описаний, довольно разнообразен. Нам кажется целесообразным выделить три основных морфологических типа дислокаций: полная складчатость, глыбовые дислокации и слабо волнистое залегание пород.

Районы с развитием полной складчатости пермо-триасовых отложений являются в значительной мере исключением для эпипалеозойской платформы. Таким районом, в частности, является Мангышлак, характер дислокаций которого был кратко описан выше по материалам ряда исследователей. Можно предполагать, что складчатость этого типа протягивается на восток в пределы северной части Ассакеауданского прогиба. На западе она проходит под п-овом Тюб-Караган и заканчивается на прилежащей акватории Каспия. Этот тип дислокаций связан, видимо, с развитием по площади наибольших мощностей пермо-триасовых отложений (рис. 5).

Глыбовые (или блоковые) дислокации развиты в пределах Туаркыра, в приосевой зоне и на южном борту Жазгурлинского и Ассакеауданского прогибов, на п-ове Бузачи, в некоторых районах Восточного Устюрта и, возможно, в западной части Верхнеузбойского прогиба. Здесь структура пермо-триасовых отложений представляет ряд моноклиналей, разбитых дизъюнктивными нарушениями, преимущественно сбросового характера.

Углы залегания пород, замеренные по кернам, здесь обычно составляют 20—30°, увеличиваясь в зонах наиболее напряженной тектоники до 50—60°. В целом — это районы, где происходило формирование односторонних грабенов (наиболее характерных структур этого этапа развития) и где мощности отложений составляли 2000—4000 м. Пo мере удаления от крупных разломов этот тип дислокаций постепенно затухал, происходило выполаживание моноклиналей и уменьшение роли разрывной тектоники.

Области, где пермо-триасовый переходный комплекс имеет плащеобразный или слабоволнистый характер залегания, близкий к дислокациям чехла платформ, занимают значительные территории Северного и Южного Устюрта. Мощности отложений переходного комплекса здесь только в отдельных случаях превышают 1000—2000 м (см. рис. 5). Таким образом, для территории эпипалеозойской платформы наблюдается определенная связь между характером распределения мощностей и морфологией структур пермо-триасового комплекса, что, впрочем, вполне соответствует характеру тектоники молодых платформ в период переходного этапа их развития.

Характер распределения мощностей переходного пермо-триасового комплекса на рассматриваемой территории до сих нор не совсем ясен. В настоящее время выделяются две основные зоны развития этих отложений — Мангышлакская и Северо-Устюртская (см. рис. 5).

Мангышлакская зона наиболее мощного развития отложений пермо-триаса представляет асимметричный палеопрогиб с пологим южным и более крутым северным бортами. По северному борту прогиба проходят крупные тектонические нарушения разломного характера, по которым северо-восточная часть зоны развития пермо-триасовых отложений контактирует с Центрально-Устюртской зоной их отсутствия.

Наибольшие мощности пермо-триасовых отложений (более 8000 м), по нашему мнению, приходятся на область Каратау, где этот комплекс имеет наиболее полный разрез. По простиранию, как в восточном, так и в западном направлении, происходит постепенное уменьшение мощностей. На западе, под акваторией Каспия характер этого изменения не совсем ясен. На востоке мощности пермо-триаса прослежены по естественным выходам бурения и сейсмическими исследованиями до восточного замыкания Ассакеауданского прогиба.

Вкрест простирания мощности этих отложений сокращаются более резко. На юге развитие пермо-триасового комплекса ограничивается северным склоном Карабогазского массива, а на севере, как указывалось выше, Центрально-Устюртской зоной. Однако, несколько западнее, на п-ове Бузачи широко распространены значительные по мощности отложения переходного комплекса.

Изменение мощностей пермо-триасовых отложений в меридиональном направлении связано не только с их региональным уменьшением к бортовым пермо-триасового палеопрогиба, но и с развитием продольных разломов, по которым мощности этого комплекса изменяются весьма резко. Так, в северо-восточной части прогиба мощности изменяются от 1—2 км до нуля, где отложения срезаются крупным разломом. К северу от Каратау наблюдается аналогичная картина. Здесь мощности пермо-триаса резко изменяются по разлому от 6—7 до 4—5 км. Резкое изменение мощностей у крупных разломов наблюдается на южном борту этого прогиба (см. рис. 5).

В пределах Северного Устюрта мощности пермо-триасового комплекса значительно уменьшены сравнительно с мощностями этих же отложений на Мангышлаке. Зона наибольших мощностей здесь, видимо, совпадает с наиболее прогнутыми частями Косбулакского, Самского и Бинеуского прогибов Северного Устюрта и Барса-Кельмесского прогиба Восточного Устюрта. Мощности этих отложений здесь, очевидно, достигают 2000—3000 м. Как уже указывалось, характер отложений этого комплекса в пределах Северного и Восточного Устюрта значительно отличается от мангышлакского типа пермо-триаса. Отличен также и характер мощностей и их изменение по площади. В пределах этой территории не наблюдается столь резких градиентов мощностей, как на Мангышлаке. Общее более спокойное распределение мощностей соответствует более спокойной тектонике этой территории.

На самом востоке рассматриваемой территории, в пределах северо-западной части Дарьялык-Дауданского прогиба и Сарыкамышской седловины выделяется область, где характер развития пермо-триасовых отложений по площади настолько сложен и своеобразен, что выделить сплошные области их развития не представляется возможным. Здесь в пределах одних и тех же локальных поднятий под юрскими породами одни скважины вскрывают сравнительно мощные и дислоцированные пестроцветные отложения, относимые к пермо-триасу, а другие — различные по составу более древние отложения фундамента. Таким образом, здесь отложения переходного комплекса залегают, по всей вероятности, в небольших грабенах, которые осложняют строение фундамента этой территории. Выделить эти грабены в настоящее время не представляется возможным.

Заканчивая краткое описание распределения мощностей отложений переходного пермо-триасового комплекса, необходимо отметить, что материалы бурения и отчасти сейсмических исследований позволили значительно уточнить и расширить границы областей, где эти отложения отсутствуют. Это в первую очередь относится к Центральному Устюрту. Здесь в связи с новыми данными, полученными в результате бурения Коскалинской и Курлукской скважин, значительно расширяется область отсутствия пермо-триаса. Аналогичная картина характерна и для районов Северного Приаралья. По-новому рассматривается с этой точки зрения территория Дарьялык-Дауданского прогиба и Сарыкамышской седловины, где выявлено своеобразное локально-грабенное распространение пермо-триаса, причем не исключено, что этот тип будет представлен более широко и в пределах других территорий (рис. 6).

В общем следует заметить, что характер отложений переходного комплекса, отмечаемого ранее рядом исследователей, в целом подтверждается, хотя в ряде случаев в имевшиеся ранее представления внесены существенные уточнения.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: