Тайц, Макс Аркадьевич

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Тайц, Макс Аркадьевич

02.03.2021

Макс Аркадьевич Тайц (1904—1980) — учёный в области аэродинамики, теории реактивных двигателей и лётных испытаний воздушных судов, один из заместителей начальника Лётно-исследовательского института (1956—1974), доктор технических наук (1955), профессор (1957), дважды лауреат Сталинской премии (1949 и 1953), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1961).

Биография

Ранние годы

Родился 21 января 1904 года в Варшаве. В 1915 году семья Тайцев бежала от войны в Москву, где Макс вместе с младшим братом учился в частной гимназии Соколова-Коробова на Садово-Триумфальной (в советское время переименованной в школу № 81). Образование по окончании школы продолжил на механическом факультете Московского высшего технического училища. Параллельно с учёбой зарабатывал на жизнь переплётчиком и корректором в ряде издательств Москвы. Обучаясь на последнем курсе МВТУ начал работать старшим техником в НИИ ВВС, проходил лётную практику в Севастополе.

В 1925 году женился на студентке МГУ Ираиде Зеест (ставшей впоследствии известным советским археологом). В 1929 году успешно окончил МВТУ и был направлен на работу в ЦАГИ.

Научная и инженерная деятельность

Работа в Центральном аэрогидродинамическом институте

Работал вместе с В. С. Ведровым в Секции летных исследований ЦАГИ, которой руководил А. В. Чесалов. Первую благодарность руководства получил за участие в испытаниях самолёта ТБ-5, которые проводил М. М. Громов. В 1932 году один из испытательных полётов отметился аварийной ситуацией, вот как вспоминал об этом Михаил Громов:

… мне пришлось выполнить последний испытательный полет …, решивший судьбу четырехмоторного бомбардировщика Григоровича. Самолет … представлял собой моноплан с высоким расположением крыльев. С каждой стороны под крылом находилось по два мотора, расположенных тандемом … Перегородка отделяла переднюю кабину от хвостовой части. Два пилотских места. На одном разместился я, на другом — штурман, записывавший показания приборов. В хвостовой части были двое — Макс Аркадьевич Тайц и Александр Васильевич Чесалов, ставшие впоследствии крупными учеными. В турели на хвосте находился инженер Даниил Степанович Зосим. … Мы взлетели с Центрального аэродрома и, постепенно набирая высоту, облетели Москву с юга, дойдя до её юго-западных окраин. Определив потолок, начали спуск … Когда полет совершался уже над южной окраиной Москвы на высоте примерно пятисот метров, я вдруг услышал душераздирающий крик механика: «Михал Михалыч, пожар! Горим!». Оглянулся влево назад и увидел, что задний мотор нашего ТБ-5 объят пламенем. Мы над границей аэродрома. Выключаю моторы. Приземляемся. Схожу на землю, и, о чудо, — мотор застрял на шасси и не зажал колеса. Никто не убит! Какая радость! Но бледный Макс Аркадьевич Тайц мне сообщает, что, когда отвалился мотор, Александр Васильевич Чесалов выпрыгнул с парашютом. Мы видели, что парашют раскрылся. Чесалов приземлился благополучно.

В 1934—1937 годах работал в технической комиссии по подготовке рекордных полётов на дальность самолёта АНТ-25. Сыграл большую роль в подготовке самолёта к перелёту экипажа Валерия Чкалова в США и планированию этого полёта. Л. Л. Селяков в своих воспоминаниях отметил:

Интересно напомнить, что это Макс Аркадьевич Тайц порекомендовал Андрею Николаевичу Туполеву, с целью улучшения аэродинамики, обшить крыло самолета АНТ-25 поверх гофра полотном, что и было выполнено. Самолет прибавил 1000 км дальности.

Тайц участвовал также в подготовке рекордного перелёта экипажа М. М. Громова в США. За эту работу был награждён первым орденом Трудового Красного Знамени. Был одним из большого коллектива авторов «Справочника авиаконструктора», опубликованного ЦАГИ в 1937 году.

В 1930-х годах совместно с А. И. Макаревским провёл комплекс работ по созданию измерительной аппаратуры и методов лётных исследований для оценки прочности авиационных конструкций, распределений давления по несущим поверхностям, оптических методов измерения деформаций конструкции.

В 1938 году, после ареста его старшего брата (Давида), не дожидаясь ареста, сам уволился из ЦАГИ и устроился работать инженером-редактором в Государственной научной библиотеке НКТП, где редактировал статьи по авиационной тематике в журнале «Новости технической литературы», а в 1939 году смог перейти на работу в качестве декана факультета теоретической механики Всесоюзной промышленной академии. Однако, в 1940 году его посетила делегация ЦАГИ с приглашением вернуться на работу туда в качестве начальника группы.

Работа в Лётно-исследовательском институте

Вместе с А. В. Чесаловым, В. С. Ведровым и Г. С. Калачёвым входил в число инициаторов создания в 1941 году ЛИИ на базе Секции летных исследований (СЛИ) ЦАГИ, которой руководил А. В. Чесалов. В отличие от активно работавшего уже тогда НИИ ВВС, главной задачей которого были государственные лётные испытания самолётов, ЛИИ должен был возглавить опережающие лётные исследования, необходимые разработчикам и изготовителям авиационной техники. Работу в ЛИИ начал в должности начальника лаборатории № 2 — исполняющего обязанности заместителя начальника института по науке.

В годы войны руководил эвакуацией научной части института в Новосибирск, а затем возглавил на Московской и Новосибирской базах института научные и летно-испытательные работы в области повышения максимальной скорости полёта, расширения маневренных возможностей, уменьшения расхода топлива серийных истребителей и бомбардировщиков, поставляемых на фронт. В этот период под его научным руководством были выполнены лётные испытания для оперативного улучшения лётно-технических и эксплуатационных характеристик боевых самолётов.

Одновременно с работой в помощь фронту руководил созданием опубликованного в 1944 году второго тома «Руководства для конструкторов» (РДК, выпускавшегося ЦАГИ), посвященного методам лётных испытаний.

В 1944 году руководство НКАП СССР, зная Тайца как выдающегося ученого, владеющего немецким языком, направило его руководителем технической группы на полигон Пенемюнде (Германия), где испытывались самолёты-снаряды ФАУ-1 и баллистические ракеты ФАУ-2. Ветераны ЛИИ вспоминали:

Интересно отметить, что советская техническая группа остановилась ночевать в расположенном недалеко от полигона замке, хозяйка которого была очень испугана вторжением русских, ожидая от них, очевидно, чего-то варварского и непотребного. Однако, когда Макс Аркадьевич обратился к ней на изысканном немецком языке, она буквально потеряла дар речи.

В 1945—1947 годах вместе с А. В. Чесаловым выступил инициатором создания первых летающих лабораторий ЛИИ на базе самолёта Ту-2 для испытаний реактивных двигателей. Тайцем была разработана теория подобия для авиационных турбореактивных двигателей (ТРД), позволяющая по результатам лётных испытаний двигателей при случайных сочетаниях внешних факторов определять характеристики ТРД для заданных, в том числе стандартных, условий полёта

Руководил лётными исследованиями и испытаниями отечественных реактивных истребителей МиГ-9, МиГ-15, МиГ-19, Су-9 и др. Результаты этих работ и вклад в развитие теории и методов лётных испытаний был отмечены Сталинской премией 3 степени за 1949 год.

В конце 1940-х годов (во вторую волну гонений на евреев) также как и Марк Галлай был уволен из института. Позднее, в связи с работами по созданию беспилотной реактивной и ракетной техники и созданием в ЛИИ (в 1952 году) профильного подразделения (комплекса № 7) для проведения исследований в этом направлении, был вновь приглашен в ЛИИ для развёртывания указанных работ совместно с будущим начальником института В. В. Уткиным и А. М. Знаменской. Был назначен заместителем начальника комплекса № 7 В. В. Уткина.

Сыграл важную роль в создании отечественных беспилотных крылатых снарядов (КС) в части их лётных испытаний и отработки систем автоматического управления, начиная с противокорабельной крылатой ракеты КС-1, испытаниями которой он руководил от ЛИИ.

В процессе испытаний выяснилось, к примеру, что при переходе на самонаведение снаряд постепенно-постепенно стал отклоняться и уходить от цели. Почему-то в системе наведения накапливалась ошибка. Заместитель начальника ЛИИ Макс Аркадьевич Тайц, регулярно бывавший на испытаниях КС в Багерове с самого их начала, привлек к этой работе своего молодого аспиранта Е. Н. Арсеньева. Итогом его настойчивой трехмесячной работы стало основательное изменение алгоритма управления, в который вкралась ошибка. За участие в этой работе М. А. Тайц был удостоен Сталинской премии, а Евгений Николаевич Арсеньев — ордена «Знак почета».

В 1956 году по настоянию тогдашнего начальника ЛИИ Н. С. Строева был назначен его заместителем, хотя многие в руководстве отрасли противились этому из-за национальности Тайца, его нежелания вступать в партию и родственников (как репрессированных в 1930-х годах, так и проживающих за границей).

Был инициатором и основным руководителем создания советской системы сертификации гражданских самолётов и вертолётов. Эта работа велась в конце 1960-х годов для подготовки к вступлению СССР в ИКАО. Вот как вспоминал об этом А. Д. Миронов:

Нужно сказать, что инициатором вступления СССР в ИКАО был знаменитый Макс Аркадьевич Тайц, много лет бывший замом начальника ЛИИ по науке. Именно он начал ставить вопрос перед министром и министерством о необходимости вступления в ИКАО, доказывая важность взаимной координации технических требований к авиационным средствам. В течение 3-4 лет Тайцу удалось убедить руководство МАПа, что это нужно делать.

Головной организацией в СССР по сертификации гражданской авиационной техники был определён ЛИИ, а непосредственное руководство работами осуществлял именно Тайц. В частности, он организовал проведение в 1970 году совместного советско-французского симпозиума по вопросам нормирования лётной годности и сертификации самолётов. В числе руководителей и участников работ были также Н. С. Строев, В. В. Уткин, А. Д. Миронов, В. В. Косточкин, В. И. Бочаров и др. Совместно с организациями МАП и МГА были разработаны и внедрены первые отечественные нормы лётной годности самолётов (НЛГС-1, позднее НЛГС-2 и −3), вертолётов (НЛГВ-1 и −2) и процедуры сертификации по этим нормам.

В период с 1960 по 1970 годы руководил работами ЛИИ в рамках создания единой государственной системы автоматического управления воздушным движением, навигацией и посадкой военных и гражданских самолётов (система «Полёт»). С использованием накопленного в этих работах научно-технического задела позднее был создан пилотажно-навигационный комплекс «Купол», испытаниями которого в ЛИИ также руководил Тайц. За большие личные заслуги в области автоматизации управления самолётами награждён в 1966 году вторым орденом Ленина.

Подготовка научных и инженерных кадров

В разное время преподавал в МВТУ (1938—1940), МАИ, МАТИ (1940—1941) и МФТИ (1955—1980). C 1965 по 1974 годы заведовал кафедрой автометрии на Факультете аэромеханики и летательной техники (ФАЛТ) МФТИ.

Смерть

Макс Аркадьевич Тайц умер 23 июля 1980 года, похоронен в Жуковском на Быковском кладбище.

Семья

Отец — Тайц, Ицхок-Аарон (Исаак-Аркадий) Захарович (1868—1935), уроженец Ковно (Литва, Российская империя), коммивояжёр (возил образцы железных и скобяных товаров по городам России и за рубежом).

Мать — Тайц (Виленчук), Сара Мовшевна (Софья Моисеевна) (1874—1951), уроженка предместья Ковно (Литва).

Был женат (1925—1980), жена — Зеест, Ираида Борисовна (1902—1981), уроженка Санкт-Петербурга (Российская империя), окончила филологический факультет Московского государственного университета, доктор исторических наук, работала в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и в Институте археологии Академии наук СССР.

Дочери: Хмелевская (Тайц), Ирина Максовна (1932 года рождения) и Флорковская (Тайц), Елена Максовна (1940 года рождения).

Награды и звания

  • Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1961)
  • Лауреат Сталинской премии 3 степени — 1949 год, за испытания первых отечественных реактивных истребителей (МиГ-9 и др.) и вклад в развитие теории и методов лётных испытаний
  • Лауреат Сталинской премии 2 степени — 1953 год, за испытания первых отечественных крылатых ракет
  • Награждён:двумя орденами Ленина (1944 и 1966 годы), орденом Октябрьской Революции, орденом Отечественной войны I степени (1945), тремя орденами Трудового Красного Знамени, медалью «За оборону Москвы» (1944 год), медалью «В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970 год), медалью «Ветеран труда», золотой медалью ВДНХ СССР

Память

  • На главном административном корпусе ЛИИ им. М. М. Громова, где работал М. А. Тайц, установлена мемориальная доска с его бронзовым барельефом

Библиография

Совместно с В. С. Ведровым Тайц написал известный в авиационных кругах учебник по лётным испытаниям самолётов:

  • В. С. Ведров, М. А. Тайц. Летные испытания самолетов : Учебное пособие для авиационных ВУЗов. — Москва: Оборонгиз, 1951. — 484 с.

В качестве одного из авторов Тайц внёс заметный вклад в создание «Справочной библиотеки авиационного инженера-испытателя», включающей около полутора десятков монографий по разным научно-методическим аспектам лётных испытаний самолётов и вертолётов. В этой серии им написана книга, увидевшая свет уже после смерти автора:

  • М. А. Тайц. Теоретические основы методов определения в полете летных характеристик самолетов : Применение теории подобия / М. А. Тайц. — Москва: Машиностроение, 1983. — 128 с. — (Справочная библиотека авиационного инженера-испытателя : Летные испытания самолетов и вертолетов).

В числе других научно-технических публикаций Тайца:

  • Б. Н. Егоров, М. А. Тайц. Снятие поляры и характеристик винтов многомоторного самолёта в полёте // Технические заметки ЦАГИ : журнал. — ЦАГИ, 1935. — № 66. — С. 1-14.
  • В. С. Ведров, В. П. Горский, М. А. Тайц. Сравнение результатов исследований 5 самолётов в полёте и их моделей в аэродинамических трубах // Труды ЦАГИ : журнал. — ЦАГИ, 1935. — № 214.
  • М. А. Тайц. Определение поляры самолёта в полёте // Техника воздушного флота : журнал. — ЦАГИ, 1935. — № 6. — С. 349—361.
  • Справочник авиаконструктора. — Москва: ЦАГИ, 1937. — Т. I. — 512 с. — 7000 экз.
  • Г. С. Калачев, И. В. Остославский, М. А. Тайц. Некоторые вопросы компоновки скоростных самолётов // Труды ЛИИ : журнал. — ЛИИ, 1945.
  • В. С. Ведров, В. П. Смирнов, М. А. Тайц. Исследования продольных автоколебаний самолёта с необратимым гидроусилителем в системе управления // Труды ЛИИ : журнал. — ЛИИ, 1956. — № 65.
  • М. А. Тайц, Е. П. Новодворский, В. А. Якобе, В. М. Сиволап, Л. М. Бондаренко и др. Результаты летных испытаний экспериментального комплекса бортового оборудования "Полоса-18" на самолёте Ил-18 : научно-технический отчёт. — ЛИИ, 1968. — № 444—67.
  • М. А. Тайц, О. А. Богомягков, М. И. Мазурский. О работе советско-французского симпозиума по сертификации гражданской авиатехники : научно-технический отчёт. — ЛИИ, 1970. — № 615—70-II.
  • М. А. Тайц, М. И. Мазурский. Разработка перспективы совершенствования норм летной годности и методов определения соответствия // Труды Всесоюзной научно-технической конференции по нормам летной годности : сборник. — ГосНИИ ГА, 1978.
  • М. А. Тайц. Деятельность Ю. А. Победоносцева в области лётных исследований самолётов // Из истории авиации и космонавтики : сборник. — Секция истории авиации и космонавтики Института истории естествознания и техники АН СССР, 1980. — № 42. — С. 90—92.
  • А. Д. Миронов, Н. С. Строев, М. А. Тайц и др. Лётные исследования // Развитие авиационной науки и техники в СССР: историко-технические очерки / Гл. ред. И. Ф. Образцов. — Москва: Наука : АН СССР, 1980. — 496 с. — ISBN 9780012855360.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: