Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Лиственница на территории России

27.09.2014

Систематика рода Лиственница (Larix Mill.) очень сложна и до сих пор остается объектом дискуссий; отечественная литература по этому вопросу чрезвычайно обширна, высказываемые мнения часто противоречивы. А.И. Ирошников в обстоятельной аналитической сводке, охватывающей свыше 1000 публикаций отечественных и зарубежных авторов, пишет, что при сравнительной малочисленности видов рода Лиственница статус многих из них весьма дискуссионен и, в первую очередь, это касается большинства лиственниц Евразии. Трудности с выделением таксонов обусловлены недостаточностью данных об истории формирования рода, противоречивой трактовкой его филоценогенеза, а также с активной интрогрессивной гибридизацией на контактах ареалов. He буду обстоятельно касаться этой темы и ограничусь краткой информацией об ареалах и эколого-биологических особенностях тех видов лиственницы, которые широко распространены и на обширных территориях являются основными лесообразующими породами. Названия даны по сводке С.К. Черепанова, позволяющей специалистам говорить на одном языке, ориентируясь в до сих пор чётко не разработанной таксономии видов растений.
Вот перечень видов, упоминаемых в этой сводке в качестве самостоятельных таксонов:
Лиственница сибирская (Larix sibirica Ledeb.).
Лиственница Каяндера (Larix cajanderi Мауг).
Лиственница Гмелина (Larix gmelinii /Rupr./ Rupr.).
Лиственница камчатская (Larix kamtschatica /Rupr./ Carr.).
Лиственница ольгинская (Larix olgensis A. Henry).

В этот перечень не вошли лиственница Сукачёва, хотя многими авторами (и не только дендрологами Урала) она признаётся в качестве самостоятельного таксона, а также гибридные формы лиственницы. В сводке С.К. Черепанова этот статус имеют лиственница Чекановского (гибридная форма лиственниц сибирской и Гмелина), лиственница приморская (гибридная форма лиственниц Г мелина и камчатской) и лиственница Любарского (гибридная форма лиственниц Гмелина, ольгинской и камчатской). Следует сказать, что таксономия лиственниц Дальнего Востока вызывает особенно большие споры. Одним из последних вариантов является схема, представленная в недавно опубликованной монографии одного из крупнейших исследователей лиственничных лесов этого региона Г.В. Гукова. В ней четыре «чистых» вида-лиственницы Гмелина, Каяндера, камчатская и ольгинская и пять гибридных - Любарского (исходными «родительскими» видами являются лиственницы ольгинская, камчатская, приморская и принца Рупрехта), приморская (гибрид лиственниц Гмелина, камчатской и ольгинской), амурская (гибрид лиственниц Гмелина и Каяндера), охотская (гибрид лиственниц Каяндера и камчатской) и Комарова (гибрид лиственниц Каяндера и ольгинской).
Лиственница сибирская (Larix sibirica Ledeb.)

Подробному описанию этой породы посвящена монография Н.В. Дылиса. Её ареал на западе начинается от берегов Белого моря и Онежского озера. Северная граница распространения лиственницы сибирской пересекает Полярный Урал примерно на 68° с.ш.; в Сибири она достигает низовьев р. Енисей. Южная часть ареала на территории Европейской части России охватывает бассейны рек Унжи и Ветлуги, где лиственница сибирская чаще встречается в виде примеси к сосновым лесам. Также в составе сосновых боров она растёт в низовьях р. Вятки и в бассейне р. Камы.
На склонах Урала лиственница сибирская обитает, преимущественно, в качестве примеси к сосне. Территориями её распространения являются также Западная Сибирь, Средне-Сибирское плоскогорье вплоть до южного Забайкалья, Алтай; она встречается на территории северо-западной Монголии. Н.В. Дылис скрупулёзно описал распространение лиственницы сибирской, использовав не только результаты личных наблюдений, но и литературные источники, и гербарные сборы разных авторов. Резюмируя имеющийся обширный, хотя нередко противоречивый материал, он пришёл к выводу, что ареал этой породы «охватывает территорию с очень пёстрыми условиями жизни. Это дерево мы видели и в лесотундре, и в лесостепи, на границе альпийской области и на краю Монголо-Китайских пустынь, на песках и на торфяниках, на известняках и на гранитах, в речных долинах и на междуречьях, в районах короткого и длинного дня, в полярном приморье и глубоко на континенте». Границы ареала имеют очень «прихотливые очертания». Н.В. Дылис высказал убеждение, что в прошлом лиственница сибирская была распространена значительно дальше и доходила в доледниковое время до рек Омолоя и Яны, а в послеледниковый период - до линии, проходящей через устья р. Хатанги и р. Вилюя. Основную причину сокращения ареала Н.В. Дылис видит в том, что изменившиеся климатические условия стали в большей степени благоприятствовать лиственнице Гмелина - более конкурентно способной и поэтому начавшей вытеснять лиственницу сибирскую. Этот процесс с различной степенью интенсивности шел в течение плейстоцена и голоцена. Более широко лиственница сибирская была прежде распространена и в южных районах, о чем свидетельствует островной характер её обитания на Алтае, в Монголии и Китае. Если сокращение ареала в его северной части было вызвано похолоданием климата, то на юге, напротив, основным фактором стало потепление и увеличение сухости, что привело к усилению позиций теплолюбивых видов широколиственных лесов и ксерофильной растительности пустынных и степных ландшафтов. Площадь распространения лиственницы сибирской, по мнению Н.В. Дылиса, продолжает уменьшаться при одновременном распаде более крупных массивов лиственничных лесов на отдельные острова. Существенное значение имеет и хозяйственная деятельность - вырубка лесов, пастьба скота, пожары.
Лиственница сибирская может иметь очень крупные размеры, достигая в высоту 50 м, а в диаметре почти 2 м (на высоте груди), значительно утолщаясь у комля. Древостой 200-300-летнего возраста не являются редкостью. В бассейне р. Ангары встречались деревья 800-900-летнего возраста и даже был найден пень, возраст которого составил 1348 лет. Наиболее энергично лиственница растёт первые 80-100 лет, но и потом прирост не прекращается вплоть до 300-летнего возраста. Образует древостой как чистые, так и смешанные с елью, сосной, пихтой и кедром.
Очень светолюбива, причем на севере её потребность в свете выше, чем в южных широтах, В молодости (до 12-15 лет) может выносить довольно значительное затенение и расти гораздо быстрее, чем ель того же возраста. Холодостойка и морозоустойчива - часто образует северную границу лесной растительности на контакте с тундрой и верхнюю границу леса в горах. Мало требовательна к влажности и воздуха, и почвы. Однако, неприхотливость к климату не является обязательным признаком - различные экотипы обнаруживают разную реакцию: одни лучше переносят высокие температуры и сухость, но страдают от холода; другие - наоборот.

Лиственница сибирская произрастает на почвах с очень разными и механическим, и химическим составами. Почвы могут быть суглинистыми и супесчаными, часто хрящеватыми, с большим количеством дресвы, но вместе с тем лиственница положительно реагирует на богатство почвы элементами питания и её нельзя считать мало требовательной к почвенным условиям. На севере Европейской России она успешно растёт на известняках и гипсах, в предгорьях Саян предпочитает местообитания, где на небольшой глубине залегают карбонатные породы. На Кузнецком Алатау лиственничные леса связаны с богатыми почвами, подстилаемыми известняками.
В Европейской части страны лиственница сибирская очень чувствительна к избыточному застойному увлажнению, и хотя в Западной Сибири она встречается на болотах, растёт там очень плохо (бонитет V-Va класса).
Для расселения лиственницы сибирской благоприятны склоновые участки с маломощными эродируемыми почвами, гари с минерализированной поверхностью почвы, где устранена конкуренция со стороны травяной растительности и кустарников.
Особое внимание привлекает морфологическая изменчивость лиственницы сибирской. По мнению Н.В. Дылиса лиственница сибирская - очень полиморфный вид, причем сильная изменчивость свойственна самым разным признакам, в том числе и имеющим важное диагностическое значение: размеру и форме шишек, числу, размеру и форме чешуй, размеру семян и их летучек и т.д. Изменчивы и эколого-биологические особенности лиственницы. Амплитуда изменчивости наибольшей величины достигает в горных районах и ослабевает на равнинных территориях.
Ещё В.Н. Сукачёв в статье «К истории развитии лиственниц» писал, что, вероятно, следует различать несколько подвидов сибирской лиственницы; самый западный (ssp. polonica), растущий на северо-востоке европейской России (ssp. rossica), в Западной Сибири (ssp. obensis), на Алтае, Саянах и в Монголии (ssp. altaica), в бассейне р. Енисей (ssp. jenisseensis), и подчеркивал трудность их разграничения («все эти подвиды переливаются один в другой»), Н.В. Дылис выделил популяции: полярную - в приполярной и северной Сибири, алтайскую - по горным склонам Алтая, Восточного Тянь-Шаня и Монголии, саянскую - в Саянах, Кузнецком Алатау, в Приангарье, ленскую - в бассейне верхнего течения р. Лены и по северо-западному побережью оз. Байкал, байкальскую - по юго-западному побережью оз. Байкал. А.И. Ирошников выделяет расы лиственницы сибирской: алтайскую (горные популяции Cayра, Центрального, Южного и Монгольского Алтая), верхнеенисейскую (популяции северо-восточного Алтая, Кузнецкого Алатау, Тану-Ола, Западного и Восточного Саяна, Хамар-Дабана, Хангая, Хэнтея и Приангарья), байкальскую, ленскую, субарктическую и делает вывод, что в целом лиственница сибирская может рассматриваться как сборный вид, расовый состав которого сформировался из генофондов разных предковых популяций, географически разобщённых и находившихся на разных этапах эволюции.
Как уже отмечалось, Н.В. Дылис выделил в особый вид лиственницу Сукачёва, что не получило общего признания, но многие дендрологи, разделяя позицию Н.В. Дылиса, обстоятельно исследовали поведение этой породы в условиях Южного Урала. Сообщается, в частности, что в этом регионе лиственница предпочитает почвы с достаточным количеством доступной влаги, с хорошей аэрацией, с грунтовыми водами не ближе 1,5-2 м от поверхности. При нехватке влаги или при её избытке лиственница растёт плохо, суховершинит и, наконец, погибает. Корневая система - поверхностно-стержнево-якорная; основная масса корней располагается относительно близко от поверхности почвы. В благоприятных почвенных условиях лиственница имеет глубоко идущую, разветвленную корневую систему, обеспечивающую высокую ветроустойчивость этой породы. Однако, её морфоструктура достаточно лабильна и меняется в зависимости от конкретных лесорастительных условий. Например, при близком уровне многолетней мерзлоты в верхнем 30-сантиметровом слое почвы может быть сосредоточено более 50% всей массы поглощающих корней, около 50% полускелетных и более 75% скелетных корней лиственницы (в целом, примерно 60% всей массы корней). На крутых южных склонах с близким залеганием горных пород лиственница формирует более мощный скелетный компонент системы, что обеспечивает ей повышенную устойчивость, большая часть массы корней здесь также расположена в верхних 30 см. помненного слоя. На заболоченных участках с постепенно поднимающимся уровнем мохового покрова лиственница может давать придаточные корни, что позволяет в течение длительного времени (до 300 лет) противостоять заболачиванию. Изменение строения корневой системы может быть вызвано техногенным загрязнением почвы.
Лиственница сибирская очень декоративна (особенно весной, когда распускается её светлозелёная хвоя), хорошо переносит задымленность и загазованность воздуха, обладает высокой газопоглотительной способностью, и поэтому часто используется в озелёнении городов. Древесина лиственницы отличается большой плотностью и твердостью, чем значительно превосходит древесину других хвойных пород. Очень устойчива против гниения и поэтому традиционно использовалась в подводных сооружениях, при изготовлении железнодорожных шпал, столбов для линий связи и электропередач и т.д. И древесина, и кора используются также в качестве сырья для химической переработки. В горных условиях лиственница сибирская успешно защищает склоны от эрозии, ослабляя размыв и сохраняя почвенный слой.
Лиственница сибирская давно используется при создании лесных культур за пределами своего современного ареала. Старейшим массивом лиственничных посадок в России является Линдуловская роща (Ленинградская область), созданная Ф.Г. Фокелем в 1743 г. на заброшенной пашне пятилетними саженцами. Спустя 200 лет запас древостоя на отдельных участках этого массива достигал 1530 м3/га. В известных культурах К.Тюрмера в Поречье (западное Подмосковье) отдельные деревья лиственницы, высаженные около 140 лет назад совместно с елью и сосной, к настоящему времени достигают 50 м высоты. В середине 50-х годов прошлого столетия на территории европейской части РСФСР лиственничные культуры имелись на площади 12,5 тыс. га, причем почти половина этой площади приходилась на территорию Московской области. Многие участки лиственничных культур были созданы в послевоенные годы; как правило, они находятся в хорошем состоянии.
Активным пропагандистом широкого внедрения лиственницы сибирской в леса центрального региона в целях поднятия их продуктивности был В.П. Тимофеев; в качестве одного из примеров он часто демонстрировал смешанные культуры с лиственницей на территории Лесной дачи Московской сельскохозяйственной академии, в течение многих лет являющиеся объектом внимательного изучения.
Лиственница Гмелина (Larix gmelini (Rupr.) Rupr.)

Во многих публикациях эта порода фигурирует как Лиственница даурская (Larix dahurica Turcz. ex Trautv.). Под таким назвалием опубликована монография Л.К. Позднякова, но нужно иметь в виду, что он понимал этот вид в широком смысле, состоящим из двух рас (форм): западной и восточной, следуя Н.В. Дылису. Ho есть и другая точка зрения, согласно которой эти расы, или подвиды (Larix dahurica ssp. dahurica и Larix dahurica ssp. cajanderi), следует рассматривать как отдельные виды: лиственница Гмелина и лиственница Каяндера. Если согласиться с этим, то ареалом лиственницы Гмелина следует считать обширную территорию, охватывающую Среднюю Сибирь и значительную часть Восточной Сибири. Наиболее далеко на север (до 72°40’ с.ш.) лиственница Гмелина проникает на полуострове Таймыр, стланиковые формы лиственницы обнаруживаются еще севернее (75°50’ с.ш.). Относительно западной границы ареала этой породы чёткого представления нет. Л.И. Милютин и В.П. Кутафьев считают, что она совпадает с пределом распространения многолетней мерзлоты. В общих чертах она идет по левобережью р. Енисей, пересекает р. Нижнюю Тунгуску, в районе Ленска на р. Лене поворачивает на юг и, минуя северную оконечность Байкала, направляется к Кяхте. Столь же неоднозначны представления о восточной границе ареала лиственницы Гмелина. А.П. Абаимов и И.Ю. Коропачинский считают, что она идет по правобережью р. Оленёк; опускаясь к югу, она пересекает р. Муну около 120° в.д., р. Лену - в 40-50 км западнее Олекминска и выходит в бассейн р. Олекмы. Южной границей являются Восточное Забайкалье и прилежащие части Внутренней Монголии и Северо-Восточного Китая. Общую площадь лесов из лиственницы Гмелина, произрастающих на территории Сибири, А.П. Абаимов и И.Ю. Коропачинский оценивают в 1,9 млн км2.
Н.В. Дылис предположил, что появление лиственницы Гмелина стало следствием эволюции северной расы лиственницы курильской (у Е.Г. Боброва - лиственницы камчатской), когда она начала продвигаться в континентальные районы Северо-Восточной Азии. Л.К. Поздняков считает, что лиственница Гмелина (в его книге - лиственница даурская) - молодой вид, сформировавшийся и крайне суровом континентальном климате области распространении многолетней мерзлоты. Она хорошо приспособлена к этим условиям, обладает высокой фитоценотической устойчивостью и отчётливо выраженной способностью к расширению своего ареала, преимущественно в тех районах, где климатические условия особенно суровы. Эта точка зрения подтверждается исследованиями последних лет. По данным спутниковой съемки в 1973 г. и в 2000 г. установлено, что в урочище Ары-Mac (самый северный в мире лес) сомкнутость полога лиственничников за этот период выросла на 65% и что лиственница продвигается в тундру со скоростью 3-10 м/год Эти явления вызваны климатическими изменениями и зависят от условий рельефа. Возможно, что при сохранении установившихся тенденций лиственница со временем достигнет арктического побережья. С другой стороны, опять-таки вследствие изменений климата, с запада и юга в область доминирования лиственницы проникают темнохвойные породы - кедр сибирский, ель и пихта.
В отличие от лиственницы сибирской лиственница Гмелина имеет меньшие размеры; она редко достигает высоты 30 м при полуметре в диаметре. Впрочем, Л.К. Поздняков называет и другие цифры - 40-43 м достигают лиственницы, обитающие на богатых почвах в долинах рек. Ho обычная высота лиственничных древостоев в спелом возрасте варьирует в зависимости от условий обитания в пределах 12-24 м. В качестве предельного возраста называют разные цифры; по наблюдениям в урочище Ары-Mac возраст растущих там лиственниц достигает 500-700 лет при средней высоте 5-8 м (максимальная - 10-12 м) и среднем диаметре 10-14 см (максимальный - до 25 см). У старых деревьев часто наблюдается сильное утолщение комлевой части ствола, происходящее, с одной стороны, в результате усиленного прироста древесины, а с другой - вследствие увеличения толщины коры. Л.К. Поздняков высказывает предположение, что утолщение комлевой части способствует повышению устойчивости деревьев. Толстая кора является одной из характерных особенностей лиственницы Гмелина. При периодически повторяющихся низовых пожарах это спасает деревья от гибели или, по крайней мере, снижает эффективность действия огня.
Эколого-биологические свойства лиственницы Гмелина позволяют ей успешно расти в самых разнообразных лесорастительных условиях. Н.В. Дылис считает эту древесную породу очень пластичной, что позволяет ей обитать в горах и на равнинах, в лесотундре, тайге и лесостепи, на скалах и на болотах. Она достаточно устойчива и на подзолистых, и на перегнойно-карбонатных почвах, выносит заболачивание. Корневая система - поверхностная или поверхностно-якорная; поэтому лиственница Гмелина успешно выживает даже на холодных почвах с очень близким уровнем (15-25 см от поверхности) многолетней мерзлоты. Как правило, толстые корни располагается у самой поверхности почвы; от них отходят вниз пучки тонких корней, образующих на глубине 70-80 см подобие бахромы. А.И. Уткин исследовал глубину проникновения корней лиственницы в разных типах леса; основная масса корней находилась в пределах верхнего полуметра и лишь очень редко корни проникали глубже метра. Еще В.Н. Сукачёв отметил способность лиственницы Гмелина давать придаточные корни на заболоченных почвах, затянутых мощным моховым покровом. По мере нарастания последнего у лиственницы Гмелина выше корневой шейки образуются новые корни; благодаря им лиственница спасается от постепенно поднимающегося снизу мёрзлого слоя грунта. В благоприятных почвенных условиях от основания ствола под углом отходят крупные корни, обеспечивающие высокую сопротивляемость деревьев сильным ветрам.
Вблизи верхней границы леса кроны лиственницы Гмелина приобретают характерную «ветровую» форму. На заболоченных участках кроны развиты слабо; в своей нижней части они часто имеют небольшие односторонние мутовки. Лиственница Гмелина очень светолюбива, но обладает способностью приспосабливаться к недостатку света. Подрост способен сохранять жизнеспособность под пологом леса в течение десятков лет. Лиственница Гмелина быстро и прочно заселяет освободившиеся от растительности территории, в первую очередь, свежие гари. Исключительно холодостойка, способна переносить предельно низкие зимние температуры. В местах постоянного действия сильных ветров приобретает стланиковую форму роста. Успешно выдерживает весенние и осенние заморозки. Мало требовательна к плодородию почвы; способна расти и на относительно богатых и хорошо прогреваемых почвах в долинах рек, и на сухих и бедных песках.
Н.В. Дылис обращает внимание на важную особенность лесов из лиственницы Гмелина - способность накапливать подстилку, играющую важную роль в обменных процессах. Влияние подстилки на водный режим и содержание азота и элементов зольного питания в почвах лиственничников показано Л.К. Поздняковым; полученные выводы основываются на результатах многолетних стационарных исследований.
Частые пожары имеют следствием преимущественную одновозрастность древостоев - одно поколение сменяется другим; разновозрастные лиственничники встречаются редко, почти исключительно в заболоченных местообитаниях, где пожары относительно редки.
Давно известна высокая прочность древесины лиственницы Гмелина, благодаря чему она используется для строительства, для изготовления столбов для линий электропередач и связи, шпал, рудничной стойки для шахт. Сложность транспортировки заготовленных стволов связана с повышенным удельным весом древесины, что делает невозможным её сплав. Кора лиственницы может быть ценным сырьём для получения дубильных экстрактов.
Следует коротко остановится на лиственнице Чекановского - гибридной форме лиственниц сибирской и Гмелина. М.В. Круклис и Л.И. Милютин рассматривают лиственницу Чекановского как «гибридный цикл», происхождение которого является следствием вклинивания лиственницы Гмелина в ареал лиственницы сибирской в плейстоценовую эпоху. Современный ареал лиственницы Чекановского является, по мнению авторов, крупнейшей гибридной зоной среди других зон, известных в растительном мире. В частности, в нижнем течении р. Нижней Тунгуски ширина гибридной зоны составляет 350-370 км. На территории восточной части этой зоны преобладают лиственница Гмелина и близкие к ней гибридные формы. В центральной подзоне фенотипически представлены оба родительские вида, а также различные комбинации родительских признаков. В западной подзоне преобладает лиственница сибирская и близкие к ней гибридные формы. Однако наличие «гибридной зоны» не обязательно. В Забайкалье лиственницы сибирская, Гмелина и Чекановского сосуществуют «бок о бок», занимая определенные экологические ниши. Лиственница сибирская растёт на хорошо прогреваемых и дренируемых террасах рек, лиственница Гмелина - в узких и холодных распадках, а древостой лиственницы Чекановского занимают горные склоны северных экспозиций (личные сборы в бассейне р. Кижинги, определённые Н.В. Дылисом).
Лиственница Каяндера (Larix cajanderi Mayr)

Западная граница ареала этой породы проходит по левобережью р. Лены, в Амурской области - по правобережной части бассейна р. Зеи; менее чётко определено положение восточной границы, что связано, с одной стороны, с недостатком информации, а с другой - со сложностями в систематике рода.
А.П. Абаимов и И.Ю. Коропачинский отмечают, что габитуально лиственницы Гмелина и Каяндера сходны друг с другом. В зависимости от условий произрастания высота стволов в возрасте спелости колеблется в пределах от 10 до 20-23 м, диаметр редко превышает 50-60 см. У старых деревьев часто наблюдается утолщение комлевой части стволов.
Лиственница Каяндера, как и лиственница Гмелина, хорошо приспособлена к обитанию в условиях близкой многолетней мерзлоты; также обладает поверхностной корневой системой. Она малотребовательна к почвенным условиям, избегает лишь очень бедных и сухих песчаных почв. Холодостойка и морозоустойчива в ещё большей степени, чем другие виды лиственницы; определяет северную границу лесной растительности и верхнюю границу леса в северо-восточной Сибири.
Н.В. Дылис отмечает, что для лиственницы Каяндера (он рассматривает её как восточную расу лиственницы даурской /Гмелина/) в северо-восточных регионах Сибири (бассейны рек Яны, Индигирки, Колымы) характерны сильно разреженные, низкополнотные древостой крайне низкой производительности (бонитет V-Va-Vб классов). Лиственничники более производительные растут только по долинам рек, где более благоприятны и климатические, и почвенные условия.
Имя:*
E-Mail:
Комментарий: