Вещественный состав гранатов из основных современных морских россыпей северного Причерноморья и Приазовья

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Вещественный состав гранатов из основных современных морских россыпей северного Причерноморья и Приазовья

20.08.2020

Изучение минерального состава современных и погребенных россыпей имеет больное научное и прикладное значение при обнаружении промышленных концентрации различных россыпных минералов, установлении минералов-спутников как индикаторов определенных минеральных комплексов, а также получении информации об источниках сноса минералов, слагающих россыпь.

Минералогические исследования, выполняемые традиционными методами, например, оптическими (определение показателя преломления), рентгеноструктурными и другими позволяют лишь с различной полнотой и достоверностью получать косвенные сведения о составе минералов и диагностировать их. Для выяснения генетических особенностей формирования минеральных комплексов россыпей необходимо знание вещественного состава, который обычно определяется химическими методами или рентгеновским микрозондированием. Для мономинералов из коренных пород, принадлежащих одному петрографическому типу, достаточно единичных определений, поскольку они характеризует петрохимию комплекса в целом, а для россыпей, являвшихся минералогически полигенными, анализ валовой пробы мономинералов недостаточен.

На классическое химическое определение восьми-десяти видообразующих окислов расходуется граммовые количества вещества, поэтому при акцессорных содержаниях и исследовании россыпей этот метод не используется. Хорошие результаты для отдельных зерен мономинералов получены на рентгеновском микрозонде, однако уникальность аппаратуры пока не позволяет надеяться на повсеместное применение его в аналитической практике. Кроме того, для решения генетических вопросов наряду с видообразующими окислами ценную информацию может дать и микроэлементарный состав, определение ко торого не входит в задачи ни химического, ни рентгеноспектрального анализов.

Полученные нами методом микроспектрального анализа данные о вещественном составе гранатов представлены в таблице в виде минералов, расположенных в той последовательности, в которой они рассчитаны. Все проанализированные гранаты, исключая образцы из россыпей участка оз. Сожемое - мыс Железный Рог, которые заслуживают отдельного рассмотрения, относятся к существенно альмандиновым: содержание альмандиновых компонентов составляет 53-68%, для большинства проб выше 60%, пироновой - от 15 до 70%, а основной выше 20%. Поскольку суммарное содержание этих двух компонент сохраняется, то, очевидно, различия в химическом составе пород областей сноса отражены изменениями марганца и кальция и, соответственно, спессартиновой и андрадит-гроссуляровой компонент, которые варьирует в более широких пределах и занимает различные позиции вслед за главными миналами. Так, для розовых и серых гранатов мыса Тузла отмечается повышение содержания спессартина - до 14,53% и гроссуляра - до 12,77% при максимальных содержаниях этих миналов в сходных образцах из других точек всего 5,0 и 9,2% соответственно.

Из мономинеральных фракций, как видно из таблицы, нами выделены разновидности условно серого, оранжевого и розового с оттенками цветов. Следует отметить, что эти хроматические характеристики индивидуальны и специфичны для каждой россыпи, поэтому для выводов о связи цвет - состав необходимо накопление более значительного объема экспериментальных данных. Пока можно лишь указать на некоторое увеличение в серых пиральспитах альмандина, гроссуляра и спессартина за счет пиропа.

Минеральный состав россыпи оз. Соленое представительнее, чем других россыпей: здесь установлено около 40 минералов, из которых основными, кроме граната, являются эпидот, ильменит, амфиболы, циркон, дистенит и ставролит. В единичных знаках встречены самородные золото, медь и свинец, а также реальгар, аурипигмент и куприт.

Для гранатов оз. Соленое характерно возрастание содержания MgO до 15% и, соответственно, пироповой компоненты до 50-53% при 30-40% альмандина. Особый интерес вызывает розовые разновидности, имеющие всего 0,9% CaO при 2,8% Ce2O3, т.е. в финальном выражении 2,4% уваронита и 5,9% кноррингита. Наличие кноррингитовой компоненты, согласно представлениям B.C. Соболева и Н.В. Соболева, должно быть принято во внимание при прогнозировании алмазоносности. Необходимо отметить, что хромсодержащие гранаты в составе этой россыпи представлены и несколькими изометричными зернами уваровита, идентифицированными рентгеноструктурным анализом.

Перехода к характеристике микросостава гранатов подчеркнем, что анализу подвергались тщательно отобранные зерна, свободные от каких-либо посторонних твердых включении и проконтролированные под микроскопом при увеличении 240. Для большинства альмандинов, исключая образцы из россыпи мыса Тузла, в которых установлены только Y и Yb, характерно присутствие Ag , Zr , Sc, Zn, Y, Yb, V и Na. В пиропах россыпи оз. Соленое обнаружены Na, Zn, Zr, Cu, Mo, Be, Ni, V, Pb. При этом такие элементы, как Pb и Zr, содержатся только в розовых разновидностях; в них же отмечается повышенные по сравнению с оранжевыми и серыми пиропами концентрации Na(0,%8), V(0,03%), Be(0,007%) и Cu(0,05%). Каких-либо закономерностей в изменениях содержаний примесных элементов в пределах цветовых разновидностей или для гранатов, отобранных из различных россыпей, установить не удалось.

Для выяснения возможного петрографического типа пород, которые могли бы являться источником россыпных гранатов, мы сопоставила полученные результата с данными по вещественному составу гранатов из различных типов пород, приведенными Н.В. Соболевым. Оказалось, что для большинства альмандинов такими породами могли быть гнейсы и кристаллические сланцы, для альмандинов мыса Тузла - гнейсы и амфибодлиты, а для Поморие - амфиболита и андезиты. Пиропы россыпи оз. Соленое по составу близки образцам из эклогитов и пироксенитов.

Для установления источников поступления гранатов в россыпь оз. Соленое нами были исследованы гранаты из куяльницких отложении коренного берега в пределах пляжа, аллювия р. Туапсинки, дельтовых отложений р. Кубань, современных пляжевых отложений у мыса Тузла. Установлено, что пиропы оз . Соленое не имеет аналогов из указанных выше отложений ни по минальному составу, ни по набору элементов-примесей. Пока остается открытым вопрос о грязевых вулканах Таманского субрегиона как возможном источнике этих гранатов. Изложенное подтверждает целесообразность изучения гранатов из грязевых вулканов и тел пироксенитов, развитых на Северном Кавказе, с учетом мощной гравитационной аномалии, которая отмечается на границе суша - море в пределах этого участка и имеет в плане почти изометричнуо форму.

К основным итогам проведенной работы относятся определение вещественного макро- и микросостава пиральспитов из основньх россыпей Азово-Черноморской провинции и высказанны соображения о комплексах пород, являющихся вероятным коренным источником гранатов. Направление наших дальнейших исследований связано с изучением методом микроспектрального анализа вещественного состава основных минералов россыпей - гранатов, пироксеном, амфиболов, цирконоков, ильменита - и их кристалломорфологии, форму зерен, степени окатанности с целью палеогеографических реконструкции и установления источников сноса.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: