История геологического изучения Интинского угленосного района » Ремонт Строительство Интерьер

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

История геологического изучения Интинского угленосного района

24.05.2021

Исследования угленосных отложений района начались после посещения жителем села Петрунь И.Н. Сорвачевым рек Б. Инта, Неча и других и открытия им в этом районе угольных пластов.

О первооткрывателях ископаемого угля в бассейнах рек Б. Инта и Неча впервые упоминается в рукописи М.С. Волкова под названием «Ископаемые угли бассейна реки Печоры», написанной им в 1927 г., которая без изменений была напечатана в трудах Угольного института в 1931 г. В ней М.С. Волков поместил приложение под заголовком «Из материалов академика Ф.Н. Чернышева», в котором он указывает, что сведения о местонахождении ископаемого угля в бассейне реки Печоры (на реках Б. Инта, Неча, Малая Сыня, Уса — выше деревень Адак и Адзьва) были сообщены Сорвачевым и проверены П.П. Матафтиным. В дальнейшем имя Сорвачева нередко упоминается в рукописных и печатных работах, но уже с добавлением «житель деревни Петрунь».

При посещении деревни Петрунь нам удалось получить некоторые данные о личности Сорвачева Ивана Николаевича. Выяснилось, что в условиях своего времени и своего края он был довольно образованным и сведущим человеком. Бывший житель села Тентюково (пригород города Усть-Сысольска) И.Н. Сорвачев выбрал местом своего постоянного жительства село Петрунь и поселился в нем в 1900 г. «с выношенной идеей заняться поисками угля в этом крае» (Интинская городская газета «Искра» от 25 сентября 1993 г.).

Очевидно И. Н. Сорвачев в своих поисках ископаемых углей пользовался имеющимися у местного населения сведениями. Однако нельзя исключить, что некоторые из выходов угля, например, па реках Б. Инта и Неча, найдены им во время специальных поездок.

В 1912 г. к И.Н. Сорвачеву приезжает действительный член Русского географического общества П.П. Матафтии. И.Н. Сорвачев показывает ему выходы угольных пластов на реках Б. Инта, Неча, Малая Сыня и Адзьва.

Из работы М. С. Волкова мы узнаем, что П.П. Матафтин лично осмотрел все указанные Сорвачевым пункты, описал разрезы и в 1912 г. передал результаты своих исследований академику Ф.Н. Чернышеву. В упомянутом приложении М.С. Волкова содержится почти дословное изложение состава пород, вскрытых в естественных и искусственных обнажениях. В приведенном к приложению тексте упоминается наличие на реке Б. Инта в изученных разрезах 5 пластов и пропластков угля. На реке Пече П.П. Матафтиным отмечены выходы угля в пяти точках.

В одной из них мощность описанного разреза достигает 44,5 аршина (31,6 м), из которых нижние 25 аршин (17,8 м) вскрыты при помощи бурения (очевидно ручного?!). В этом разрезе П.П. Матафтин описал три пласта угля мощностью 1,5 аршина (1,0 М), 18 аршин (12,8 м) и 10 аршин (7,1 м). Наличие угольного пласта мощностью 7,75 аршина (5,5 м) им было отмечено еще в одном левобережном обнажении реки Неча.

Выявление ископаемого угля в районе рек Неча и Б. Инта, последовавшее в начале второго десятилетия XX века, сыграло огромную роль в истории открытия Печорского бассейна.

Без преувеличения можно сказать, что находки углей в бассейнах рек Б, Инта и Неча послужили толчком к критическому пересмотру прежних сведений об углях Печорского края, составленных А. Антиповым 2-м, М. К. Сидоровым и другими, и способствовали дальнейшему расширению поисковых работ, которые привели к открытию бассейна.

П.П. Матафтин при изучении указанных И. Н. Сорвачевым обнажений отбирает образцы пород и пробы углей. Коллекция углей и вмещающих пород им была передана в Геологический музей Академии Наук в 1915 г.

Так началось геологическое исследование Интинского угленосного района и всего будущего Печорского бассейна.

Несомненно, что результаты исследований П.П. Матафтина были известны жителям Печорского края, а через академика Ф.Н. Чернышева и геологической общественности России. Об этом свидетельствуют некоторые строки из книги Г.А. Чернова «Из истории открытия Печорского угольного бассейна», 1968 и 1989 годов издания. На страницах 25 и 26: «Месторождение угля на Нече давно было известно местному населению. Здесь на протяжении 6 километров три раза выходит пачка угольных пластов. Толщина угля в этих выходах достигает 8 метров», что полностью совпадает с описанием П.П. Матафтина. Здесь же фото А.А. Чернова «Восьмиметровый пласт угля на берегу реки Неча». К сожалению, Г.А. Чернов в своей книге не упоминает ни И.Н. Сорвачева, ни П.П. Матафтина.

Вполне естественно, что в послереволюционный период первым объектом поисковых работ на уголь стал район реки Неча. В 1923 году там работала партия Т.П. Семяшкина; пятью пробуренными вручную скважинами вскрыто продолжение мощного пласта бурого угля в сторону от обнажения на берегу реки.

Руководитель партии буровой мастер Т.П. Семяшкин не смог составить геологический отчет. Данные разведки были сообщены Госплану РСФСР, куда были посланы его журналы и образцы углей в небольшом ящике. Образцы угля были перемешаны, без этикеток и большая часть их представляла просто углистые породы. Журналы были переданы профессору А.А. Чернову для проверки. Состояние записей позволило установить наличие пласта бурого угля мощностью более 12 метров.

В 1924 году в бассейне реки Косью работал Печорский отряд Северной научно-промысловой экспедиции под руководством А.А. Чернова. Одна из партий в составе геолога Елизаветы Дмитриевны Сошкиной, коллектора Георгия Александровича Чернова и двух проводников прошла маршрут вверх по реке Большой Инте на 40 км от впадения ее в Косью.

Судя по упомянутой выше книге Г.А. Чернова, они шли по правому берегу реки, не встретив ни одного обнажения на протяжении шести километров против течения от местонахождения современной Интинской ТЭЦ. На обратном пути перешли вброд на левый берег, чтобы осмотреть «скалы, которые мы заметили на противоположном берегу», где «при впадении небольшого притока (речки Угольной, как она теперь называется) обнажается коренной берег на высоту 5—6 м». В этом обнажении между полого залегающими песчаниками и «глинистыми сланцами» (т. е. аргиллитами) в расчистках было вскрыто два угольных пласта мощностью 0,57 м (нижний) и более 1,5 м (верхний). Согласно геологической карте Интинского месторождения, по мощности и строению этот 1,5-метровый пласт был выходом пласта I (по современной индексации). Отобрав образцы угля и вмещающих пород, геологи сочли свою задачу выполненной и «со спокойной совестью... тронулись в обратный путь». Исследователи провели всего несколько часов на историческом для города Инты обнажении, но добирались они из Москвы около 1,5 месяца, и столько же времени заняла обратная дорога. Интересна следующая фраза из книги Г.А. Чернова на стр. 33: «...Александр Александрович (Чернов)... был уверен в существовании на Большой Инте угольных пластов». Возникает вопрос, откуда такая уверенность ещё до посещения рек Б. Инта и Кожым и вскрытия расчистками угольных пластов в обнажениях на их берегах? На реке Кожым в 1924 году А.А. Чернов открыл Кожымское месторождение (4 пласта угля общей мощностью 4 м) и углепроявления на реке Косью выше устья реки Кожым. Обобщив полученные в 1924 году материалы по угленосности в разрезах по рекам Неча, Б. Инта, Кожым, Косью, Лемва, Адзьва и другим и распространению пермских угленосных отложений на огромной площади между грядой Чернышева на западе и предгорьем Урала на востоке, А. А. Чернов сделал вывод, что в Печорском крае имеется новый угленосный бассейн с запасами во много миллиардов тонн. Поэтому 1924 год считается годом открытия Печорского угольного бассейна.

Эти работы А.А. Чернова тепепь общеизвестны, но неразрывна связь первоначальных успехов А.А. Чернова в открытии бассейна с прежними находками углей, открытиями Сорвачева — Матафтина, их месторождения до сих пор почти никем не подчеркивались.

Первые обобщения по геологии района произведены А.А. Черновым.

Угли, обнаруженные в разрезах рек Б. Инта и Кожым А.А. Черновым, были отнесены к паралическому типу, а в Косьюнской депрессии (реки Неча и Войпендан-ю) — к лимническому (континентальному). Уже тогда он угли противопоставлял вмещающим отложениям, считая последние образованиями разнофациальными.

Континентальную угленосную толщу А.А. Чернов считал верх непермской, а подстилающую толщу Инты и Кожыма — нижне-пермской (артинской).

Заслуживает внимание высказывание А.А. Чернова о времени образования нижнепермских складок. Он писал: «Ко времени отложения этих толщ (т. е. континентальных) артинские осадки уже были смяты в складки, и эти складки в значительной степени были разрушены, так как в песчаниках Косью выше Войпендан-ю мы находим угольную гальку, образовавшуюся, очевидно, из артинского угля». Это представление А.А. Чернова находится в противоречии с точкой зрения многих исследователей Печорского бассейна, которые считали, что складки в Печорском бассейне, в том числе и в Интинском угленосном районе, образовались в конце триаса.

В верхнепермских отложениях бассейна реки Косью А.А. Чернов (1948) выделял три фации: озерную, озерно-болотную с пластами угля и фацию речного аллювия. К речному аллювию он относил мощные пачки песчаников и конгломератов, вскрывающиеся в угленосных отложениях верхнего течения реки Косью и у устья реки Войпендан-ю. Наблюдения над их распространением на площади позволило А.А. Чернову писать о том, «что в южной части бассейна проходило русло меридионального направления с течением с юга на север, очень близкое по своему положению к современному низовью Вангыра». Это его представление также не устарело. В отложениях верхней перми, вскрытых в долинах рек Кымбаж-ю, Б. Сарьюги, Нечи, Поварницы и Усы (обнажение Плешора), выявлены мощные песчаники и конгломераты, текстурные признаки и условия залегания которых подтверждают представление об их речном происхождении. По их выходам на дневную поверхность удастся «пермо-палео-Вангыр» протягивать далеко на север. Здесь эту палеозойскую реку, очевидно, лучше назвать «пермо-палео-Косью».

В бассейне реки Косью в позднечетвертичную и современную эпохи происходило и происходит интенсивное торфонакопление. Об этом свидетельствуют вскрывающиеся в береговых уступах нижнего течения реки Б. Сарьюга, среднего и нижнего течения реки Косью две или три залежи погребенных торфяников, а также большие площади, занятые современным торфообразованием.

Актуалистический подход к анализу угленосной толщи позволил А.А. Чернову сравнивать современную эпоху массового захоронения растительного материала в бассейне реки Косью с захоронением его в пермский период.

В 1925—1926 г.г. в районе реки Кожым поисково-разведочными работами руководил М.С. Волков. Он в основных чертах выяснил структурные особенности Кожымского угольного месторождения и разработал местную схему стратиграфии перми.

Второй раз геологи пришли на Б. Инту в 1927 году, когда здесь два месяца работала партия Терентия Николаевича Пономарева, вскрывшая еще два угольных пласта в расчистках и канавах, а 1,5 метровый пласт был прослежен по простиранию на 166 м. Было пробурено девять скважин на протяжении 900 метров от выходов угольных пластов в юго-восточном направлении вдоль реки Угольной, но из-за малой глубины они не пересекли угольных пластов. На участке разведки была выполнена тахеометрическая съемка. Т.И. Пономарев провел маршрутную съемку вверх по реке на 38 км от устья, выше съемку продолжил А.А. Чернов. По результатам выполненных работ ими было составлено стратиграфическое описание разреза угленосной толщи, выявлена общая геологическая структура района.

Большие исследования в рассматриваемом районе проведены Т.Н. Пономаревым. Он вел работы по изучению угленосных отложений в бассейне реки Косью (реки Черпая, Б. Инта, Кожым, Кымбаж-ю и другие). Пономарев одним из первых разделил угленосную толщу Интинской синклинали на две части: а) паралическую, где наряду со слоями, охарактеризованными морской фауной, встречаются «немые» слои, и б) лимническую. Им была составлена карта прогноза углей СССР (масштаб 1:5000000), на которой показана общая структура Печорского бассейна и площадь возможного распространения пермских угленосных отложений.

В 1938—39 гг. геолого-поисковые работы в бассейне реки Косью проводил С.А. Голубев (1939/ф и 1944/ф). Он исследовал обнажения реки Черной и выходы пермских отложений в Верхне-Косьинском угленосном районе. Им были выделены подугленосная, угленосная и надугленосная свиты. По реке Черной С.А. Голубев обнаружил угли в районе пересечения ее Интинской синклиналью. Затем он, вплоть до 1956 г., руководил геолого-разведочными работами в Печорском бассейне или занимался обобщением этих данных. Заслуживающими внимания являются результаты анализа изменения мощности угленосных отложений северо-восточной части Печорского бассейна. Одним из первых С.А. Голубев подчеркнул, «что изменение мощности происходит обычно в определенном направлении, т. е. большой мощности одной части разреза соответствует и большая мощность выше — и нижележащих толщ и наоборот». Им было указано на то, что погружение краевого прогиба во времени и на площади происходило неравномерно.

В бассейне реки Косью в 1941—1945 г.г. вел работы А.П. Ротай. На основании изучения Кожымского месторождения им дано первое обоснование стратиграфического расчленения пермских отложений района, составлена геологическая карта.

В месторождениях района верхнего течения реки Косью им выявлены нередкие случаи залегания конгломератов в кровле угольных пластов и размыва верхней части пластов. А.П. Ротай делает вывод о частом присутствии размывов и перерывов в угленосной толще верхней перми. Конгломераты указанного района он относил к аллювиальным отложениям.

С 1946 по 1948 г.г. разрезы перми Кожымской и Интинской синклиналей изучались В.А. Евстрахиным. В этих разрезах им отмечено наличие циклического изменения гранулометрического состава пород. Циклы хорошо выдерживаются по площади, что вполне увязывается с устойчивостью основных угольных пластов. Образование угленосной толщи по В.А. Евстрахину, происходило в условиях прибрежных болот и лагун в соответствии со схемой колебательных движений, рисуемых Г.А. Ивановым.

В 1956—1960 гг. в рассматриваемом районе литостратиграфические исследования проводила Ф.И. Енцова. Ею изучены юньягинская, воркутская и печорская серии. Данные литологического описания керна скважин и обнажений пород Енцовой обработаны с точки зрения концепции о лагунно-баровой обстановке утленакопления.

Большой вклад в изучение интинской свиты Интинской синклинали, внес Г.А. Дмитриев. В 1948 г. им в шахте 5 (ныне шахта «Восточная») в кровле пласта 10 были обнаружены кости наземных позвоночных (амфибий и рептилий). Установлено, что район захоронения позвоночных представлял собой озерный бассейн в торфяном болоте (торфяник пласта 10) шириною несколько сот метров и длиною не менее 1 км. Здесь же изучены зона и канал размыва, заполненные песчаником. Канал размыва в плане имеет извилисто-линейное расположение и, как теперь выяснилось, протягивается примерно параллельно Интинской синклинали, находясь в пределах самой синклинали (на 1993 г. его установленная протяженность составила 21 км).

Анализ условий залегания кровли и почвы угольного пласта 10, характера захоронения позвоночных, литологического состава отложений озерного бассейна, зон замещения и размыва позволил Г.А. Дмитриеву высказать следующее: «Пониженным формам прошлого рельефа почвы пласта соответствуют пониженные формы рельефа периода образования пласта и пород его кровли, т. с. рельеф как бы передается по наследству от периода образования низшего слоя почвы к вышележащему пласту и к породам его кровли». Этот вывод, подкрепленный достоверным фактическим материалом, по существу является первым высказыванием, наводящим на мысль о необходимости признания существования палеоструктур (унаследованных неровностей рельефа) при формировании угольного пласта и вмещающих его пород. При этом эти структуры могли проявляться и в виде относительно узких «каналов размыва» ширимою, как теперь известно, 200—700 м.

Исследование остатков наземных позвоночных позволило отнести их к сухопутным животным, приспособленным к довольно теплому климату. Ho этот климат, очевидно, периодически был засушливым. Е.Д. Коижукова и Г.А. Дмитриев отмечают, что по степени эволюционного развития и экологически интинская фауна близка к фауне красноцветов Техаса серии Клир-Форк. «Серия слоев Клир-Форк является отложением бассейнов со стоячей водой типа озер или стариц с подчиненным значением участия текучих пресных вод».

Породные прослои угольного пласта 10 Г.А. Дмитриев считал образованными в условиях «засухи». Многочисленными убедительными фактами Г.А. Дмитриев доказал, «что породные прослои пласта 10 надо рассматривать как слои древней почвы, образовавшиеся в торфянике в периоды осушения за счет биохимических изменений верхнего слоя торфа. Вероятнее всего, причины этого «осушения» кроются в изменении климатических условий». На наш взгляд, осушение в данном случае происходило за счет понижения уровня грунтовых вод. Это вытекает из высказываний Г.А. Дмитриева о том, что время образования описываемых породных прослоев (иногда по текстуре брекчиевидных) не соответствует времени обводнения и затопления местности. Точнее, образование описываемых породных прослоев в пласте 10 соответствует, на наш взгляд, фазам поднятия, а пачек угля — фазам нисходящих движений.

Г.А. Дмитриев считает неправдоподобным представление Г.А. Иванова и других о сложных колебательных и волновых движениях, будто бы необходимых для процесса углеобразования. Он писал: «Для захоронения торфяника вовсе не обязательны сложные волновые движения, а вполне достаточно простого однонаправленного опускания». Убедительным является доказательство о том, что нет никаких оснований рассматривать торфяной слой как образование разновременное. По мнению Г.Л. Дмитриева, торфообразованием в один момент (в геологическом понятии времени) охватывается вся равнина, т. с. болотистая местность. Образование торфа, по его мнению, не происходит в результате колебательных и волновых движений земной коры, вызывающих перемещение фаций прибрежных торфяников вслед за перемещением береговой линии, как это представляют Г.А. Иванов и другие.

Уровень грунтовых вод в равнине, по представлению Дмитриева, должен совпадать с уровнем ее поверхности. «Изменение климатических условий и гидрогеологического режима равнины за счет ее поднятия и опускания также сказывается на всей площади торфяника».

Важными являются выводы Г.А. Дмитриева о происхождении кластических жил (название применяется для песчаных тел в угольном пласте) и даек (для песчаных тел во вмещающих уголь породах), которые позволили полностью игнорировать господствовавшее тогда представление об их образовании в условиях речного осадконакопления.

Вопросами условий накопления угленосных отложений в Интинском районе занимался В.М. Бутров, проработавший здесь почти 26 лет (с 1941 по 1967 г.г.). Его представления изложены в ряде рукописных работ, хранящихся в фондах ГГП «Полярно-уралгеология». Для лекворкутской и самых низов интинской свиты он придерживался лагунно-баровой концепции осадконакопления. В век накопления пород интинской свиты, как считает В.М. Бутров (1960 — фонды), общий подъем поверхности земной коры зашел уже так далеко, что в моменты наибольших опусканий морские воды были не в состоянии проникнуть в пределы рассматриваемой площади (т. е. в район Интинской синклинали). Подъем территории, по его мнению, обуславливал накопление некоторой части осадков большинства циклов на уровне, несколько превышающем базис эрозии, что приводило к усилению эрозионной деятельности, следами которой являются гравелитовые песчаники аллювиального происхождения. Линейно-вытянутые тела песчаных и песчано-гравелитовых пород в Интинском районе встречены над пластами 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 и 11. Существенно то, что поверхность эрозионного среза, при ее наличии в том или ином межпластовом интервале или проходит выше угольного пласта, или только касается его кровли, или же, в крайнем случае, захватывает лишь его верхнюю часть, но не больше. Нигде не отмечалось случаев полного уничтожения пласта размывом. (Так было при В.М. Бутрове. Теперь известны случаи полного размыва угольных пластов 5, 8, 10 и 11). Обстановка формирования интинской свиты В.М. Бутрову представляется следующим образом: погружение с образованием торфа, дальнейшее погружение под уровень опресненных прибрежно-лагунных вод. Фации затопления, подчеркивает он, присутствуют в кровле любого угольного пласта. Затем иачииается поднятие. При этом возникают размывы. новое опускание поверхности до уровня базиса эрозии знаменует начало следующего цикла с торфообразованием.

Вышеприведенная схема последовательности вертикальных тектонических движений, происходивших, по мнению В.М. Бутрова, при накоплении угленосной толщи, по-видимому, близка к истине.

Изучением угленосной толщи Интинской синклинали более 15 лет занимался Ю.Н. Приходько. Его исследования охватывают большой круг вопросов.

На основе детального литологического описания разрезов по горным выработкам им выяснен характер изменчивости вмещающих уголь пород в разрезе и на площади Интинского месторождения. Прослежены руслообразные размывы и установлена степень влияния на их разработку месторождения, предложена методика определения механических свойств горных пород, дана классификация пород кровли очистных забоев и т.д.

Большого внимания заслуживают выводы Ю.Н. Приходько о том, что колебательный режим и связанная с ним закономерная миграция фаций лагунно-барового ландшафта нe определяют строения песчаниковой пачки, располагающейся в средней и наиболее значительной по мощности части угленосного цикла.

Ю.Н. Приходько успешно занимался определением величины усадки углей и вмещающих пород (величина усадки углей — шестикратная, а большинства пород, в т. ч. и песчаников, — около 1,5), а также рассмотрел вопрос о влиянии ее на осадконакопление.

В угленосном цикле Ю.Н. Приходько выделяет пять частей: 1. угольный пласт; 2. глинистую пачку в его кровле; 3. песчанистую пачку; 4. горизонт эпигенетических размывов, встречающийся внутри песчанистой пачки; 5. подугленосную пачку — породы со специфическими текстурными особенностями в непосредственной почве угольного пласта. Наличие в угленосной толще образований, возникших в результате почвообразовательного процесса, им отвергается полностью.

Над проблемой выяснения условий угленакопления в Печорском бассейне много работали Б.Л. Афанасьев, Г.М. Ярославцев и В.И. Яцук. Они выдвинули новую концепцию, по которой углеобразование слитных пластов происходит в обстановке «приплатформенной геоантиклинальной» суши. Последняя, по их мнению, со стороны Урала омывалась периодически опресняющимся морским бассейном, а со стороны Русской платформы — нормально соленым.

Более детальное освещение данная концепция получила в работа Б.Л. Афанасьева. Высказывая гипотезу об углеобразовании на островных сушах, он выступает против представления о лагунно-баровой обстановке углеосадкообразования, разработанного Г.А. Ивановым и А.В. Македоновым. Угольный пласт не является разновозрастным в различных своих частях, как это утверждает Г.А. Иванов. Углеобразующий торфяник имеет один и тот же геологический возраст на всей площади островной суши. Анализ явления расщепления угольных пластов в Печорском и других бассейнах приводит к утверждению, что образование слитных угольных пластов происходило на антиклинальных поднятиях или на склонах, нередко впоследствии эродированных.

Заслуживает внимания указание Б.Л. Афанасьева на то, что «начало опускания приводило к подъему грунтовых вод, заболачиванию и развитию торфяников».

Б.Л. Афанасьевым собраны материалы, говорящие о том, что слитный пласт формировался в районах развития верховых болот (в болотах водораздельного типа). В последних преобладала моховая растительность. В зоне же расщепления торфяники были низинными, в них преобладала древесная растительность.

В своих работах Б.Л. Афанасьев вполне резонно поднимал вопрос о необходимости включения в раздел угольной геологии новой отрасли науки — палеопедологии — науки об ископаемых почвах.

С 1947 по 1983 г.г. общее геологическое руководство при разведке месторождений угля в Интинском районе осуществлял Г.Г. Богданович. Он внес заметный вклад в изучение района. Большое значение имеют региональные поисковые работы, проведенные по его инициативе. В описываемом районе к ним относятся буровые профили «Железнодорожный», «Инта-Неченский» и «Уса-Кочмесский». Эти профили почти вкрест простирания пересекают центральную часть Косью-Роговской впадины. Аналогичные профили проведены в Шарью-Заостренской синклинали (два профиля) и на Кушшорском поднятии.

На юге центральной части Косью-Роговской впадины эти работы позволили уточнить разрезы перми, выявить Верхне-Косьюнскую брахисинклиналь, заполненную в осевой своей части триасовыми отложениями.

Данные Ю.М. Портнова и И.В. Ивановой по работам Печоро-Усинской речной сейсморазведки, бурение скважин ИК-657, К.очмес-1 на Кочмесском поднятии, а также скважин Уса-Кочмесского профиля развеяли ошибочное представление об огромной глубине по ложу пермских отложений центральной части Косью-Роговской впадины. Считалось, что она равна мощности сводного разреза перми, т. е. 5—8 км. Выяснилось, однако, что на Кочмесском поднятии мощность пермских отложений лишь немногим больше двух километров, и что самая нижняя часть разреза перми сложена известняками, мощностью около 500 метров.

Для изучения геологии и угленосности Митинского угленосного района существенное значение имели работы ЦНИГРИ и ВСЕГЕИ. Более заметную роль среди них с 1927 по 1960 гг., как было отмечено выше, имели исследования С.А. Голубева, Т.Н. Пономарева, А.П. Ротая и других. С началом масштабных регионально-геологических работ по составлению Государственной геологической карты, выполнением палеонтологических работ, геологической съемкой и обобщением полученных данных по Правобережью Средней Печоры, по южной части гряды Чернышева и прилегающей к пей части Косью-Роговской впадины с 1956 по 1960 годы и с перерывами в 1968, 1969 и 1972 г.г. занимаются известные сотрудники ВСЕГЕИ В.П. Горский, и Е.А. Гусева. Итоги этих работ опубликованы в совместно или раздельно написанных ими статьях в 1960, 1961, 1969, 1971, 1986 и в 1991 г. По линии поисково-разведочных работ и тематических исследований значительные работы но районам распространения углесодержащих пермских отложений Интинского района с 1976 по 1993 г. проводились сотрудниками ВСЕГЕИ под руководством В. М. Богомазова, А.Е. Могилева. Эти работы выполнялись при участии Г.В. Каткевич, В.П. Владимирович, Н.П. Кашеваровой, А.В. Македонова, И.З. Фадеевой, и других. Результаты работ названных исследователей находятся в фондах ГГП «Полярноуралгеология».

С 1993 по 1995 г.г. включительно сотрудники отдела геологии угольных месторождений ВСЕГЕИ под руководством В. М. Богомазова продолжали проводить тематическую работу по обобщению геологических материалов по Интинскому геолого-промышленному району. Исследования сотрудников ВСЕГЕИ литологогенетического направления, а также геологические материалы в сводных научно-методических работах содержат ценные данные не только для Интинского района, но и для Приуралья.

С 1958 г. и с некоторыми перерывами, по 1989 г. детальным изучением каменноугольных, пермских и триасовых отложений в Печорской части Предуральского краевого прогиба, непосредственно примыкающего с юга к Интинскому району, занимался профессор геологического факультета Казанского государственного университета И.С. Муравьев. Им изучены Верхнепечорская впадина, Тиманское, Щугор-Вуктыльское, Среднепечорское поднятия и Болыиесынинская впадина. Кроме того, им и его коллегами детально описывались естественные и искусственные обнажения почти всех основных угольных месторождений Печорского бассейна. При этом И.С. Муравьевым были привлечены литературные материалы, касающиеся геологии огромной территории Тимано-Печорской провинции, в том числе по южной части гряды Чернышева и Интинской (Косью-Роговской) впадины, учтены данные бурения на площади Колвинского вала и т. д. Привлечение дополнительных материалов по указанным районам позволило И.С. Муравьеву полнее расшифровать закономерности распределения фаций каменноугольных, пермских и триасовых отложений и установить картину взаимоотношения их с основными структурными элементами области.

Результаты упомянутых исследований И.С. Муравьева опубликованы в ряде работ. Наибольшее внимание в них уделяется слабо разработанным и недостаточно освещенным в литературе вопросам верхнего палеозоя и нижнего мезозоя (триас): выявлению фациальных изменений осадконакопления, восстановлению верхнепалеозойского и триасового структурного плана области и его изменений во времени. Более широко в работах И. С. Муравьева рассматривается история формирования структуры изученной области, на основе которой выясняется тектоническая природа фациальных особенностей верхнепалеозойских образований. Большое значение для геологов Печорского бассейна имеет вывод И. С. Муравьева о том, что основные черты современного структурного плана унаследованы от поздневизейско-намюрского тектонического плана. Им установлено, что с поздневизейско-намюрской эпохи дальнейшее развитие структуры области шло по линии лишь усложнения основных тектонических форм дислокациями более высокого порядка. Отмечено также проявление унаследованности в простирании молодых структур от крупных структур раннего заложения.

И.С. Муравьев детально рассмотрел общие черты палеогеографии и палеотектоники районов гряды Чернышева и Интинской впадины в пермском периоде.

В последнее десятилетие И.С. Муравьев в печати, геологических коллективах, на конференциях и совещаниях выступал по обоснованию границ между нижней и верхней пермью применительно к Печорскому бассейну. Его доказательства, разработанные вместе с В.М. Игониным, З.З. Гизатулиным, А.В. Боговым, и данные исследований ученых Коми научного центра Г.П. Канева, В.А. Молина, Н.А. Колода и других, а также Уральского отделения Академии наук России легли в основу проведения указанной границы в кровле талатинской свиты, сложенной морскими осадками, и отнесения ее к кунгурскому ярусу. Эта идея была воплощена в жизнь решением IV-гo Регионального межведомственного стратиграфического совещания в г. Свердловске 19 апреля 1990 г.

Необходимость детального анализа исследований И. С. Муравьева сопряжена с тем, что многие исследователи Печорского бассейна, в т. ч. К.Г. Войновский-Кригер, А.В. Македонов, Л.Л. Хайцер и другие отрицают геологическую одновременность осадкоугленакопления и складкообразования. Данные И.С. Муравьева по югу Печорского бассейна, в т. ч. и по гряде Чернышева, позволяют уточнить структурно-морфологический план области, существовавший в верхнем палеозое, и говорить о значительном соответствии его с современным структурным планом. Эти выводы им получены в результате применения формационного анализа и последовательного рассмотрения соотношений структурных планов области, существовавших в каменноугольном, пермском, триасовом периодах, в сравнении их с современным структурным планом.

Главный геолог комбината «Интауголь» В. Г. Галькевич, работавший в Интинском угленосном районе с 1951 по 1981 г.г. и ушедший безвременно из жизни, оставил заметный след в изучении Интинского месторождения и условий разработки угольных пластов шахтным способом. Он участвовал в разведке шахтных полей и составлении геологических отчетов. В.Г. Галькевич является первым специалистом, опубликовавшим статью о горно-технических условиях эксплуатации шахт в Печорском бассейне.

В 1959 г., после окончания Петрозаводского университета, в г. Инту прибыл геолог А.М. Оллыкайнен. В конце шестидесятых годов под руководством В.Г. Галькевича им были выполнены исследования по определению объемного веса интинских углей в массиве способом пробной вырубки, приведшие к выявлению закономерностей изменения объемного веса углей в массиве под влиянием геологических факторов. Продолжая работать на Ипте, А.М. Оллыкайнен участвует в разведке и доразведке шахтных полей, новых угленосных площадей, в составлении геологических отчетов по разведанным участкам, являясь ведущим геологом экспедиции «Интауглеразведка». С 1973 г. он работает на шахте «Капитальная» и с 1981 г. главным геологом концерна «Интауголь».

Ю.В. Степанов, доктор геолого-минералогических наук, ныне работающий в г. Воркуте, в государственном геологическом предприятии «Полярноуралгеология», в начальный период своей геологической деятельности работал геологом на шахтах «Глубокая» (б. №№ 1 и 2), «Интинская» (б. № 15) и «Западная» (б. № 11—12), а затем в шахтной геологической службе комбината «Интауголь». В последующие годы он активно проводил изучение качественных параметров интинских углей и обобщение полученных при этом результатов.

Геологическим изучением Интинского угленосного района с 1956 г. и по сегодняшний день (со значительными перерывами в полевых работах) занимался также один из авторов данного раздела Н.А. Шуреков. В процессе поисковых и разведочных работ им изучались геологическое строение, литология, фации, стратиграфия и угленосность пермских отложений Кожымского и Интинского месторождений, на Неченской синклинали, Большесарьюгинском, Кушшорском поднятиях и в Шарью-Заостренской синклинали. Им изучены разрезы скважин на геологических (буровых) профилях через станцию Кочмес, разъезды Нюр, Ошпер, Бугры Полярные Северной железной дороги, а также разрезы перми в береговых обрывах (обнажениях) рек Юсьель (Лыаю), Кымбаж-ю, ручьев в верховьях реки Косью и самой реки Косью. При производстве подсчета запасов угля для Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) Шурековым были детально проанализированы материалы региональных буровых профилей «Железнодорожный» и «Уса-Кочмесский», а также скважины ИК-657, заданной на Усть-Кочмесском (Кочмесском) поднятии.

По распоряжению руководства Коми-Немецкого геологического управления в 1960 году Н.А. Шуреков был переведен из Интинской ГРЭ в Воркутинскую комплексную геологическую экспедицию. К тому времени геологическая служба Воркуты уже имела свои трудовые традиции, сильных лидеров в палеонтологии, в литологии, геологов-съемщиков, геологов-угольщиков, геофизиков, гидрогеологов и др.

Наличие творческого и трудоспособного коллектива, благожелательное окружение компетентных специалистов создали условия для появления заинтересованности и энтузиазма в работах по сопоставлению разрезов и проверке синонимики целевых угольных пластов на Воркутском, Воргашорском, Усинском, Сейлинском, Тальбейском, Среднеадзьвинском месторождениях. Широкий спектр направлений работ, включающий почти все отрасли угольной геологии, потребовал проработки фондовой и опубликованной литературы, самообразования, общения с вышеупомянутыми лидерами и основательного знакомства с результатами работ палеонтологов и литологов. Последние уже тогда находились на передовых позициях исследования Печорского бассейна. Весь постав перечисленных видов работ был Шурековым использован для «Составления проекта поисков углей в Печорском бассейне», выполненного совместно с Б.Л. Афанасьевым.

Вслед за завершением части работ по «Проекту...» Н.А. Шуреков занимался разработкой темы «Распространение и условия залегания мощных угольных пластов в Печорском бассейне». Эта работа сопровождалась проведением полевых работ по литологическому (детальному) описанию керна скважин и разрезов угленосных отложений в береговых обрывах рек (обнажениях). При этом значительные объемы работ были выполнены на месторождениях Интинского угленосного района.

Обобщения и выводы по исследованиям Шурекова опубликованы в 40 статьях и в 2-х монографиях.

Первая монография имеет название «Пермские угленосные отложения юга Печорского бассейна». В ней рассматриваются фации и литогенетические типы верхнепермских угленосных отложений, описываются торфяно-болотные, озерные, аллювиальные, элювиальные и инъекционные образования. Вопреки ранее существовавшим представлениям о морском генезисе перечисленных образований, доказывается их континентальное происхождение. Проанализированы случаи расщепления угольных пластов и на их примере показано конседиментационное развитие угленосных структур. Приводится обоснование связи углеобразования с подземными водами. В книге сформулированы для конкретной обстановки критерии прогнозной оценки перспективных на уголь площадей и даны рекомендации по выбору направлений поисково-разведочных работ.

Вторая монография вышла в свет под названием «О гидрогеологической и гидрологической сущности угленосных формаций (на примере Печорского бассейна)»; Издание Казанского университета, 1991 г.

В книге но изученным и выявленным литологическим признакам, выделяющимся при анализе пород, делается вывод, что в процессе формирования разреза угленосного цикла (в среднем за 100 тыс. лет) происходит одно тектоническое погружение и одно поднятие. Возникающие при этом естественные встречные движения наземных и подземных вод (подтоки и оттоки) обуславливают последовательное накопление в цикле всех комплексов отложений. Помимо всего, эти движения вод активно возбуждаются синхронными радиальными мелкоамплитудными тектоническими движениями, сосуществованием в прогибе артезианского бассейна. Полученный вывод позволяет прогнозировать развитие природы и рельефа через изучение современных ландшафтов. Определяется, что уголь, вмещающие его отложения и вся угленосная толща являются функцией одной из эпох развития седиментационной (водонапорной) системы. Приуроченность многих рудных месторождений к очагам и зонам разгрузки водонапорных систем и формирование углеводородного сырья в условиях седиментационных (артезианских) бассейнов доказываются многими исследователями. Если присовокупить к ним и угли, то общность и единство артезианского происхождения горючих и многих рудных полезных ископаемых представляются вполне логичными и очевидными. Это дает основание предсказывать неминуемость освоения в недалеком будущем субарктических древних артезианских бассейнов с целью выявления и добычи в них минерального сырья. В работе высказана идея прогноза перспективных на уголь площадей, исходя из изложенной в ней концепции генетической связи углеобразования с конседиментационными структурами и даны конкретные рекомендации.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: