Рудно-метасоматические (петро-сульфидные) ассоциации колчеданно-полиметаллических месторождений

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Рудно-метасоматические (петро-сульфидные) ассоциации колчеданно-полиметаллических месторождений

02.08.2020

Характерной чертой пространственного размещения околорудных метасоматитов является их зональное распределение в пределах рудоносных структур с преимущественным развитием тех или иных разностей измененных пород на различных месторождениях. Опыт показывает, что дифференциация петрогенного вещества нередко закономерно сопрягается с дифференциацией рудного материала, причем определенного типа метасоматитам соответствуют специфического состава сульфидные концентрации. Статистически выдержанный в регионе характер ряда сообществ гидротермалитов позволяет определить их как рудно-метасоматические ассоциации, появление которых знаменует общность условий петро- и рудогенеза.

При анализе распределения сульфидной составляющей указанных ассоциаций удобно воспользоваться систематикой оруденения, разработанной Д.И. Горжевским применительно к Рудному Алтаю. В основу систематики положены количественные соотношения ведущих металлов в рудах, отражающие соотношения основных рудообразующих сульфидов. В составе единой колчеданно-полиметаллической рудной формации выделено пять типов (подформаций):

1) барит-полиметаллический — Cu 0—10% (ср. 5%), Zn 35—75% (ср. 55%), Pb 15-60% (ср. 40%);

2) собственно полиметаллический — Cu 0—20% (ср. 10%), Zn 50—80% (ср. 65%), Pb 20—50% (ср. 30%);

3) переходный к колчеданно-полиметаллическому — Cu 0—20% (ср. 10%), Zn 60—80% (ср. 75%), Pb 0—20% (ср. 15%);

4) колчеданно-полиметаллический — Cu 20—50% (ср. 30%), Zn 50—80% (ср. 60%), Pb 0-20% (ср. 10%);

5) медноколчеданный — Cu 50—80% (ср. 60%), Zn 20—40% (ср. 30%), Pb 0-20% (ср. 10%).

Ассоциации указанных типов оруденения с метасоматитами неодинаковы на объектах зон смятия и месторождениях, локализованных вне региональных разрывных структур.

В районах складчато-блокового строения, где преимущественно развиты измененные породы формации карбонат-хлоритовых метасоматитов, устойчивые рудно-метасоматические ассоциации устанавливаются в пределах рудоносных зон осаждения. В случаях зонального размещения метасоматитов в продольном к структурам направлении (а иногда и по мощности зон изменения) смене зон от тыловой к фронтальной части инфильтрационной колонки соответствует и закономерное изменение состава ассоциирующего с метасоматитами оруденения (табл. 43). При этом существенно хлоритовые и карбонат-хлоритовые породы, располагающиеся в основании колонки, ассоциируют в основном с медноколчеданными и колчеданно-полиметаллическими рудами, содержащими повышенные количества пирита, смешанного типа — серицит-карбонат-хлоритовые метасоматиты — в зависимости от соотношений ведущих породообразующих минералов сопровождают оруденение переходного типа или собственно полиметаллическое, и наконец, существенно серицитовые скопления в верхах рудоносных структур обрамляют барит-полиметаллические руды. Малоинтенсивный пятнисто-прожилковый характер метасоматических преобразований в верхней зоне обусловливает обычно наблюдаемое размещение последнего из упомянутых типов оруденения в относительно малоизмененных вмещающих породах.

В целом можно отметить, что понижение содержаний в метасоматитах основной «фемической» составляющей — хлорита и относительное нарастание количеств главного «сиалического» компонента — серицита — сопровождается сменой медных и медно-цинковых руд полиметаллическими и барит-полиметаллическими. Карбонат в этом отношении ведет себя индиферентно — он может обогащать зоны как хлоритолитов, так и серицитолитов.

Выявленная зависимость состава метасоматитов и руд выражается не только в соответствии зон метасоматической и рудной колонки. Она обнаруживается и при сопоставлении разнотипных (часто незональных) объектов, характеризующихся преимущественным развитием тех или иных разностей гидротермалитов. Так, на объектах с подавляющим господством в зонах изменения хлоритовых пород ведущими (по объему) типами оруденения оказываются медноколчеданный и (или) колчеданно-полиметаллический (Орловское месторождение, «древние» залежи Корбалихинского месторождения); в случае накопления карбонат-серицитовых и серицитовых масс месторождение оказывается полиметаллическим или барит-иолиметаллическим (Риддер-Сокольное, Змеиногорское); при смешанном составе метасоматитов обычно господствуют руды переходного типа (Ново-Золотушинское месторождение). Применительно к последнему случаю эмпирически установленное содержание светлых слюд в рудоносных зонах осаждения колеблется в пределах 10—30%. Ниже этого предела намечается переход к колчеданно-полиметаллическому оруденению, выше — к собственно полиметаллическому.

Вышеизложенное позволяет наметить следующие основные рудно-метасоматические ассоциации, свойственные районам складчато-блокового строения:

1) хлоритолиты (с карбонатом или без него) —медноколчеданные и колчеданно-полиметаллические руды;

2) серицит (10—30%)-карбонат-хлоритовые метасоматиты — руды переходного типа;

3) серицит (30%)-хлоритовые и существенно серицитовые метасоматиты (с карбонатом или без него) — полиметаллические руды;

4) пятннсто-прожнлковые серицитолиты — барит-полиметаллические руды;

Закономерности зонального размещения рудно-метасоматических ассоциаций в пределах месторождений приводят к выводу о существовании факторов, оказывающих общее влияние на распределение как петрогенных, так и рудогенных компонентов. К числу таких факторов следует, очевидно, отнести кислотно-щелочные условия среды минералообразования. Смена зон отложения железа и щелочноземельных элементов зонами накопления калия может свидетельствовать о возрастании щелочности растворов по мере их инфильтрации от тыловой к фронтальной части колонки осаждения. Этому соответствует и понижение величин, потенциалов ионизации в ряду главных породообразующих компонентов: Fe3+ (441), Fe2+ (276), Mg2+ (240), Ca2+ (208), K+1 (100). Сопоставление данного ряда со значениями потенциалов ионизации зонально распределенных рудообразующих компонентов выявляет аналогичную тенденцию: Cu2+ (323), Zn2+ (316), Pb2+ (257), Ba2+ (182).

Блнзповерхностный тип рассматриваемой группы месторождений, а также наличие значительных по массе скоплений барита на их верхних горизонтах наводят на мысль о весьма важной роли в минералообразовании и окислительно-восстановительных процессов. Влияние последних на зональное размещение рудно-метасоматических ассоциаций можно определить исходя из сродства породо- и рудообразующих компонентов с серой и кислородом. Применительно к гидротермальным условиям данные по этому вопросу приведены А.А. Маракушевым, установившим расчетным путем следующий ряд компонентов (в порядке возрастания сродства с сульфатным кислородом относительно сульфидной серы): Au, Hg, Ag, Pd, Cu, Bi, As, Sb, Cd, Zn, Sn, Jn, Co, Ni, Pb, Fe, Tl, Mn, Ti, Al, Mg, Zr, Be, Ca, Cr, Li, Na, Sr, К, Ba. Как видно из приведенного ряда, интересующие нас нетрогенные элементы по мере нарастания их сродства с кислородом располагаются в такой последовательности: Fe, Mg, Ca, К, а рудогенные компоненты — Cu, Zn, Pb, Ba. Близкое соответствие расчетных данных с наблюдаемыми в природе указывает па существенное влияние потенциала кислорода в растворах на распределение минеральных парагенезисов в рудных зонах месторождений.

Таким образом, возникновение рудно-метасоматической зональности определяется совместным и однонаправленным воздействием факторов изменения кислотности — щелочности и окислительно-восстановительного потенциала растворов по мере их инфильтрации от глубин к поверхности. Единообразие условий накопления околорудных метасоматитов и руд связано с их тесной временной близостью, последовательным выпадением нерудного, а затем и рудного вещества из одной порции гидротерм при отсутствии существенных перерывов в процессе гипогенного минералообразования. Вещественно-геохимическим связям сопутствует и общность текстурно-структурных черт метасоматитов и руд, выделяющихся в закономерном соответствии то в виде колломорфно-метаколлоидных скоплений, то в форме кристаллически-зернистых агрегатов замещения или выполнения. Роль метаколлоидных текстур и текстур выполнения в общем случае возрастает в направлении от рудно-метасоматических ассоциаций нижних зон колонки к верхним.

Остановимся на возможных причинах преимущественного развития па отдельных месторождениях тех или иных рудно-метасоматических ассоциаций. Как уже отмечалось, разнообразие нерудных составляющих этих ассоциаций определяется в основном соотношениями хлорита и серицита в составе метасоматитов. Имеющийся статистический материал показывает, что это соотношение определяется составом исходных пород, претерпевших гипогенное выщелачивание на глубоких горизонтах рудоносных структур. При выщелачивании основных по составу вулканитов господствующее значение в зонах осаждения приобретает хлорит, нередко со значительной примесью карбоната (Орловское месторождение), в случае замещения вулканитов кислого состава степень хлоритизации резко понижается и на уровне осаждения заметно возрастает относительное содержание серицита (Рубцовское, Таловское, Ново-Золотушинское н другие месторождения). Влияние осадочных пород менее четко выражено, иногда оно сказывается в повышенных концентрациях карбоната или хлорита с карбонатом.

С точки зрения химизма метасоматических процессов данная закономерность находит объяснение в заметно большем объеме выноса и последующего переотложения железа, магния и кальция при выщелачивании основных по составу сред относительно кислых. Что же касается калия, то основная масса этого компонента является «первичной», обусловленной специализацией галогенного флюида. Она в основном расходуется в метасоматических реакциях на уровне выщелачивания (при формировании кварц-серицитовых парагенезисов) и лишь в незначительном количестве поступает на верхние горизонты зон осаждения. Кстати, эксперименты А.А. Попова показывают, что серицит может формироваться как в кислотной среде (при высокой концентрации калия в растворах), так и в щелочных условиях (при низкой концентрации калия). Именно последний случай, по-видимому, обусловливает появление в зонах осаждения новых генераций серицита. На уровень накопления этого минерала определенное влияние оказывают также объемы калия, вытесненные в раствор при существенно хлоритовом замещении пород непосредственно в зонах осаждения. Резюмируя сказанное, необходимо подчеркнуть, что состав вмещающих пород существенно влияет на степень концентрации хлорита и карбоната и заметно меньше сказывается на масштабах накопления серицита, относительные количества которого в пределах отдельных зон изменяются в зависимости от абсолютных объемов хлоритовых и карбонат-хлоритовых новообразований.

Установление важной роли состава вмещающих пород при формировании разнотипных метасоматитов дает основание обратиться к этому фактору и при анализе причин возникновения различных по соотношению металлов типов оруденения. Большинством исследователей признается эндогенная природа полиметаллической специализации рудоносных гидротерм на Рудном Алтае, связанная с развитием родоначальиого магматического очага (или очаговой зоны) на границе базальтового и гранитно-метаморфического слоев земной коры. Ориентировочное представление о характере этой специализации может быть получено путем усреднения соотношений основных рудообразующих металлов на объектах региона в целом. Применительно к промышленным месторождениям это среднее соотношение выглядит как Pb:Zn:Cu=1:3:0,7 и приблизительно отвечает границе переходного и полиметаллического типов оруденения.

Основываясь на геохимических особенностях процесса гипогенного выщелачивания, выраженных в разложении первичных минералов пород и массовом выносе оснований, можно полагать, что указанное соотношение металлов может изменяться за счет поступления в раствор рудогенных компонентов в зонах формирования кислотных парагенезисов. Возможность такого рода процессов подтверждается материалами по Золотушинскому и Стенному месторождениям, где в зонах выщелачивания устанавливается вынос из замещаемых пород ряда металлов и в том числе цинка и меди. По данным этих исследователей, аналогичные явления характерный для ряда месторождении Урала (Гайского, Джусинского, Красногвардейского и др.).

Различия в составе выщелачиваемых пород предполагают и разный масштаб выноса тех или иных металлов. В табл. 44 приведены данные о фоновых содержаниях меди, свинца и цинка в рудовмещающих породах полиметаллических месторождениях Рудного Алтая. Из данных таблицы видно, что относительному обогащению раствора медью (и возможно цинком) благоприятствует развитие зон выщелачивания по основным средам, а накоплению свинца способствует разложение кислых по составу пород. Влияние осадочных толщ носит в этом отношении промежуточный характер.
Рудно-метасоматические (петро-сульфидные) ассоциации колчеданно-полиметаллических месторождений

В свете изложенного интересно отметить, что в случае развития зон выщелачивания исключительно за счет порфмров оруденение в зонах осаждения, как правило, оказывается собственно полиметаллическим и реже относится к переходному типу (Степное, Таловское, Ново-Золотушинское и другие месторождения). Напротив, при существенной роли на путях движения кислотных гндро-терм вулканитов основного состава формируются руды медноколчеданного и колчеданно-полиметаллического типов (Орловское, Золотушмнское и др.). В последнем случае, очевидно, проявляется вынос из основных сред не только меди, но и железа, входящего в состав хлорита осаждения и обеспечивающего накопление значительных масс серных колчеданов.

Таким образом, формирование разнотипных месторождении с преимущественным развитием тех или иных рудно-метасоматических ассоциаций находит удовлетворительное объяснение с позиции разномасштабного выноса петро- и рудогенных компонентов при кислотном выщелачивании различных пород с последующим осаждением этих компонентов совместно со «сквозными» составляющими раствора в рудоносных зонах осаждения. Это положение ни в коей мере не исключает возможности существования изначальных вариаций в соотношениях металлов в растворах, обусловленных гипогенными причинами (различиями в истории развития магматических очагов, поставлявших порфировую магму, явлениями «расслоения» гидротермальных потоков на путях их подъема и т. д.). Однако факт преимущественно полиметаллического и реже переходного состава оруденения, ассоциирующего с «внутрипорфировыми» зонами выщелачивания, убеждает нас в том, что эти вариации представляют собой скорее исключения, нежели правила. Примером такого рода исключений может служить Николаевское месторождение, в пределах которого зона выщелачивания развивается по эпилипаритовым порфирам, но состав руд близок к колчеданно-полиметаллическому. Следует, однако, отметить, что на этом месторождении зона осаждения отсутствует и, по мнению некоторых исследователей, значительная часть руд формировалась гидротермально-осадочным путем. Соответственно здесь вступают в силу существенно иные факторы концентрации и рассеяния рудного вещества.

В пределах региональных зон смятия и сопряженных с ними глубинных разрывных структур в условиях проявления формации кварц-серпцитовых метасоматитов выделяются существенно иные ассоциации измененных пород и руд. Эти ассоциации, как правило, приурочены к центральным зонам предрудного выщелачивания, в связи с чем разнообразие рудно-метасоматических сообществ определяется в основном вариациями состава метасоматитов и руд на участках максимального развития кислотных процессов.

Как было показано, характер метасоматических новообразований в центральных зонах выщелачивания связан с их положением в регионально проявленной продольной (инфильтрационной) колонке. В направлении от тыловой к фронтальной ее зоне интенсивность изменения понижается и соответственно происходит смена кварцитов серицитолитами и далее серицит-кварцевыми метасоматитами, обогащенными серным колчеданом. Формирование двух последних зон обусловлено дифференцированным по вертикали переотложением алюминия и железа, вынесенных из зоны окварцевания.

В связи с растянутым характером метасоматической зональности на различных объектах вскрываются отдельные зоны инфильтрационной колонки и господствующее значение приобретают те или иные разности метасоматитов. Наблюдения показывают, что в соответствии с изменением состава метасоматитов изменяется и тип ассоциирующего с ними оруденения. Так, в случае преимущественного развития кварцитов на месторождениях господствуют руды полиметаллического типа (Зыряновское, Гусляковское), серицитолиты ассоциируют с рудами переходного типа (Тишинское), а серицит-кварцевые метасоматиты — с колчеданно-полиметаллическими рудами (Иртышское, Ново-Березовское, Стрежанское месторождения). В указанной последовательности изменяется и масштаб накопления синрудных метасоматических образований — слабо выраженных на полиметаллических объектах, умеренно проявленных в связи с оруденением переходного типа и наиболее мощно представленных на колчеданно-полиметаллических месторождениях. Дифференциация синрудных метасоматитов по составу проявлена слабо. Обычно преобладают хлоритовые скопления (с примесью кварца, карбоната, мусковита), и лишь в единичных случаях ведущее значение приобретает альбит (Иртышское месторождение).

Изложенное позволяет выделить следующие рудно-метасоматические ассоциации, свойственные объектам региональных зон глубинных разломов:

1) предрудные кварциты — синрудные хлоритолиты (слабо проявленные) — полиметаллические руды;

2) предрудные сернцитолиты — синрудные хлоритолиты (умеренно проявленные) — руды переходного типа;

3) предрудные серицит-кварцевые метасоматнты — синрудные хлоритолнты и альбититы (интенсивно проявленные) — колчеданно-полиметаллические руды.

Выявление причин появления разнотипных сообществ измененных пород н руд сводится к определению закономерностей дифференциации рудного и нерудного вещества в пространстве. Относительно распределения предрудных метасоматитов выщелачивания вопрос решается путем воссоздания описанной ранее инфильтрационной метасоматической колонки (см. табл. 37). Она объясняет и разномасштабный характер накопления синрудных образований: по мере увеличения интервала путей движения кислотных растворов (от тыловой к фронтальной зоне колонки) возрастают суммарные объемы выщелоченных пород и соответственно концентрации щелочных и щелочноземельных компонентов в гидротермах, что определяет и нарастающий масштаб выпадения основании в указанном направлении. При этом в голове «основной волны» потока возможно разделение выносимых компонентов с накоплением легкоподвижного натрия на наиболее высоких уровнях зон синрудного осаждения.

Закономерности миграции компонентов в предрудную стадию существенно влияют и на формирование разнотипных сульфидных концентраций. Ранее отмечалось, что в процессе выщелачивания железо выносится из зоны кварцитов и в массовом количестве переотлагается в зоне серицит-кварцевых метасоматитов. Соответственно вверх по колонке наблюдается нарастание объемов серноколчеданных скоплений. Последние в зонах наложения полиметаллического оруденения сами по себе в определенной мере характеризуют ту или иную степень колчеданности руд.

Роль ранних скоплений серных колчеданов, однако, этим не ограничивается. Минералогические исследования показывают, что на объектах рассматриваемой группы скопления халькопирита тяготеют к участкам развития раннего пирита или к породам, обогащенным хлоритом. Эта закономерность объясняется дефицитом железа (или серы и железа) в рудоносных растворах, заимствующих указанный компонент из высокожелезистых сред, что свойственно и другим колчеданоносным провинциям. Пирит, таким образом, выступает как важнейший фактор осаждения меди из растворов, причем его количество в значительной мере определяет объем халькопиритовых новообразований. В результате меденосность руд возрастает в сравнительном ряду объектов с существенно кварцевым, серицитовым и серицит-кварцевым типами метасоматитов в центральных зонах выщелачивания.

В процессе формирования разнотипных рудио-метасоматических ассоциаций весьма важным представляется и фактор изменения состава вмещающих пород. Учитывая интенсивный характер явлений выщелачивания, наложенных на огромные по объему массы пород, следует предполагать заметную роль в рудогенезе металлов, вынесенных из разложенных силикатных сред. Оценка этого фактора затруднена большой протяженностью зон изменения па глубину, где возможны самые разнообразные сочетания типов вмещающих пород. Нa доступном исследованию интервале можно видеть, что появление в ореоле выщелачивания основных или средних по составу пород ведет к резкому увеличению объемов синрудного хлорита и повышенной меденосности руд (Ново-Березовское месторождение), а преимущественно кислый состав выщелачиваемых пород сказывается на пониженной степени синрудной хлоритизации и относительном возрастании содержаний в рудах свинца (Иртышское месторождение). Оба указанных объекта при этом располагаются в пределах зоны серицит-кварцевых метасоматитов и по соотношению металлов в рудах относятся к колчеданно-полиметаллическому типу. По-видимому, в каждом конкретном случае влияние вмещающих пород сочетается с факторами миграции вещества в направлении инфильтрации гидротермальных потоков, внося те или иные осложнения, но не затушевывая ведущие тенденции в распределении петрогенных и рудогенных компонентов.

Приуроченность разнотипного оруденения к различным зонам инфильтрационной колонки выщелачивания наводит на мысль о возможной смене с глубиной колчеданно-полиметаллических руд залежами переходного типа и далее собственно полиметаллическими. He исключая подобной возможности следует отметить, что по сравнению с протяженными струями гидротермального изменения интервал рудоотложения значительно более короткий. И хотя ни одно из месторождений зон смятия не может считаться безусловно оконтуренным на глубине, все же на отметках ниже 800—1000 м (относительно верхней кромки рудных залежей) на ряде объектов наблюдается заметное обеднение руд, понижение линейных запасов, сокращение объемов массивных сульфидных скоплений по сравнению с убоговкрапленными и другие признаки, указывающие на приближенно к корневым зонам месторождений и нижней границе выклинивания руд. Все эти изменения в большинстве случаен происходят на уровне одной зоны инфильтрационной колонки а изредка затрагивают нижележащую зону. Примером последнего случая может служить Тишинское месторождение, где устанавливается переход рудоносных серицитолитов в кварциты. При этом намечается заметное понижение отношений Pb:Zn и Pb:Cu, при относительном постоянстве отношения Zn:Cu в рудах. Возможность же повторного накопления крупных масс сульфидов (при изменившихся соотношениях металлов в рудах) на больших глубинах остается проблематичной.

Резюмируя изложенное, подчеркнем, что предрудная гидротермальная деятельность создает предпосылки для формирования разнотипного оруденения на различных уровнях растворопроводящих структур. Реализация же этих предпосылок осуществляется на сравнительно коротком интервале рудоотложения, отвечающем тому или иному из указанных уровнен. При этом факторы предрудной дифференциации вещества сложно сочетаются с различиями в рудной специализации гидротерм и явлениями дополнительных поступлений металлов при разложении вмещающих сред.

Обращаясь к генетическим аспектам формирования двух описанных групп рудно-метасоматических ассоциаций, следует отметить ряд существенно отличных черт в присущих нм обстановках минералообразования. Метасоматиты карбонат-хлоритовой формации тесно парагенетически, а местами и генетически связаны с субвулканическими порфировыми интрузиями и являются производными вулканической деятельности девонского времени. Очевидно, эти же особенности свойственны и рудным ассоциациям, сближенным в пространственном и возрастном отношении с метасоматитами. Свидетельством снивулканнческой природы сульфидных скоплений служат факты обнаружения рудокластов в перекрывающих руды породах, сопряжение гидротермально-метасоматического оруденения с сульфидными концентрациями вулканогенно-осадочного типа, контроль оруденения вулканическими структурами, стратпформность ряда рудных залежей, сопровождающихся корневыми частями в виде секущих жил и зон прожилково-вкрапленных руд и другие признаки.

Существенно иные условия характеризуют обстановку формирования рудно-метасоматических ассоциаций региональных зон глубинных разломов. Специфика накопления гидротермальных продуктов в виде протяженных по простиранию и па глубину струй, группирующихся в субпараллельные системы в зонах разломов и обладающих в ряде случаев признаками независимого развития по отношению к вулканогенным образованиям и даже гранитоидным интрузиям, приводит к выводу о глубинном, вероятно, подкоровом источнике минерализующих растворов. Период инфильтрации гидротерм, судя по имеющимся данным, попадает во временной интервал между внедрением интрузий змеиногорского (С2—C3) и калбинского (C3—Р) комплексов и относится в целом к верхнепалеозойскому времени.

Интересно отметить, что в материалах многодетной дискуссии о возрасте полиметаллических месторождений Рудного Алтая, сводные данные по которой приведены в трудах совещания 1975 г. в г. Усть-Каменогорске, доводы в пользу «древнего» (девонского) времени формирования руд чаще относятся к объектам складчато-блоковых районов, а «молодого» (верхнепалеозойского) возраста оруденения — к месторождениям зон смятия. Видимо, это обстоятельство не случайно, а отражает реально проявленные в природе закономерности.

Весьма интересным представляется вопрос о причинах «полиметаллической» специализации гидротерм в зонах смятия. Сторонники «послескладчатого» возраста основного промышленного оруденения на Рудном Алтае, в том числе и локализующегося в зонах смятия, исходят из представления о ведущей роли глубинного магматического очага, поставлявшего рудоносные флюиды в течение средне-верхнепалеозойской истории развития региона с нарастанием интенсивности рудогенных процессов от ранних к поздним этапам тектоно-магматической деятельности. Геологи «эффузивного» направления, не акцентируя внимание на различиях в условиях рудолокализации в зонах смятия и пологоскладчатых районах, определяющее значение в накоплении рудного вещества отводят синвулканическим процессам девонского времени.

Касаясь вопросов распределения оруденения в пределах региональных зон глубинных разломов, необходимо отметить следующие факты. Протяженные струи гипогенного выщелачивания, совершенно однотипные по строению и минералого-геохимическим параметрам, могут быть как безрудными (или слабо минерализованными), так и промышленно рудоносными. Первые распространены практически по всему разрезу палеозойских толщ, а вторые локализуются исключительно в пределах продуктивных для «древних» залежей горизонтах палеозойского разреза, охватывающих в основном интервал от эйфельского яруса среднего девона до франского яруса верхнего девона. Примером сказанного может служить Иртышская зона смятия, где выделяется ряд интенсивно гидротермально проработанных, но практически безрудных зон серпцит-кварцевый метасоматитон, развивающихся по толщам фаменского возраста (Желиховские зоны, «Перспективная» зона, Бражихинские зоны) или карбоновым отложениям (Зудиловские зоны, зоны в нижнем течении р. Ульбы). В то же время основная часть зон изменения аналогичного типа, по рудолокализующих (Березовская, Ново-Березовская, Иртышская, Белоусовская и др.), заключена в породах эйфель-франского возраста.

Приведенные наблюдения наводят на мысль о том, что промышленные рудные концентрации в зонах выщелачивания могут возникать за счет ранних вулканогенных залежей в процессе их разложения потоками кислотных гидротерм с последующей регенерацией сульфидов на более высоких гипсометрических уровнях. «Омыванию» растворами больших объемов потенциально рудовмещающих толщ благоприятствует их близкое к вертикали залегание ирн общих конформных соотношениях с системами растворопроводящих разрывов. Отсутствие ранних сульфидных скоплений на путях инфильтрации гидротерм ведет к формированию стерильных или слабооруденелых (за счет ремобилизации компонентов вмещающих пород) зон метасоматитов.

Явления преобразования ранних сульфидных залежей под воздействием наложенных процессов привлекают в настоящее время внимание многих исследователей. В качестве факторов метаморфизма и регенерации руд рассматриваются динамические, контактовые, гидротермально-метасоматические, магматические (ассимиляционные) и некоторые иные явления, причем ведущая роль в процессе перемещения значительных масс рудного вещества отводится контактовым воздействиям гранитоидных интрузий. С влиянием наложенных гидротерм связывается перегруппировка сульфидов в контуре их первичного залегания или на незначительном удалении от этого контура в виде зон рудной вкрапленности или кварцево-сульфидных жил.

Учитывая резко повышенную интенсивность гидротермальных процессов в региональных зонах глубинных разломов с преобразованием огромных масс пород и существенным перемещением вещества и пространстве, воздействие поздних гидротермальных потоков в пределах указанного типа структур следует рассматривать как важнейший фактор преобразования первичных вулканогенных сульфидных концентраций. При этом могут быть выделены случаи относительно малых масштабов миграции рудных компонентов (Стрежанское, Шубинское месторождения), при которых сохраняются многие черты первичной вулканогенной природы залежей. В других случаях наблюдаемые факты свидетельствуют о вероятном глубоком преобразовании первичных руд с приспособлением переведенных в раствор рудных компонентов к формирующейся наложенной инфильтрационной метасоматической колонке, определяющей повторное отложение сульфидных масс в виде дисконформных с вмещающими породами тел (Иртышское, Березовское, Ново-Березовское, Тишинское и другие месторождения).

Резюмируя изложенное, можно сформулировать следующую гипотезу: изначальная «полиметаллическая» специализация поздних (верхнепалеозойских) потоков кислотных гидротерм глубинного происхождения отсутствовала. Рудоносность растворов обеспечивалась растворением ранних (девонских) сульфидных залежей при дополнительном поступлении металлов в процессе кислотного выщелачивания вмещающих пород. Совместное переотложение выщелоченных петрогенных и рудогенных компонентов приводило к формированию новообразованных рудно-метасоматических ассоциаций, в предельных случаях значительно оторванных от мест первоначального залегания исходных продуктов и целиком выступающих как молодые (верхнепалеозойские) гидротермальные продукты.

Представляется, что эта гипотеза удовлетворительно объясняет многие противоречивые факты, важнейшие из которых заключаются в закономерной приуроченности месторождений зон смятия к девонским вулканогенным толщам при одновременном наложении метасоматитов и руд на верхнепалеозойские структуры, молодые дайковые серии и гранитоидные интрузии. Для разрешения близкой ситуации, сложившейся на колчеданных месторождениях Среднего Урала, в последнее время также привлекаются явления разложения «древних» руд и последующей регенерации сульфидов под воздействием изложенных гидротермальных потоков, хотя и в предполагаемой связи с гранитоидными интрузиями.

Завершая рассмотрение рудно-метасоматических ассоциаций основных групп промышленных месторождений Рудного Алтая, необходимо отметить, что определенного типа сообщества петрогенных и сульфидных образований намечаются и на объектах других формаций (скарновой, биотит-эпидот-тальковой и т. д.), однако ограниченность имеющегося материала не позволяет в настоящее время их систематизировать и дать сколько-нибудь полную характеристику. Исследование указанных сообществ, особенно в группе контактово-регенерированных месторождений, представляет интересную и практически важную задачу последующих работ.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: