Ковылина, Елена Евгеньевна

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Ковылина, Елена Евгеньевна

17.12.2020

Елена Евгеньевна Ковылина (род. 22 ноября 1971, Москва) — российская художница.

Работает в технике перформанса, акционизма и видео. С 1999 года — член Союза художников России. Лауреат государственной премии «Инновация» (2006), Государственной премии Российской Академии Художеств «Против течения» (2014), Лауреат Государственной премии РАХ (2015).

Биография

Родилась 22 ноября 1971 года в Москве. С раннего детства знала, что хочет стать художницей. Ходила в детскую изостудию В. А. Богданова. С 1988 по 1991 годы училась в Московском государственном академическом художественном училище памяти 1905 года (живописно-педагогический факультет), потом поступила в МГХИ им. Сурикова, также на факультет живописи. С 1996 по 1998 годы училась в частной школе современного искусства в Цюрихе F+F School for Art and Media Design Zurich (инсталляция, перформанс, видео, объект). Во время своей учёбы в Цюрихе много путешествовала, ходила по музеям, выставкам, занималась экспериментами в области новых медиа.В 1999 году окончила курс «Новые Художественные стратегии» ИПСИ (Москва). В 2003 году получила диплом факультета медиа арт Университета Искусств Берлина (Udk Berlin), где училась у классика немецкого искусства профессора Ребекки Хорн. В 2012 году организовала совместно с художником и директором Государственной Галерее на Солянке Федором Павловым-Андреевичем первую в Москве школу перформанса PYRFYR (в данный момент не работает), став её художественным руководителем. В 2014 году получила диплом магистра искусствоведения в Российском Государственном Гуманитарном Университете (направление «Визуальные коммуникации», тема научной работы — специфика образа в искусстве перформанса XXI столетия. С 2015 года ведёт независимые авторские воркшопы по перформансу и развитию личности.

Барбара Полла, галерист, писательница и политик занимается продажей работ Ковылиной, которые выставляются в Analix Forever Gallery (Швейцария, Женева), в западных странах. В России коллекцию из 30-ти видеоработ приобрел Фонд Виктория. Работы художницы также хранятся в собраниях: Fondazione Sandretto Re Rebaudengo, Турин; Centro Videoinsight, Турин; National Museum of Woman in the Arts, Вашингтон; Фонд «Современный город», Москва; Московский музей современного искусства, в частных собраниях (Виктора Бондаренко и других).Ковылина участвовала в крупнейших международных арт-форумах — Венецианской биеннале, европейской странствующей биеннале «Манифеста», Сиднейской биеннале, биеннале в Шардже. Является обладательницей множества международных грантов.

Несколько лет посвятила проекту благотворительного общества «Комитет „Красная обитель“» и работе в Театре беспризорной молодежи.

В 2019 году совместно с учёным Инной Яковлевой основала фонд «Искусство в Науке». Фонд содействует развитию инновационных проектов в области экспериментального искусства и экспериментальной науки. Основной задачей фонда является поддержка междисциплинарных проектов: исследований в области сайнс-арта, научных изобретений и технологий, которые раздвигают границы восприятия и расширяют академический опыт. Фонд занимается выставочной, образовательной и исследовательской деятельностью.

В декабре 2019 года Ковылина назначены куратором галереи Ходынка, входящей в Объединение «Выставочные Залы» при департаменте культуры г. Москвы.

На данный момент у Елены есть трое детей.

Творчество

Ковылина стала пробовать себя в перформансах ещё в середине 1990-х годов. В первых перформансах она проверяла на прочность свое тело и чувства зрителя. Ковылина уплывала в открытое море в лодке без весел, вставала с петлей на шее на стул и просила зрителей выбить его из-под ног, выпивала в галерее литр водки под военные песни, а также заявляла, что намерена выстрелить в куратора Марата Гельмана, повторив атаку Валери Соланас на Энди Уорхола. Перформансы Елены Ковылиной известны своим непримиримым радикализмом. Работы Ковылиной экспонировались по всему миру — США, Албания, ОАЭ, Швеция, Финляндия, Австралия, Чехия. Содержанием перформансов и медиаинсталляций оказывается государственная политика, острые социальные и общественные вопросы, такие как тема идентичности или равенства, которые она подвергает иронии. Её акции выступают в качестве острой сатиры на актуальные российские и мировые проблемы.


Считающаяся одной из самых ярких художниц 2000-х годов Елена Ковылина едва ли не единственная на московской арт-сцене продолжает традицию радикального перформанса 1990-х годов. Как и её коллеги и предшественники Олег Кулик, Анатолий Осмоловский, Александр Бренер, Елена Ковылина во имя искусства не щадит ни себя, ни зрителя. Она выходила на боксерский ринг, вызывая на поединок всех желающих, как женщин, так и мужчин. Усаживала публику за изящно накрытый чайный стол — и поджигала скатерть. Прикалывала ордена и медали к собственной коже. Танцевала буквально до упаду, опрокидывая стакан водки после каждого тура вальса, на который она приглашала сначала польщенных, а потом испуганных мужчин. Устраивала театр с беспризорниками, у которых училась столь ценному для перформансиста искусству «разводки» зрителя. И с петлей на шее вставала на табурет, который каждый желающий мог выбить из-под её ног, но в отличие от отечественных акционистов-самоучек 1990-х годов, чьи художественные жесты часто граничили с девиантным поведением как в глазах общественности (вызывавшей милицию), так и в восприятии самих авторов, чувствовавших себя этакими бросающими вызов социуму хулиганами-бунтарями, Елена Ковылина — «перформансист в законе». За её акциями, даже самыми отчаянными, всегда чувствовался не аффект, но расчет — не только интеллектуальная концепция, но и точная калькуляция возможных реакций и последствий. Ковылинские акции не преследовались законом, а, напротив, поощряются всевозможными наградами и грантами. Ирина Кулик, Газета «Коммерсантъ» № 17(3834) от 05.02.2008

Избранные работы

1."Не хотите ли чашечку кофе?", или Сожги мир буржуазии"

Художница приглашает несколько желающих присесть с ней за накрытый чайный стол, а через несколько минут беседы неожиданно подожжет скатерть. Перформанс Елены Ковылиной исследует «межчеловеческие отношения». Пришедшие на перформанс ожидают специального человека, держащего огнетушитель. Действие постепенно переходит к кульминации: художница специально медленно поливает салфетки и бумажную скатерть бензином. Также, не спеша, свечи и бенгальские огни оказываются покрыты бензином. Посетители не подходят к столу. Постепенно всё начинает гореть: скатерть, салфетки, сухие цветы и сам стол. Угарный дым заполняет всю комнату, и зрители выходят — дышать нечем. Человек с огнетушителем прикрывает пламя мокрыми тряпками, пытаясь сдержать его распространение. Когда пожар потушен, а комната проветрена, посетители подтягиваются к обгоревшему столу отведать картофельный салат и шампанское.

2. Любовь после холодной войны. 2006. Лос-Анджелес

Проект родился в Лос-Анджелесе (США) в 2006 году. Художницу вдохновил Голливуд, «фабрика снов», где организовано глобальное производство искусства, выражающее идеалы американского образа жизни. Материалом художественного исследования послужила социальная группа обитателей Лос-Анджелеса, верящая в возможность осуществления «американской мечты». Это люди, зарабатывающие свой хлеб в качестве мелких клерков, разнорабочих, обслуживающего персонала, считают себя актёрами и при случае готовы так же сыграть роль в реализуемых голливудских кинопроектах. Художнице удалось вступить с ними в контакт, разместив в местной газете «Back Stage» объявление о том, что она собирается снять фильм «Любовь после холодной войны». Инсталляция в Американском центре представляет зрителю фотографии из портфолио более 250 претендентов на роль «агента», «президента», «топ-модели» и «первой леди» в фиктивном фильме Ковылиной, а также видеодокументацию их кинопроб. Для кинопроб, которые художница провела более чем с 70 претендентами, они должны были подготовить монолог-импровизацию на тему «Почему я люблю Америку?». Таким образом, темой инсталляции является образ идеального американца, как его примеряет на себя человек из народа, верящий, что «американская мечта» может осуществиться именно в его судьбе.

3.Живой концерт. 2005, Москва.[4]

Перформанс Ковылиной «Живой концерт» был осуществлен в 2005 году в московской галерее «XL». Перед собравшейся в галерее аудиторией, а соответственно и зрителями, наблюдающими видео, предстает странная мизансцена. За чёрным роялем в подобающем случаю концертном фраке сидит пианист, самозабвенно исполняющий виртуозные романтические хиты: ми-мажорный полонез Листа (фрагмент) и «Революционный этюд» Шопена, — а на крышке инструмента в позе томной одалиски возлежит обнаженная Ковылина.

Без стеснения демонстрируя свою наготу и неизбежно оказываясь в фокусе всеобщего внимания, она уподобляется то ли позирующей натурщице, то ли прекрасной музе, одним своим присутствием вдохновляющей артиста на творчество. Правда, она не только пребывает в ментальном мире музыканта, но и великодушно материализуется здесь для всех присутствующих. Интересную параллель «Живому концерту» может составить некогда скандальный «Завтрак на траве» Эдуарда Мане — ныне почтенный музейный шедевр. В своем перформансе Ковылина нарочно нивелирует хрупкую границу между жизнью и искусством, провоцируя зрителя на почти семиминутный акт вуайеризма.[5]

Андрей Егоров

4. Вальс. 2001, Берлин.

Ковылина приглашала зрителей на танец, а после каждого тура накалывала на грудь орден и выпивала рюмку водки. В конце концов партнёров приходилось вытаскивать из толпы силой — никому не хотелось кружиться под музыку с абсолютно пьяной женщиной, и то, что поначалу казалось приятным времяпрепровождением, превратилось в катастрофу.

5."Равенство" («Egalite»),2008

Идея перформанса «Равенство» («Egalite») заключается в том, чтобы выстроить ровную линию по головам участников напротив здания государственной власти. Для этого Ковылиной пришлось подпиливать табуретки и уравнивать разных по росту людей. Перфоманс Ковылиной — открытая, но очень поэтичная, метафорическая критика социальных основ государства, приобретающая общемировой контекст, попытки сделать всех равными и одинаковыми в разных государствах.

6.Морковь культурная,2018

"Проект «Морковь культурная» («Carotte culturele») — это попытка дать искусству самоутвердиться в обстановке «культурной изоляции», пойти навстречу зрителю, предложив ему увидеть знакомые повседневные образы как объекты так называемой «высокой культуры».

В названии проекта обыгрывается многозначность и разнопластовость самого термина «культура», поскольку не только на русском, но и на европейских языках он может относиться как к духовной, так и материальной сфере — и к художественному творчеству, и к сельскохозяйственной деятельности.

В силу особенностей цивилизационного развития России современное искусство как феномен постиндустриального мира с трудом произрастает в нашей стране.

Цель проекта — наладить диалог между населением и искусством, создать взаимодействие культур — аграрной и художественной, современной информационной (культурой новых медиа) и традиционной сельскохозяйственной, а также преодолеть изолированность российского населения от актуальных художественных процессов.

Елена Ковылина

Персональные выставки

  • 2015 — «Вечное время». Галерея Екатерины Ираги, Москва.
  • 2008 — «Равенство». Фонд «Современный город», Москва.
  • 2005 — «Перформансы Елены Ковылиной». Галерея «XL Project», АРТСтрелка, Москва.

Избранные групповые выставки

  • 2015 — Biennale d’art contemporain Hybride3.
  • 2015 — Douai.
  • 2014 — Манифеста 10, Государственный Эрмитаж, Петербург.
  • 2013 — «Сны для тех, кто бодрствует». Московский музей современного искусства.
  • 2013 — Больше света. 5-я Московская биеннале современного искусства.
  • 2010 — Тиранская биеннале.
  • 2002 — «Деконструкция» Биеннале в Цетинии, Черногория.
  • 2009 — 9th Sharjah Biennial (Sharjah International Art Biennial), Шарджа, ОАЭ.
  • 2006 — «Зона контакта», биеннале в Сиднее.
  • 2005 — 2-я Пражская биеннале.
  • 2003 − 1st Praguebiennale, Prague.

Критика

  • «Считающаяся одной из самых ярких художниц 2000-х годов Елена Ковылина едва ли не единственная на московской арт-сцене продолжает традицию радикального перформанса 1990-х годов. Как и её коллеги и предшественники Олег Кулик, Анатолий Осмоловский, Александр Бренер, Елена Ковылина во имя искусства не щадит ни себя, ни зрителя. Она выходила на боксерский ринг, вызывая на поединок всех желающих, как женщин, так и мужчин. Усаживала публику за изящно накрытый чайный стол — и поджигала скатерть. Прикалывала ордена и медали к собственной коже. Танцевала буквально до упаду, опрокидывая стакан водки после каждого тура вальса, на который она приглашала сначала польщенных, а потом испуганных мужчин. Устраивала театр с беспризорниками, у которых училась столь ценному для перформансиста искусству „разводки“ зрителя. И с петлей на шее вставала на табурет, который каждый желающий мог выбить из-под её ног. Но в отличие от отечественных акционистов-самоучек 1990-х, чьи художественные жесты часто граничили с девиантным поведением как в глазах общественности (вызывавшей милицию), так и в восприятии самих авторов, чувствовавших себя этакими бросающими вызов социуму хулиганами-бунтарями, Елена Ковылина — „перформансист в законе“. За её акциями, даже самыми отчаянными, всегда чувствовался не аффект, но расчет — не только интеллектуальная концепция, но и точная калькуляция возможных реакций и последствий» — И. Кулик, «коммерсант», 2008.
  • «Перформансы Елены Ковылиной всегда трогали за живое. В мужчинах пробуждали инстинкты, кто же останется равнодушным при виде обнаженной блондинки. В женщинах будоражили женскую солидарность: они сопереживали её беззащитному телу, мучения которого художница выставляла напоказ, акцентировала его ранимость. Тех, чей главный инстинкт — жестокость, провоцировала на её проявления. Что бы она ни делала: стояла на табуретке с петлей на шее и надписью „Сделай сам“, приходила на открытие выставки в Германии с орденом „За взятие Берлина“, приколотым прямо к коже под ключицей, подносила гостям вазочки с красной икрой, ступая босыми ногами по битому стеклу, её социально-критические метафоры сначала заставляли содрогнуться тело зрителя, а потом доходили до разума, действовали так же рефлекторно, как сводит зубы от того, что кто-то скрежетнул ногтем по стеклу» — Д. Мачулина, «Стенгазета», 2008.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: