Перспективы выявления новых медных месторождений и рудных районов России » Ремонт Строительство Интерьер

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Перспективы выявления новых медных месторождений и рудных районов России

22.04.2021

Как следует из всего вышеизложенного, месторождения меди очень разнообразны как по своей геолого-промышленной характеристике, так и по времени образования. Однако основные запасы меди в мире, в том числе и в бывш. СССР, сосредоточены лишь в некоторых из этих разновидностей. Так, важнейшими и наиболее перспективными месторождениями можно считать:

— меднопорфировые месторождения кайнозойского (реже позднемезозойского) возраста, сформировавшиеся в условиях молодых подвижных поясов земного шара — Тихоокеанского и Средиземноморского;

— осадочные месторождения протерозойского возраста, образованные в последние стадии формирования древних платформ;

— осадочные месторождения верхнепалеозойского возраста, связанные с субгерцинскими впадинами на каледонидах;

— колчеданные месторождения палеозойского возраста, приуроченные в основном к герцинским складчатым областям и образовавшиеся на ранних и средних этапах их геосинклинального развития;

— медно-никелевые месторождения мезозойского возраста, связанные с интрузивными фациями трапповой формации и приуроченные к зонам активизации на платформах.

В бывш. СССР к числу перспективных следует отнести также медно-порфировые месторождения герцинского возраста, которые формируются обычно в пределах каледонид, вовлеченных в герцинские складчатые области. Жильные и скарновые месторождения, встречающиеся в широком возрастном диапазоне, обычно не дают крупных месторождений, хотя в отдельных случаях могут иметь промышленное значение. Карбонатитовые месторождения могут рассматриваться как перспективный тип комплексных медно-редкометальных с апатитом месторождении, но изучены они еще очень слабо.

Месторождения меднопорфировых руд кайнозойского и позднемезозойского возраста. Анализируя геологическую позицию северо-западной части Тихоокеанского складчатого пояса, автор еще в 1964 г. высказал соображения о наличии там крупных невыделенных меднопорфировых месторождений. То, что они там не известны, по мнению автора, объясняется отсутствием целеустремленных поисковых работ в этом районе. Возможность случайного выявления меднопорфировых месторождений слишком невелика, так как при рассеянном характере минерализации визуально этот тип оруденения, как правило, не фиксируется.

Следует подчеркнуть, что М.И. Ициксон указал на возможность выявления медно-молибденовых руд вкрапленного и прожилково-вкрапленного типа в связи с гипабиссальными и субвулканическими телами умеренно кислых гранитоидов в пределах Восточно-Азиатского вулканического пояса и, в частности, его Охотско-Чукотского звена. Указанный исследователь параллелизует этот район с яньшанндами юго-востока КНР. Правда, несколько позже Е.Т. Шаталов, В.П. Матвиенко и М.И. Ициксон возможность выявления месторождений меднопорфирового типа ограничили только внутренней зоной Тихоокеанского пояса, а именно Курильскими островами, восточным побережьем Камчатки в районе Усть-Камчатска и Корякским нагорьем. Te же авторы указывают на возможность нахождения медномолибденовой минерализации в связи с вулканогенными поясами как окраинно-материковыми (Охотско-Чукотское и Сихотэ-Алинское звенья), так и материковыми (Уяндино-Ясачинский, Западно-Сихотэалинский, Джугджуро-Становой, Умлекано-Огоджинский и др.). По их мнению, эти пояса перспективны, так как сложены наземными эффузивными покровами (андезиты, дациты, липариты) и прорывающими их субвулканическими и гипабиссальными телами гранитоидного ряда.

Основными факторами, благоприятными для формирования месторождений в этом районе, являются: 1) наличие субвулканических интрузий монцонитового или гранодиоритового типа эоцен-миоценового возраста; 2) наличие ослабленных тектонических зон линейного характера в породах докайнозойского возраста; 3) широкое развитие процессов гидротермальной переработки пород вплоть до образования вторичных кварцитов, а также калишпатизации, серицитизации и хлоритизации.

Из анализа геологической позиции американской части Тихоокеанского складчатого пояса следует, что наиболее крупные меднопорфировые месторождения американского типа образуются в триас-юрских породах в пределах той части внешней его зоны, которая примыкает к внутренней зоне; достаточно крупные месторождения образуются во внешней зоне у ее границы с платформой в породах, значительно консолидировавшихся к проявлению кайнозойской складчатости и имеющих возраст не моложе юрского (северо-американский тип); и, наконец, более мелкие месторождения сформировались во внутренней зоне пояса (филиппинский тип), как правило, в ослабленных зонах у границы с выступами палеозойских и мезозойских структур, слабо переработанных кайнозойской складчатостью, обычно эти месторождения не молибденово-медные, а медные, со сравнительно небольшим количеством сопутствующего золота и серебра. Характерно, что в пределах вулканических поясов, развитых на западных берегах Северной и Южной Америки, т. е. непосредственно среди эффузивных пород, крупных месторождений меднопорфировых руд не известно.

Отдаленность северной части советского сектора Тихоокеанского пояса (Магаданская, Камчатская области и север Якутии) от промышленных центров и слабая ее экономическая освоенность обусловливают промышленную ценность только достаточно крупных месторождений меднопорфировых руд, тем более, что в этих районах из-за климатических и физико-географических особенностей маловероятно присутствие месторождений с хорошо развитой зоной вторичного обогащения, таких, например, как в Южной Америке. Поэтому в настоящее время промышленную ценность могут представлять месторождения с достаточно значительными запасами.

Прогнозирование таких месторождений меднопорфирового типа затрудняется довольно сложной тектонической обстановкой в Верхояно-Чукотской складчатой области. Дело в том, что формирование складчатых структур здесь происходило не в условиях линейных давлений, как в американской части пояса, а между четырьмя жесткими массивами: Сибирской платформой на западе, Алданским щитом на юго-западе, Охотско-Колымским массивом (по-видимому, это был один массив) в центре и Чукотской плитой, или платформой, на севере, в результате чего возникли складчатые структуры, как бы огибающие Колымский срединный массив.

Учитывая, что в восточной части Тихоокеанского рудного пояса основное оруденение отмечается во внешней его зоне либо вблизи платформы, можно предположить, что более или менее крупные месторождения меднопорфировых руд могут располагаться вдоль северной, западной и юго-западной границ Колымского массива, а также на север и запад от Охотского вулканогена, частично заходя в его пределы.

Недостаточная геологическая изученность этих территорий не позволяет дать более конкретный прогноз, так как имеющиеся материалы недостаточны, чтобы выделить среди многочисленных интрузивов кайнозойские кислые интрузии, наличие которых необходимо для формирования крупных месторождений. Именно из-за отсутствия кайнозойских интрузий (как и других проявлений интрузивной деятельности) не может считаться перспективным па открытие месторождений меднопорфирового типа Верхоянский антиклинорий, находящийся, казалось бы, в очень благоприятной структурной обстановке.

В пределах Сихотэ-Алинской складчатой области меднопорфировые руды могут быть выявлены на всем ее протяжении как по обоим склонам Сихотэ-Алиня в пределах развития палеозойских и триас-юрских пород, так и вдоль границ области с Ханкайским и Буреинским массивами. В этом районе, как экономически более освоенном, чем рассмотренные выше, промышленное значение могут иметь и месторождения меньших масштабов: с запасами в 1,5—2 млн. т, но с содержаниями меди не менее 0,8 %.

Нахождение крупных месторождений меднопорфировых руд кайнозойского возраста в пределах советской части Средиземноморского складчатого пояса маловероятно, хотя небольшие месторождения промышленного значения там и могут быть открыты.

Месторождения меднопорфировых руд палеозойского возраста. Как уже указывалось, месторождении такого рода на территории бывш. СССР (Южно-Тяньшаньская, Джунгаро-Балхашская, Алтае-Саянская складчатые области) связаны с герцинскими гранитоиднымп интрузиями, представленными гранодиоритами, граноднорит-порфирами и плагиогранит-порфирами, прорывающими более древние (от силурийских до карбоновых) образования как вулканогенно-осадочные, так и интрузивные. Оруденение, как правило располагается на контакте вызвавших его интрузий с вмещающими породами (Кальмакырское, Коунрадское, Бощекульское Актогайское) или по периферии гранитоидиых массивов (Аксугское, Коксайское). При этом наблюдается приуроченность рудоносных интрузий к зонам глубинных разломов, а также широкое развитие процессов гидротермальных изменений вплоть до превращения пород во вторичные кварциты.

В каждой из указанных складчатых областей сейчас известно всего по два-три меднопорфировых месторождения, хотя в их пределах имеется ряд районов, где отмечается благоприятное для оруденения сочетание зон глубинных разломов с проявлениями герцинской интрузивной деятельности. При этом наиболее благоприятными для формирования меднопорфировых месторождений являются те площади, где развиты каледонские складчатые образования, которые к моменту проявления герцинской складчатости представляли собой достаточно жесткие глыбы, реагировавшие на герцинскую складчатость проявлением разрывной тектоники, а также смежные с ними области герцинид. По-видимому, наиболее перспективной следует признать Джунгаро-Балхашскую складчатую область, особенно в месте смыкания ее с Тенизской и Джезказганской впадинами на западе, Кокчетавской глыбой на западе и северо-западе, Жаркинской синклинорной структурой на востоке и Чуйской синеклизой и Илийской впадиной на юге. В Южно-Тяньшаньской области перспективны районы, пограничные с Северо-Тяньшаньской каледонской складчатой областью. Месторождения Алтае-Саянской области изучены более слабо, но, судя по аналогии с другими районами, можно предполагать, что наиболее перспективной на выявление меднопорфировых месторождений является ее восточная часть, особенно Тувинский прогиб, где девонские и карбоновые породы прорваны герцинскими гранитами.

Осадочные месторождения меди протерозойского возраста. То, что в настоящее время крупные осадочные месторождения меди нижнепротерозойского возраста известны только в двух районах мира — в Центральной Африке и на востоке бывш. СССР, по-видимому, обусловливается сложностью комплекса необходимых условий для их формирования, в том числе определенных условий зоны формирования исходного материала наличие меди в разрушаемых породах, рельеф, климат, развитие речной сети) и зоны седиментации (водный режим, водородный потенциал); Поэтому в данное время прогнозировать нахождение новых аналогичных районов на территории бывш. СССР очень трудно. Однако значительная площадь развития нижнепротерозойских образований в районах, примыкающих к Удоканскому месторождению, позволяет достаточно высоко оценивать возможность выявления там новых промышленных скоплений меди осадочного происхождения. Наиболее перспективны в этом отношении территории, расположенные к западу и северо-западу от месторождения по направлению к р. Витим, где недавно выявлено новое месторождение на р. Сюльбан. Аналогичные медистые песчаники встречены и к югу от Удоканского месторождения на участке Ункур. Восточнее Удокана выявлено месторождение Красное. Вообще территорию к востоку от Удоканского месторождения следует считать потенциально перспективной, так как нижнепротерозойские осадочные образования протягиваются вдоль Станового хребта до бассейна р. Нюкжи и верховьев р. Алдан. Значительный интерес представляет и площадь развития протерозойских пород, находящаяся к северу в бассейне р. Олекмы, где в последние годы выявлены медные проявления.

Поскольку в мире известны также осадочные месторождения меди верхнепротерозойско-нижнекембрийского (район оз. Верхнего в США) и кембрийского (Израиль и Иордания) возраста, интересен факт нахождения меденосных осадочных отложений (алевролитов и песчаников) среди верхнепротерозойских — нижнекембрийских образований западных склонов Приморского и Байкальского хребтов, протягивающихся вдоль всего западного побережья оз. Байкал. Здесь в отдельных точках были вскрыты медистые песчаники и алевролиты мощностью от 0,5 до 7 м с содержанием меди от 0,2—0,5 до 2—3%. Этот район представляет собой зачаточный краевой прогиб на юго-восточной окраине Сибирской платформы, выполненный рифейско-нижнекембрийскими осадками. Геологическая обстановка этого района аналогична той, в которой находятся осадочные месторождения юго-запада КНР, что позволяет предполагать здесь наличие месторождений осадочной меди промышленного значения.

Осадочные месторождения средне-верхнепалеозойского возраста. Крупные осадочные месторождения меди, время формирования которых датируется средним — верхним палеозоем, так же редки в мире, как и протерозойские, что объясняется аналогичными причинами (см. выше). Поэтому представляется целесообразным ориентироваться при изучении месторождений этого типа не только на поиски новых рудоносных районов, но и на более углубленное исследование уже известных.

Так, перспективы Джезказганского района (самого крупного в бывш. СССР) еще далеко не раскрыты в настоящее время. Изучена лишь только та часть Джезказганской впадины, в которой находится одноименная синклинорная структура, а остальная ее площадь еще совершенно не изучена. Это объясняется тем, что долгое время господствовало мнение о метасоматическом характере рудообразования в этом районе, который в первую очередь определялся тектоническими процессами, а не палеогеографическими условиями в девоне — карбоне, поэтому последние по существу остались слабо изученными. В пределах самой Джезказганской синклинорной структуры новых крупных месторождений, очевидно, нет, но аналогичная обстановка в других частях впадины могла существовать. Чтобы установить это, а следовательно, и решить вопрос о возможной рудоносности всей Джезказганской впадины, необходимо провести там соответствующие палеогеографические и литолого-фациальные исследования с применением бурения глубоких скважин по профилям. Необходимо также изучить и расположенную несколько севернее Тенизскую впадину, являющуюся аналогом Джезказганской по условиям образования. В пределах этой впадины на поверхности развиты пермские осадки, из-под которых по периферии выходят каменноугольные образования с проявлениями меди в отдельных точках. Эта территория Центрального Казахстана является наиболее перспективной на выявление новых месторождений медистых песчаников.

Судя по имеющимся геологическим данным, отложение меденосных осадков в Предуралье происходило при наличии сформировавшегося восточнее незадолго до того Уральского горного сооружения. Реки, текущие с этого хребта, были очень короткими и маломощными, что исключало образование крупных дельт, а следовательно, и накопление значительных по площади дельтовых осадков. Образование в это время Предуральского прогиба вызвало наступание моря со стороны Восточно-Европейской (Русской) платформы, благодаря чему меденосные отложения формировались на некотором удалении от береговой линии, т. е. западнее районов, где расположены известные рудопроявления. В связи с этим представляется целесообразным вести поиски месторождений, связанных с карбонатно-глинистыми породами, в восточной части платформы.

Тщательное изучение палеогеографических условий позднего палеозоя может наметить новые пути к разрешению проблемы выявления достаточно крупных осадочных месторождений меди в указанном районе.

В последние годы проявления осадочной меди встречены в районе Сетте-Дабана, где они связаны с красноцветными отложениями позднедевонского возраста, перекрытыми каменноугольными известняками. Сетте-Дабан является перикратонным краевым прогибом Сибирской платформы, формирование которого началось в конце верхнего протерозоя и завершилось в позднекарбоновое время. Развитие красноцветов в верхнем девоне свидетельствует о временной регрессии моря, находившегося на востоке, что создавало благоприятные условия для формирования дельтовых и прибрежных осадков потенциально меденосных. Учитывая значительную протяженность Сетте-Дабанского прогиба (совместно с прилегающими к нему с севера и юга двумя прогибами Юдома-Майским к Хараулахским) можно считать восточную их часть, сложенную осадками позднедевонского возраста, перспективной на нахождение промышленных месторождений осадочной меди.

Колчеданные месторождения палеозойского возраста. Как видно из приведенных выше описаний, в бывш. СССР основные колчеданные месторождения меди сосредоточены на Урале. Известны они также и в Иртыш-Зайсанской, Джунгаро-Балхашской, Алтае-Саянской и Северо-Кавказской герцинских складчатых областях.

Несмотря на то, что работы по поискам и разведке колчеданных месторождений меди на Урале ведутся давно, его перспективы еще полностью не исследованы в этом отношении. Наиболее хорошо изучен Средний Урал и северная половина Южного и значительно слабее исследована остальная его территория. В последние годы, когда объем геологоразведочных работ в южной половине Урала возрос, выявляются крупные месторождения все в более и более южных районах региона: в Оренбургской (Гайское месторождение), Актюбинской (имени 50 лет Октября, При-орское) областях. Совершенно не изучена меденосность Северного и Полярного Урала на территории Тюменской области и Коми, хотя отдельные проявления меди там известны. На Среднем Урале до сих пор уделялось мало внимания Восточному Зауралью, где под сравнительно маломощным покровом мезо-кайнозойских отложений находятся структуры, аналогичные тем, с которыми связано оруденение в горной части Среднего Урала. Наличие в этой зоне Султановского (Свердловская область) и Светлинского (Оренбургская область) месторождении указывает, что резервы Среднего Урала в этом отношении еще не все исчерпаны. Изучение меденосных отложений палеозоя, перекрытых мезо-кайнозойскими отложениями в Башкирии, привело к открытию весьма перспективного Юбилейного и Подольского месторождений на глубинах более 100—300 м.

Перспективными на выявление новых и достаточно крупных месторождений в пределах Урала следует считать:

— южную часть Урала и северную часть Мугоджар в пределах Башкирии, Оренбургской и Актюбинской областей, особенно это касается месторождений, не выходящих на дневную поверхность;

— площади на территории Башкирии и Восточного Зауралья; перекрытые мезозойскими и кайнозойскими отложениями;

— Полярный и Северный (севернее Свердловской области) Урал.

Возможности выявления медных палеозойских месторождений колчеданного типа в остальных районах бывш. СССР более ограниченные. В Иртыш-Зайсанской и Алтае-Саянской складчатых областях колчеданные месторождения являются существенно свинцово-цинковыми, а медь в них присутствует обычно в небольших количествах. Типично медные колчеданные месторождения типа Орловского в Иртыш-Зайсанской области в этих районах, по-видимому, редкое явление. Незначительная длина и ширина полосы палеозойских образований на Северном Кавказе и достаточно детальное ее опоискование предопределяют небольшую перспективность этой территории на медь. Несколько выше перспективы Чингиз-Тарбагатайского района в северо-восточной части Джунгаро-Балхашской складчатой области, где находятся месторождения Акбастау и Кумурун. Район этот еще очень слабо изучен, и весьма вероятно здесь открытие новых месторождений подобного типа. Гипотеза В.Г. Гарьковца о связи уральских структур со среднеазиатскими в случае их наличия получит свое подтверждение. Заслуживает внимание нахождение в последние годы медноколчеданного проявления в Кызылкумах.

Мезозойские колчеданные месторождения. Мезозойские колчеданные месторождения не дают значительных запасов меди по сравнению с колчеданными месторождениями палеозойского возраста. В бывш. СССР такие месторождения известны только в Кавказской мезо-кайнозойской складчатой области (Кызыл-Дере), там же, по-видимому, могут быть выявлены и новые месторождения подобного типа.

Медно-никелевые месторождения мезозойского возраста. Месторождения этого типа на территории бывш. СССР представлены Талнахским и Октябрьским в Норильском районе, однако возможности этого района еще не полностью определены и можно ожидать выявления там новых месторождений вдоль зоны глубинных разломов по западному борту Тунгусской синеклизы на юг до широты г. Туруханска.

К сожалению, имеющиеся геологические данные, свидетельствующие о наличии глубинных разломов на западной границе Тунгусской синеклизы, не говорят о наличии их на восточном ее борту. Однако это, по всей вероятности, связано со слабой геологической изученностью территории восточного борта синеклизы. Поэтому вполне возможно, что в северной половине восточного борта Тунгусской синеклизы, где наиболее вероятно развитие тектонических напряжений и связанных с ними зон глубинных разломов, образовавшихся при поднятии Анабарского массива над общим уровнем Сибирской платформы, можно ожидать выявления крупных медно-никелевых месторождений.

Это предположение подтверждается находкой в последнее время в районе северо-восточного борта Тунгусской синеклизы рудоносных дифференцированных интрузий, представленных долеритами и габбро-долеритами, в нижних горизонтах которых встречено гнездовое медно-никелевое оруденение.

Перспективной следует считать также южную часть полуострова Таймыр, где трапповая формация залегает в сложной тектонической обстановке в виде интрузивных тел, вытянутых вдоль мощных широтных зон разломов.

Жильные месторождения меди. Жильные месторождения меди обычно имеют небольшие запасы, и поэтому при- рассмотрении перспектив развития минерально-сырьевой базы медной промышленности в бывш. СССР, поскольку в нашей стране имеются крупные месторождения меднопорфирового, осадочного и колчеданного горнопромышленного типов, они отдельно не учитываются. Их выявление возможно при поисках меднопорфировых месторождений, с которыми они обычно пространственно связаны. Вопрос о существовании на территории бывш. СССР докембрийских жильных месторождений пока не ставился.

Скарновые месторождения меди. Скарновые месторождения меди являются наиболее редкими на земном шаре, удельный вес их в мировом балансе запасов меди составляет лишь немного более 1 %. Образование месторождений этого типа изучено недостаточно для того, чтобы можно было уверенно прогнозировать районы их выявления, в том числе и в бывш. СССР. По-видимому, их формирование происходило при благоприятной геологической обстановке и наличии близко расположенных друг от друга эндогенных источников меди и контактовых зон внедряющихся интрузий с литологически благоприятными для скарнирования породами. При этом в большинстве случаев медь сопутствовала железу.

Карбонатитовые месторождения. Месторождения этого типа пока очень редки и известны только в ЮАР и Мавритании, но возможно их присутствие и на территории бывш. СССР, где карбонатиты довольно широко развиты.

А.И. Гинзбург и Е.М. Эпштейн указывают, что карбонатиты приурочены к активизированным краевым частям крупных платформ и четко связаны с глубинными разломами. В пределах бывш. СССР они выделяют Кольскую, Северо-Сибирскую, Енисейскую, Чадобецкую, Восточно-Саянскую, Сетте-Дабанскую и Алданскую карбонатитовые провинции. Возможность выявления в пределах указанных районов промышленных проявлений меди не исключена. Специфические условия формирования карбонатитовых месторождений позволяют предполагать их комплексный характер, т. е. кроме меди, там можно ожидать присутствия ряда редких металлов, железных руд и апатита.
На основании всех приведенных выше данных можно сделать следующие выводы.

1. Основными типами медных месторождений, которые должны обеспечить дальнейшее развитие медной промышленности в бывш. СССР, являются: меднопорфировый, осадочный, колчеданный и медно-никелевый. Месторождения этих типов обладают примерно равными перспективами (по сумме разведанных и прогнозных запасов).

Перспективность каждого из основных типов месторождений меди в бывш. СССР в зависимости от времени их формирования показана суммарной величиной их разведанных и прогнозных запасов (табл. 14).

2. Наиболее перспективны для выявления новых месторождений меднопорфировых руд районы Тихоокеанского складчатого пояса, особенно в его северной части, где можно ожидать открытия крупных месторождений кайнозойского возраста, и Джунгаро-Балхашская складчатая область, где могут быть обнаружены новые месторождения палеозойского возраста.

Возможно увеличение запасов и за счет палеозойских меднопорфировых месторождений Алтае-Саянской и Южно-Тяньшаньской складчатых областей.

3. Осадочные месторождения меди протерозойского возраста могут быть выявлены на площадях, тяготеющих к Удоканскому месторождению в Восточном Забайкалье, где очень значительны перспективы на месторождения среднепротерозойского возраста, а также по западному побережью оз. Байкал, где могут быть обнаружены месторождения верхнепротерозойского возраста.

4. Весьма перспективны на выявление осадочных месторождений палеозойского возраста Джезказганская и Тенизская наложенные субгерцинские впадины, Сетте-Дабанский перикратонный прогиб и восточный борт Восточно-Европейской платформы при переходе ее в Предуральский прогиб. В первых двух случаях это будут месторождения медистых песчаников, в третьем — месторождения типа предсудетских, связанных с мергелистыми сланцами.

5. Медно-никелевые месторождения мезозойского возраста, связанные с интрузивными фациями трапповой формации, могут быть обнаружены как непосредственно в Норильском районе, так и по северо-восточному борту Тунгусской синеклизы и в южной части полуострова Таймыр.

6. Колчеданные месторождения палеозойского возраста продолжают играть большую роль в составе минерально-сырьевой, базы медной промышленности, причем основным медноколчеданным районом страны остается Урал. Наиболее вероятно нахождение новых месторождений в районах Южного Урала и в северной части Мугоджар, а также в закрытых молодыми образованиями погребенных палеозойских структурах Зауралья. He исключена возможность выявления колчеданных месторождений на Северном Полярном Урале.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: