Костёнковские стоянки

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Костёнковские стоянки

22.07.2021

Костёнковско-борщёвский комплекс стоянок каменного века — палеолитические стоянки древнего человека, обнаруженные в районе сёл Костёнки и Борщёво в Хохольском районе Воронежской области. Памятники ориньякской культуры сосредоточены здесь на очень небольшой территории: более 60 стоянок древнего каменного века — стоянки Костёнки-I—XXI, Борщёво-I—V (в том числе 10 многослойных) занимают площадь 30 км². Для их изучения и сохранения в 1991 году филиал «Костёнки» Воронежского краеведческого музея был преобразован в Государственный археологический музей-заповедник «Костёнки».

История раскопок

О нахождении древностей в районе Костёнок упоминает С. Г. Гмелин в «Путешествии по России» (1768), хотя останки мамонтов находили здесь и ранее, на что указывает само название населённого пункта. Сопровождавший в 1703 году Петра I на юг России голландец де Бруин, к примеру, пишет:

«В местности, в которой мы были, к великому удивлению нашему, нашли мы много слоновых зубов, из которых я сохранил один у себя, ради любопытства, но не могу понять, каким образом зубы эти могли попасть сюда. Правда, государь рассказывал нам, что Александр Великий, проходя этой рекой, как уверяют некоторые историки, доходил до небольшого городка Костенка, находящегося верстах в восьми отсюда, и что очень могло быть, что в то самое время пало тут несколько слонов, остатки которых и находятся здесь ещё и поныне».

Стоянка «Костёнки-1» была обнаружена в 1879 году русским археологом Иваном Поляковым. Целью раскопок 1881 и 1915 годах (в значительной степени бессистемных) был поиск каменных орудий труда. Планомерное исследование костёнковских памятников начато в 1920-е годы.

Наиболее значимыми работами в Костёнках руководил П. П. Ефименко. В 1930-е годы этим учёным было вскрыто законсервированное ныне жилище из костей мамонта (размеры 36×15 метров, возраст около 20 тысяч лет). На территории жилища имеется 12 ям, которые использовались как костехранилища. Другие жилища костенковцев вытянуты в длину; по продольной оси расположен ряд очагов.

Ко второй половине XX века стало ясно, что Костёнки не представляют собой одного поселения, поэтому в научной литературе нередко можно встретить числительное после названия стоянки, самые известные из которых «Костёнки-12» и «Костёнки-14» (Маркина гора).

«Костёнки-1» (стоянка Полякова) имеют много общего с верхним слоем Авдеевской стоянки в Курской области. Костёнки 1/1, Костёнки 4/II (Александровская стоянка), Костёнки 8/2, Костёнки 21/3 относят вместе со стоянками Пушкари 1, Борщёво 1, Буран-Кая, Хотылёво 2, Гагарино, Зарайск, Виллендорф, Дольни-Вестонице, Пршедмости, Павлов, Авдеево, Петржковице и Бердыж к восточной граветтской культуре. Костёнки 2, Костёнки 3, Костёнки 11-Iа и Костёнки 19 объединяют в замятнинскую культуру. Костёнки 1 слой 2, Костёнки 1 слой 3, Костёнки 6 (Стрелецкая), Костёнки 11 (Аносовка 2), Костёнки 12 слой 3 относятся к стоянкам селетоидного круга. По памятнику Костёнки VIII (2-й слой) (Тельманская стоянка) названа тельманская культура.

В верхнем слое верхнепалеолитической стоянки Костёнки 1 (комплекс № 2), характеризующемся индустрией граветтской культуры (22—24 тыс. л. н.), Н. Д. Прасловым было найдено шестое левое ребро мамонта с застрявшей в нём острийной частью кремнёвого наконечника. На стоянке Костёнки 14 в слое, залегающем ниже «горизонта в вулканическом пепле», связанного с извержением одной из вулканических систем в районе Неаполитанского залива около 40 тыс. лет до н. э., найден фрагмент второго левого ребра мамонта с засевшим в нём наконечником, сделанным из бивня мамонта.

Костёнковская археологическая экспедиция ведёт работы на стоянках: Костёнки 14 (Маркина гора), Костёнки 6 (Стрелецкая), Костёнки 15 (Городцовская), Костёнки 16 (Углянка), Костёнки 17 (Спицынская), Костёнки 21 (Гмелинская). На стоянке Костёнки 17 найдены сверлёные подвески, изготовленные из клыков песца, каменных галек и белемнитов с использованием технологии биконического сверления (подвески сверлили с двух сторон). Специфические технико-типологические характеристики кремнёвого инвентаря Костёнок 17 культурного слоя II послужили основанием для выделения спицынской археологической культуры.

Материальная культура

На первой исследованной стоянке (Костёнки-1) обнаружено десять «костёнковских венер»: каменные или костяные фигурки обнажённых женщин с увеличенными объёмами живота, груди, бёдер. Уникальными являются и такие находки, как, например, кусочки красящих веществ, позволяющие предположить, что костёнковцы использовали древесный уголь и мергелистые породы для получения черной и белой красок, а найденные в природе железистые конкреции после обработки их в костре давали темно-красные и охристые тона красителей. Там же нашли обожженную глину — возможно, ее применяли для обмазки выпечных ям. Стоянки состояли из шалашей, основами которых служили кости мамонта. Встречаются два типа жилищ. Сооружения первого типа — большие, вытянутые, с очагами, расположенными по продольной оси, как вскрытое в 1930-х годах Петром Ефименко наземное жилище размером 36 метров в длину и 15 метров в ширину, с четырьмя землянками, 12 ямами-кладовыми, различными западинами и ямками, которые использовались как хранилища. Жилища второго типа были круглыми, с очагом, расположенным в центре. Для строительства использовались земляные насыпи, кости мамонта, дерево и шкуры животных.

Найденные целые скелеты волка и песца свидетельствуют о том, что древние охотники снимали шкуры и меха животных для изготовления одежды. Это подтверждают и костяные орудия для обработки шкур и выделки размягченной кожи: лощила, струги, шилья и разного рода острия, предметы для разглаживания швов одежды. В качестве ниток использовались сухожилия животных.

— Светлана Демещенко, Государственный Эрмитаж

Кроме мамонтов, волков и песцов в Костёнках были найдены кости зайцев, сусликов, сурков, бобров, слепышей, хомяков, степной и жёлтой пеструшки, водяной крысы, слепушонка, полёвки обыкновенной, полёвки-экономки, большого тушканчика, псовых, корсака, лис, медведей, росомах, пещерных львов, лошадей, плейстоценового осла, шерстистого носорога, кабана, благородного, северного и гигантского оленей, лося, косули, бизона, быка, сайги, птиц, рыб и моллюсков.

Найдены также остатки бытовых объектов, орудия труда, типичные для позднего палеолита украшения: налобные обручи, браслеты, фигурные подвески, миниатюрные (до 1 сантиметра) нашивки для головных уборов и одежды, фрагменты мелкой пластики, морские ракушки с берегов Черного моря.

Человеческие останки

В 1950-е годы в течение трёх полевых сезонов в Костёнках открыли четыре верхнепалеолитических погребения. В 1983 году была сделана ещё одна находка. Таким образом, о населении Среднего Дона учёные судят по находкам из пяти погребений: молодого мужчины из Костёнок-14, пожилого мужчины из Костёнок-2 (стоянка Замятнина), двух детей из Костёнок-15 (Городцовская стоянка) и Костёнок-18, новорожденного мальчика со Костёнки-12 (Волковская). Погребения Костёнки-2 и Костёнки-15 относятся к костёнковско-городцовской культуре, погребение Костёнки-18 (21020 ± 180 л. н.) принадлежит костёнковско-авдеевской культуре. Погребение Костёнки-14 с Маркиной горы относится к неизвестной культурной традиции. В Костенках-2 труп был в сидячем положении и для него выстроли целый дом.

Останки человека со стоянки Костёнки-14 (37 тыс. л. н.) были реконструированы М. М. Герасимовым, собственноручно участвовавшим в раскопках. По антропологическим показателям он напоминает современных папуасов. Его отличал невысокий рост (160 см), узкое лицо, широкий нос, прогнатизм. Однако позднее население стоянки имеет уже кроманьоидный облик.

Скелет из Маркиной Горы (Костёнки 14), датированный возрастом 37 тыс. лет, был исследован на митохондриальную и Y-хромосомную ДНК. У него обнаружилась митохондриальная гаплогруппа U2 (сейчас эта гаплогруппа распространена в основном в Северной Индии и Прикамье) и Y-хромосомная гаплогруппа C1b-F1370 (субклад C1b1-K281>Z33130>Z33130*). У образца Костёнки 12, датированного возрастом 32 тыс. лет, определена ветвь C1-F3393>F3393* Y-хромосомной гаплогруппы C и митохондриальная гаплогруппа U2.

В. П. Якимов обнаруживал сходство метрических данных и контуров мозгового отдела черепа Костёнки-15 с черепом Пршедмости II из Моравии. Для черепа Костёнки-2 Г. Ф. Дебец отмечал дисгармоническое сочетание длинного черепа и широкого лица. Длинные кости до сих были практически не изучены, так как не извлечены из монолита. Архаическими особенностями обладает плохо сохранившийся детский череп Костёнки-18. Посткраниальный скелет (части скелета, кроме черепа) новорожденного мальчика из погребения на стоянке Костёнки-12, открытого М. В. Аниковичем в 1983 году отличался от скелетов современных новорожденных значительно более высоким значением локте-плечевого указателя.

Г. Ф. Дебец считал, что черепа из Костёнок относятся к трём расам — собственно кроманьонской (Костёнки-2 и Костёнки-18), брно-пршедмостской (Костёнки-15) и гримальдийской (Костёнки-14) и что эти находки отражают участие в формировании верхнепалеолитического населения Русской равнины древних форм современных рас. В. В. Бунак считал череп Костёнки-14 и черепа «негроидов» Гримальди резко уклоняющимися формами.

Маленький объём мозговой капсулы черепа из Костёнок-14 говорит об инородности данной находки среди других верхнепалеолитических неоантропов. Особенности телосложения человека из Костёнок-14 прямо противоположны и особенностям человека из Сунгиря, отличающегося брахиморфией, большим ростом, большим условным показателем объёма и высоким отношением массы тела к его поверхности. Возможно, находка человека на Маркиной горе представляет собой свидетельство раннего проникновения на Русскую равнину представителя популяции, не приспособленной к жизни даже в тёплых условиях межледниковья.

На Тельманской стоянке (Костёнки 8) выявлен, возможно, самый ранний случай символической трепанации черепа.

Новая датировка

Предположительный возраст ископаемых останков относится к периоду, когда в этих краях господствовала приледниковая тундра. До последнего времени считалось, что нижние слои датируются 32 тыс. лет до нашего времени. Палеомагнитное и радиоуглеродное исследование найденного в этих слоях вулканического пепла позволяет предположить, что он был занесён после катастрофического извержения на Флегрейских полях 39 600 лет назад. Таким образом, возраст древнейшего слоя стоянки может составлять 40—42 тыс. лет. Приблизительное время появления в Европе современного человека (кроманьонца) — 45 тыс. лет назад. Согласно данным палеомагнитного анализа на Костёнках-12 в отложениях, залегающих непосредственно под пеплом, фиксируется палеомагнитный экскурс Лашамп—Каргаполово, возраст которого колеблется в пределах 38—45 тысяч лет назад. На стоянке Костёнки-12 для верхней части подстилающей культурный слой V толщи серо-палевого суглинка имеется дата 52—50 тыс. лет назад.

Археологический памятник Костёнки-12 содержит древнейшие известные культурные слои региона (слой Ve палеолита, слой IVe верхнего палеолита, слой IIIe костёнковско-стрелецкой культуры ранней фазы), датируемые ранней частью морской изотопной стадии MIS 3 или, в хронометрическом выражении, 54—42 тыс. лет назад. Новые данные из Костёнки-12 показывают, что восточноевропейский верхний палеолит начался ~45 тыс. лет назад. Стратиграфия имеет сходство со стратиграфией Борщёво-5. Самый нижний палеолитический слой V и палеопочва D, характеризующиеся доминированием вяза, коррелируют со второй половиной оптимума интерстадиала Глинде (Glinde), пришедшегося на 51—48 тыс. л. н., что соответствует осцилляции Дансгора — Эшгера (DO) 14. Наиболее ранние верхнепалеолитические слои IV и палеопочва B, характеризующиеся сосуществованием вязовых лесов и болот, начали формироваться во второй половине оптимума интерстадиала Моершуфд (Moershoofd), пришедшегося на 46—44 тыс. л. н., коррелируя с DO 12. Палеопочва А и слой III (костёнковско-стрелецкая культура) начали формироваться после резкого спада интерстадиала Моершуфд ~43,5 тыс. л. н., в нестабильных условиях (степь с преобладанием лошадей и поздняя еловая лесотундра с преобладанием оленей). Даты инфракрасной стимулируемой люминесценции (IRSL)/оптически стимулируемой люминесценции (OSL) для осадочных отложений непосредственно под слоем V образца UIC-917 (50,52±4,38, 51,33±4,95 и 52,44±3,85 тыс. л. н.) совпадают с возрастом интерстадиала Глинде-палеопочвы D и осадочных отложений непосредственно под ней, тогда как возраст образца UIC-945 (44,15±0,78, 44,65±3,8, 45,2±3,26 тыс. л. н.) соответствует интерстадиалу Моершуфд.

Значение

Доктор исторических наук Михаил Аникович, исследователь Костёнок-12, указывает на всемирное значение этого уникального археологического памятника:

здесь, на участке донского берега, протяженностью около десяти километров, сосредоточено свыше шестидесяти стоянок древнего каменного века — верхнего палеолита. Этот уголок земли уникален: он как бы в миниатюре отражает картину развития всей Европы в период, примерно, от 45 до 15 тысяч лет назад. <…> Костёнковская округа — этот маленький «пятачок» площадью около тридцати квадратных километров — представляет собой один огромный памятник ВСЕМИРНОГО значения.

М. Аникович на основании результатов своей экспедиции утверждает, что бытовавшая долгое время концепция эволюции неандертальца в кроманьонца несостоятельна:

Мы обнаружили, что нигде в Европе не прослеживается эволюция от среднего палеолита (периода неандертальского человека) к верхнему (периоду кроманьонцев). Верхний палеолит был занесен в Европу извне. Наши раскопки подтвердили, что верхний палеолит не мог прийти на средний Дон с юга или юго-запада. И с Кавказа тоже не мог.

Средний Дон Аникович считает местом аккультурации и ассимиляции представителей мустьерской и верхнепалеолитической культур, объясняя плодотворность этого контакта тем, что ни те, ни другие не были тут автохтонами:

неандертальцы, принесшие на Средний Дон свои традиции и преобразовавшие их здесь под влиянием homo sapiens, пришли из Крыма. Видимо, какая-то часть их, по неизвестной причине, оказалась вытеснена с исторической родины и мигрировала на север. На Среднем Дону произошла «встреча» этих потоков переселенцев. Именно тут, на земле, одинаково чужой для тех и других, между ними возник некий симбиоз. Но вот откуда взялись люди, принесшие в Европу древнейшую высокоразвитую культуру верхнего палеолита — на этот вопрос трудно ответить достоверно..

По обнаруженным в Костёнках останкам антрополог Михаил Герасимов создал скульптурный портрет человека эпохи палеолита, ставший каноническим и обошедший все учебники и энциклопедии мира.

Представленные археологические культуры

  • Виллендорф-костёнковская культура
  • Костёнковско-авдеевская культура
  • Костёнковско-стрелецкая культура

Музей

Музейным достоянием костёнковские находки начали становиться ещё при Петре Великом, распорядившемся в 1717 году "в Костенску и в других городах и уездах губернии приискивать великих костей как человеческих, так и слоновых и всяких других необыкновенных". Эти находки помещались в Кунсткамеру Санкт-Петербурга.

Многие найденные здесь ценные артефакты поступали в другие музеи, в том числе в Государственный Эрмитаж (например, Костёнковские венеры).

В 1979 году было достроено современное здание археологического музея-заповедника «Костёнки». По словам его директора Виктора Попова, "Музей археологии – по сути саркофаг, полностью накрывающий древнюю стоянку, – построенный ещё при советской власти, был и остаётся единственным в мире. Просто ни в одном другом месте жилище homo sapiens не сохранилось в таком первозданном виде, как в Костёнках."


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: