Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Прошлые успехи биологического подавления вредных насекомых

30.11.2018

Ранняя энтомологическая литература частично посвящена выявлению и описанию различных естественных факторов, вызывающих гибель насекомых в их местообитаниях; к числу таких факторов относили болезни, хищников, паразитоидов и экстремальные погодные условия. Co временем накапливалось все больше данных, свидетельствующих о роли этих факторов в выживании насекомых, а также в том, станут ли они вредителями. Это привело к развитию современной научной теории биологической борьбы. Изучение естественных врагов и вопросов, связанных с естественным регулированием, во все больших масштабах продолжается и сейчас. Заметив, что естественные процессы в одинаковой степени влияют на гибель и сокращение популяций как вредных, так и безвредных насекомых, энтомологи начали искусственно воздействовать на эти процессы, особенно часто используя при этом паразитоидов и хищников. Иногда исследователей постигала неудача и им не удавалось достичь сокращения численности популяции вредителя, иногда же успех сопутствовал им, правда, не всегда в одинаковой степени.

До сих пор еще никто не установил полных и точных критериев, по которым можно было бы судить об успешности биологического подавления вредных насекомых. Некоторые авторы пытались анализировать этот вопрос, однако они исходили из узкого классического понимания метода биологической борьбы; с более широких позиций современного понимания данного метода анализ успехов, достигнутых биологическим подавлением вредных насекомых, еще не проводился. В большинстве обзоров, посвященных успехам, достигнутым с помощью метода биологической борьбы, рассмотрены только те программы, в которых были предусмотрены активный ввоз и выпуск паразитоидов и хищников. Программы, в которых использовались патогенные микроорганизмы или нематоды, в которых применялся перевоз полезных организмов внутри страны, выпуск их методом наводнения, создание благоприятных условий для естественных врагов и сохранение их местных видов, случайные интродукции полезных видов и конкурентное вытеснение, обычно не учитывались. В таких обзорах часто опускаются случаи использования птиц, млекопитающих и других высших организмов, и пока никто не учитывая программы с использованием устойчивых хозяев, автоцидного или других генетических методов, а также программы с применением феромонов, гормонов или антифидантов. Некоторые из этих неучтенных примеров биологического подавления вредных насекомых могли бы значительно увеличить общее число зарегистрированных успешных случаев — это, например, широкое использование устойчивых сортов культурных растений или применение патогенных микроорганизмов (В. thuringiensis). Другие методы, такие, как генетические, или методы с использованием феромонов и гормонов разработаны столь недавно, что практические успехи либо еще не достигнуты, либо число таких успехов незначительно по сравнению с числом успехов, достигнутых с помощью классических методов. При составлении полных обзоров прошлых успехов в биологическом подавлении вредных насекомых возникает еще одна проблема, состоящая в том, как подсчитывать программы, в которых использовались, например, В. thuringiensis или наводняющие выпуски видов Trichogramma или Enearsia formosa, если каждая программа включала несколько повторных успешных интродукций полезного вида за продолжительный период времени.

Наконец, еще одна проблема такого рода — что считать успехом? Много путаницы в этот вопрос вносит мнение некоторых авторов, считающих, что ввоз естественных врагов редко бывает удачным. Может быть, и верно, что 80% завезенных видов не удается акклиматизироваться, но это вовсе не означает, что такой же процент программ по интродукции оказывается безуспешным. Если из множества завезенных для борьбы с данным вредителем полезных видов акклиматизируются всего один или два, то популяция, служащая в данном случае мишенью, будет подавлена. Поэтому правильнее оценивать успех по тому, какой процент из намеченных видов-вредителей был действительно подавлен биологическими методами. Суитмен причисляет к успешным «только те примеры или случаи, когда полученные результаты были настолько благоприятными, что позволяли полностью или в значительной мере отказаться от других методов борьбы». Он не учитывал случаи временного, локального или частичного успеха, хотя признавал, что такие примеры в совокупности, возможно, имеют большее значение, чем приводимые им в списке явные успехи. Другие авторы сочли успешными большее число программ, но, давая оценку их успешности, они классифицировали их по степени или роду успеха. Например, Монро делит канадские программы по биологическому подавлению вредных насекомых на три категории: полный успех, частичный успех и неудача. Программы с использованием метода наводнения делятся на классы: экономический успех, методологический успех, программы с перспективами развития и неудачи. Де Бах выделил полный, значительный и частичный уровни подавления насекомых, руководствуясь в своих оценках интересами экономики. К полностью успешным он отнес такие программы, в которых численность какого-то основного вредителя важной сельскохозяйственной культуры поддерживается постоянно и на обширной области на уровне, не имеющем экономического значения, причем для этого не применялись инсектициды. Программы со значительным уровнем подавления насекомых приносят меньше выгод, так как в этих случаях либо вредитель или культура не столь важны с экономической точки зрения, либо область распространения вредителя или культуры менее обширна, либо при этом в дополнение к действию полезного организма иногда требуется применение инсектицидов. К программам с частичным уровнем подавления насекомых относят такие случаи, когда биологическое подавление вредителей дало некоторый результат, уменьшив затраты на обработку инсектицидами или иные расходы, но все же эти затраты остаются совершенно необходимыми.

Несмотря на все трудности, с которыми сталкиваются различные исследователи при сведении воедино результатов разных аспектов биологической борьбы с вредными насекомыми, в этой задаче были достигнуты немалые успехи. Пожалуй, ближе всех к полной оценке различных аспектов биологического подавления вредных насекомых подошел Де Бах. Справедливо указывая на то, что до сих пор большинством успехов мы обязаны классическому методу биологической борьбы, ои также отмечает, что изменение условий среды и агротехнические мероприятия в свою очередь принесли значительные практические успехи. Все же Де Бах крайне осторожно говорит о теперь уже неоспоримой ценности устойчивых сортов, явно преуменьшая их значение в мировом масштабе. Он правильно не включил в свой анализ другие методы биологического подавления насекомых, кроме периодических выпусков, поощрения и сохранения имеющихся естественных врагов, так как пока их роль в общем невелика. В последнем обзоре Де Бах провел более широкий по сравнению с предыдущим анализ успехов биологического метода, включив в него в основном результаты интродукции новых паразитоидов и хищных беспозвоночных. Быть может, в обзоре результатов по биологическому подавлению вредных насекомых не следует придавать особого значения ввозу новых естественных врагов. Во-первых, потому, что выгодное соотношение затрат и прибылей, характерное для метода интродукции, как в известном случае с успешным подавлением австралийского желобчатого червеца, далеко не всегда реально, и, во-вторых, потому, что весьма практичные и гибкие методы, имеющие ограниченные цели, становятся все менее привлекательными.

Ho, поскольку исчерпывающего обзора не существует, рассмотрим кратко недостаточно полный анализ Де Баха. Постоянному биологическому подавлению популяций с помощью завезенных естественных врагов в разной степени подверглось не менее 120 видов вредных насекомых из 9 отрядов. Достигнуто частичное подавление 30 видов, подавлены значительно 48, и 42 вида считаются полностью подавленными завезенными энтомофагами. Если учесть еще успешные повторения некоторых программ в других странах с теми же вредителями, то число успешных программ во всем мире до 1970 г. составит 253. К 1975 г. эта цифра, видимо, могла увеличиться благодаря новым успехам еще не менее чем на 10%. Дальнейший анализ таблиц в работе Де Баха показывает, что 120 видов насекомых, с успехом подвергавшихся биологическому подавлению, составляют 54% общего числа видов (223), против которых предпринимались попытки такого подавления. Как подчеркивает Де Бах, по всему миру отмечено около 5000 видов-вредителей, и любопытно, что при шансах на успешное подавление 54 из 100 метод завоза естественных врагов испытан только против 5% вредителей (т. е. против 253 видов). Даже если не считать случаи частичного успеха, четыре шанса из десяти за то, что ввоз полезного вида полностью или почти полностью устранит необходимость дальнейшего подавления инсектицидами.

Внушительные результаты дает и экономическая оценка достигнутых успехов в биологическом подавлении вредных насекомых. Используя как пример калифорнийские результаты с классическими биологическими методами. Комитет научных советников президента США пришел к заключению, что каждый доллар, вложенный в исследование и применение этих методов, за 1923—1959 гг. дал 30 долл. прибыли. Соответствующая оценка для применения инсектицидов в лучшем случае составляет только 5 долл. прибыли на каждый вложенный доллар. Прибыли от ввезенных естественных врагов продолжают увеличиваться даже сейчас без дополнительных расходов, а химическую обработку приходится повторять вновь и вновь. Кроме того, в этих данных не учтена огромная, HO с трудом поддающаяся оценке польза для окружающей среды, которую приносит замена химических методов подавления вредителей постоянно действующими и безопасными биологическими методами. Другие оценки Комитета дают примерно такие же соотношения для иных аспектов биологического подавления вредных насекомых. Например, истребление мясной мухи Cochliomya hominivorax на юго-востоке США дало не менее 10 долл. на каждый доллар, вложенный в течение пятилетней программы, и даже сейчас поступление прибылей от этих денег продолжает все более увеличиваться. Каждый доллар, затраченный на подбор нужных сроков сева и получение устойчивых сортов для борьбы с гессенской мухой, ежегодно дает 15 долл. Другой выдающийся случай, который не поддается точной оценке, — спасение цитрусовых, выращивание которых обходится в миллионы долларов, от австралийского желобчатого червеца, на что было затрачено менее 5000 долл. Монро указывает, что такой экономический анализ вызывает некоторые сомнения, поскольку проводился лицами, оценки которых в силу их профессиональных интересов могут показаться субъективными, тем более что экономисты до сих пор строго не проверяли результаты такого анализа. Ho прибыли от проведенных успешных программ настолько очевидны и огромны, что крайне маловероятно, чтобы даже самая совершенная и критическая проверка могла бы их существенно уменьшить.

Остается подчеркнуть еще один момент в отношении успехов биологического подавления вредных насекомых в прошлом, а именно широту его применимости. Во всех географических и климатических областях, где бы ни проводилось его серьезное испытание, он принес существенные успехи. Правда, не каждая отдельная программа оказалась успешной, но ценность для сельского хозяйства и общества тех из них, которые привели к успеху, настолько велика, что она с лихвой покрывает все расходы на проведение всех программ. Наибольшие шансы на успех имеют, видимо, детально продуманные, хорошо организованные и правильно финансированные проекты. Ho бывает и так, что минимальные усилия дают максимальный результат, например при перевозке уже оправдавших себя полезных организмов из одной страны в другую. Де Бах подчеркивает, что при использовании классического биологического метода ввоза естественных врагов наибольший успех получают при больших затратах труда и средств. Так, свыше половины из 253 успешных программ, перечисляемых Де Бахом, проведены в тех 10 странах и штатах, где поддержка исследований и усилия ученых были наибольшими. Основной фактор, определяющий степень успеха метода в данной области, — это заинтересованность в нем и прилагаемые усилия, а не климат, географическая изоляция, географическая широта или тип культуры. Пайнтер также указывает, что во всех случаях, когда предпринимались достаточно обширные исследования, у культурных растений удавалось обнаружить генетически определяемые признаки устойчивости к вредителям. Сейчас, когда все чаще выявляется использование насекомыми химических способов связи и расширяются наши знания о строении и функции феромонов, становится ясно, что для этих веществ характерно почти универсальное распространение среди насекомых. Если в будущем мы сможем разработать эффективные методы использования этих знаний против вредных насекомых, то в нашем распоряжении окажется еще одно биологическое оружие широкого спектра действия. Подобным же образом после достаточного изучения могут оказаться широко применимыми и другие методы биологической борьбы с насекомыми.
Имя:*
E-Mail:
Комментарий: