Краткая геологическая характеристика Кокчетавской глыбы и распространения в ее пределах интрузий ультраосновных и основных пород » Ремонт Строительство Интерьер

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Краткая геологическая характеристика Кокчетавской глыбы и распространения в ее пределах интрузий ультраосновных и основных пород

04.06.2021

Важнейшим и наиболее крупным структурно-тектоническим элементом допалеозойской консолидации в пределах Казахстанской складчатой области является Кокчетавская глыба или «кокчетавский массив». Кокчетавская глыба вытянута почти в широтном направлении на 250 км от р. Ишима на западе до курорта «Боровое» на востоке; ширина ее в средней части достигает 150 км (рис. 54). Она сложена допалеозойскими метаморфическими образованиями и в центральной своей части прорвана огромным Зерендинско-Сандыктауским массивом позднекаледонских гранитов, являющимся самым крупным из всех гранитных массивов Центрального Казахстана. По периферии Кокчетавской глыбы древние метаморфические толщи погружаются под палеозойские и мезо-кайнозойские отложения. С северо-запада и запада Кокчетавская глыба обрамляется Марьевским синклинорием, образованным осадочными и вулканогенными породами нижнего палеозоя. На юго-западе ее располагается Калмаккольский синклинорий, сложенный осадочными толщами ордовика, собранными в относительно спокойные складки. С юго-запада она граничит с Тениз-Кургальджинской синеклизой, образованной верхнепалеозойскими осадочными отложениями. На востоке Кокчетавской глыбы располагается Восточно-Кокчетавский синклинорий (называемый также «Восточно-Кокчетавским прогибом»), сложенный нижнепалеозойскими геосинклинальными толщами. Этот нижнепалеозойский геосинклинальный прогиб отделяет на северо-востоке Кокчетавскую глыбу от так называемого Шатского тектонического блока, также сложенного древними метаморфическими образованиями. На севере Кокчетавская глыба погружается под мезозойские и кайнозойские отложения Западно-Сибирской низменности. Проведенный О.Д. Ивановым и М.И. Мелентьевым анализ гравитационных и магнитных полей позволил установить, что и с севера Кокчетавская глыба ограничивается каледонским геосинклинальным прогибом, получившим название «Петропавловского». Это подтверждается также данными буровых скважин, вскрывших к югу от г. Петропавловска нижнепалеозойские основные эффузивы. Кокчетавская глыба отделена от Петропавловского прогиба серией ступенчатых разрывных нарушений, которые четко прослеживаются зоной высоких градиентов значения поля Ag и уступом в рельефе допалеозойского фундамента. Аналогичные разломы отделяют Кокчетавскую глыбу от Марьевского, Калмаккольского и Восточно-Кокчетавского синклинориев. В северной погребенной части глыбы по наличию крупной аномалии пониженных значений Ag и по данным бурения выявлен огромный гранитоидный массив (Явленский), вероятно, аналогичный Зерендинско-Сандыктаускому.

Размеры Кокчетавской глыбы с включением Шатского блока и с учетом ее погребенных частей (см. рис. 54) составляют 250—340 км в широтном направлении и 180—200 км — в меридиональном. Таким образом, Кокчетавская глыба представляет собой крупную структуру регионального масштаба, по площади вполне сопоставимую, например, с Чешским (Богемским) массивом в системе герцинид Центральной Европы.

Принципиально важными для выяснения природы интрузивного магматизма Кокчетавской глыбы являются представления Е.Д. Шлыгина о существенном различии структур Улутауского поднятия и Кокчетавской глыбы. Структура Улутау (и Каратау. — Н.М.) — это сложно построенный каледонский антиклинорий, в ядрах которого обнажаются породы докембрия. Кокчетавская глыба — это древний срединный массив, представляющий собой совокупность отдельных тектонических блоков, ограниченных расколами. Анализируя все эти данные, Е.Д. Шлыгин заключает, что для Кокчетавского поднятия термин «антиклинорий» (часто употребляемый в современной геологической литературе — Н.М.) не определяет существа его структуры, а потому прежнее название «Кокчетавская глыба», предложенное им еще в 1935 г., остается вполне правомочным. Эти идеи Е.Д. Шлыгина полностью подтверждаются всеми новыми данными по интрузивному магматизму. Если Улутауское поднятие рассматривалось нами как субконтинентальный срединный массив второго рода, т. е. как реликт зоны консолидации, возникшей в конце верхнепротерозойского цикла, предшествовавшего каледонскому тектоно-магматическому циклу, то Кокчетавская глыба должна рассматриваться как субконтинентальный массив первого рода (по той же классификации), т. е. как обломок древней, досинийской платформы, сохранившийся со времени заложения окружавших ее геосинклинальных прогибов. Ультраосновные и основные интрузии в обоих этих срединных массивах связаны с широким развитием разрывных нарушений. Однако в Улутауском районе магматические проявления непосредственно связаны с развитием нижнепалеозойской геосинклинали, и интрузии здесь лишь выходят за ее пределы в соседний срединный массив, приобретая некоторые специфические для ксеногенных магматических комплексов черты, но сохраняя в целом свой геосинклинальный характер. Интрузивные комплексы Кокчетавской глыбы, связанные с ее тектоно-магматической активизацией в каледонское время, являются самостоятельными по своему генезису и обнаруживают, как будет показано ниже, все особенности типичного платформенного магматизма.

В геологическом строении Кокчетавской глыбы, представляющей, по Е.Д. Шлыгину, мозаику тектонических блоков, характеризующихся резкими различиями простираний, принимают участие докембрийские метаморфические образования и прорывающие их интрузии каледонского возраста (см. рис. 54).

Стратиграфия и вещественный состав метаморфических толщ Кокчетавской глыбы подробно охарактеризованы в I томе монографии «Петрография Центрального Казахстана». Поэтому на этих вопросах здесь нет необходимости останавливаться.

Переходя к вопросам магматизма, который в Кокчетавской районе проявлен весьма широко и разнообразно, необходимо прежде всего отметить, что все наиболее важные магматические комплексы, в том числе и интересующие нас интрузивные комплексы основных и ультраосновных пород, связаны с различными стадиями развития обрамлявших Кокчетавскую глыбу каледонских геосинклиналей и с соответствующими им по времени стадиями тектоно-магматической активизации самой глыбы.

Наиболее интенсивно в Кокчетавском районе проявился каледонский тектоно-магматический цикл, с которым связано большое количество интрузий различного состава — от ультрабазитов и габброидов до гранитов и щелочных пород. Однако если гранитные интрузии Северного Казахстана изучены достаточно хорошо и уже давно расчленены на отдельные интрузивные комплексы, в отношении генезиса и металлогении которых имеется целый ряд представлений, то относительно интрузий ультраосновных и основных пород Кокчетавская глыба долгое время оставалась очень слабо изученной. Специальные петрографические работы начали здесь проводиться только в 40-х годах и касались лишь двух наиболее крупных массивов — Златогорского и Челкарского.

Сведения об остальных массивах были весьма неопределенны и рассеяны в различных геологических отчетах и немногих опубликованных работах. Однако уже в сводных работах И.И. Бока и Н.П. Михайлова, а также В.Н. Москалевой интрузии ультраосновных и основных пород Кокчетавской глыбы были выделены в особую группу и рассматривались как проявления платформенного магматизма.

Большое значение в деле дальнейшего изучения ультраосновных и основных интрузий Кокчетавской глыбы имели начавшиеся в конце 50-х годов комплексные геофизические и геологические работы, проводившиеся Северо-Казахстанской экспедицией Казгеофизтреста и Кокчетавской ГРЭ Центрально-Казахстанского геологического управления. В результате этих исследований на территории Северного Казахстана было выявлено большое число массивов ультраосновных и основных пород, многие из которых, будучи скрытыми под покровом рыхлых кайнозойских отложений, не обнажаются на поверхности. Такие массивы хорошо фиксируются магнитометрией, дающей на фоне нормального магнитного поля резкие локальные магнитные аномалии интенсивностью от 500 до 5000—7000 гамм. Помимо высокого аномального магнитного поля, площади развития ультраосновных пород отмечаются положительными аномалиями силы тяжести, а также выявляются металлометрическими методами поисков, определяющими ореолы рассеяния хрома, никеля, кобальта и меди.

Однако обусловленные применением геофизических методов успехи и возможности быстрого выявления новых погребенных массивов ультраосновных пород оказали и отрицательное влияние (как это нередко бывает!) на развитие представлений о закономерностях размещения ультрабазитов и габброидов в пределах Кокчетавской глыбы. Некоторые геологи и геофизики, чрезмерно увлекаясь данными магнитометрии, стали каждую, даже небольшую локальную магнитную аномалию интерпретировать без проверки бурением или другими геофизическими методами как вызванную погребенным ультраосновным массивом. В итоге Кокчетавская глыба на геологических картах и схемах сказалась в буквальном смысле испещренной воображаемыми «ультрабазитовыми поясами», следующими по воле их авторов в любых направлениях, самым причудливым образом ветвящимися и даже пересекающимися (!?). К сожалению, эти данные и «схемы размещения ультрабазитов и базитов в Северном Казахстане» без должной проверки, с излишней поспешностью были опубликованы в периодической печати. «Сенсация» открытия такого множества новых ультрабазитовых интрузий в Северном Казахстане, естественно, вызвала необходимость их детального изучения, определения их структурной и генетической позиции и выявления их перспектив в отношении полезных ископаемых.

В итоге проведенных в 1961—1965 гг. геологами Кокчетавской экспедиции СКГУ MГ Каз. CCP и ВСЕГЕИ специальных ревизионных работ, сопровождавшихся большим объемом колонкового бурения, выяснилось, что подавляющее большинство новых погребенных или слабо обнаженных на поверхности ультраосновных массивов, отмеченных магнитными аномалиями, сосредоточено вдоль восточной окраины Кокчетавской глыбы, где они образуют так называемый Щучинский ультрабазитовый пояс (см. выше). Что же касается множества других магнитных аномалий, рассеянных на остальной площади Кокчетавской глыбы, то они никакого отношения к ультрабазитовым интрузиям не имеют, а вызываются намагниченными массами либо амфиболитов и эклогитов зерендинской серии, либо же небольшими телами железистых кварцитов, залегающими среди пород кокчетавской свиты нижнего протерозоя. Только лишь некоторые крупные и интенсивные магнитные аномалии (у с. Дубровка, у кордона Дубрава, у оз. Жолдыбай, у колхоза Красный Май, у с. Чкалово) оказались действительно вызванными погребенными под покровом рыхлых отложений телами ультраосновных пород.

Таким образом было опровергнуто создавшееся вначале представление о необычайно широком распространении ультрабазитов и габброидов на площади Кокчетавской глыбы, а схемы их размещения, составленные Ю.Ф. Анашиным и М.А. Абдулкабировой, оказались не соответствующими действительному положению вещей. Также оказались несостоятельными в связи с этим и попытки указанных авторов установить закономерности распространения «базитов и ультрабазитов» в Северном Казахстане.

Проведенные в 1961—1965 гг. исследования как обнажающихся на поверхности, так и погребенных под покровом рыхлых отложений интрузий ультраосновных и основных пород в Северном Казахстане полностью подтвердили высказанное ранее предположение о том, что среди них следует различать два самостоятельных интрузивных комплекса, которые резко отличаются друг от друга как по своему структурно-тектоническому положению, так и по петрографическим и металлогеническим особенностям. Геологическая съемка многих из этих интрузий с использованием геофизических данных и особенно детальное изучение богатейшего кернового материала Кокчетавской экспедиции СКГУ позволили дать геолого-петрографическую характеристику этих комплексов, выявить их основные геохимические и металлогенические особенности и определить их формационную принадлежность. К первому из этих комплексов относятся небольшие слабо дифференцированные интрузии Щучинского пояса, сложенные серпентинитами, серпентинизированными пироксенитами, перидотитами и габбро. Они объединяются в «щучинский перидотито-пироксенитовый комплекс», описанный выше. В другой интрузивный комплекс, названный «златогорским перидотит-пироксенит-норитовым», объединены сложно дифференцированные, псевдостратифицированные интрузии платформенного типа, внедрившиеся по зонам разломов в древние метаморфические образования Кокчетавской глыбы в стадию ее тектоно-магматической активизации, которая была вызвана движениями в окружающих ее каледонских геосинклиналях.

При проверке бурением магнитных аномалий в 1962—1963 гг. в центральной части Кокчетавской глыбы была выявлена зона погребенных массивов биотитовых и гранатовых (меланитовых) пироксенитов, содержащих отдельные тела сиенитов, нефелиновых (либнеритовых) сиенитов и карбонатитов. Ныне эти массивы объединяются в самостоятельный красномайский щелочно-ультраосновной интрузивный комплекс, являющийся типичным представителем щелочно-ультраосновной магматической формации, характерной для стадий активизации платформ и областей завершенной складчатости.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: