Воркутская серия (P1vr) Пермской системы Печорского угольного бассейна

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Воркутская серия (P1vr) Пермской системы Печорского угольного бассейна

25.04.2020

Основные продуктивные отложения Печорского угольного бассейна, первоначально выделенные в районе р. Воркуты Г.А. Черновым как воркутская свита, позже были прослежены на всей территории бассейна. Четкая палеонтологическая (флористическая) характеристика воркутской серии была впервые дана М.Д. Залесским. Расчленение стратиграфических разрезов района р. Воркуты было впервые произведено Г.А. Черновым, Т.Н. Пономаревым и белее детально К.Г. Войновским-Кригером и В.В. Погоревичем, а затем было дополнено, уточнено, детализировано и прослежено на площади бассейна позднейшими исследованиями.

Воркутская серия — песчано-глинистая толща угленосных осадков («угленосная моласса») кунгурского (возможно, в верхах частично и уфимского) возраста, содержащая лучшие угли бассейна. Распространена она регионально, но изучена наиболее детально в пределах Воркутского района. Мощность серии 400—2400 м. Серию слагают песчаники, алевролиты, аргиллиты с разнообразными железисто-карбонатными и смешанно-карбонатными (анкеритовые, известково-анкеритовые, сидеритовые и др.) конкрециями, местами с подчиненными линзами конгломератов, наиболее развитых в разрезе по р. Силовой, но обычно составляющих менее 1%. Угольные пласты содержатся во всей толще (кроме самых нижних горизонтов, которые местами являются безугольными). По всему разрезу серии встречается пресноводная фауна (главным образом антракозиды, остракоды и филлоподы); в нижней части серии перемежаются горизонты с пресноводной, морской и солоновато-водной фауной (пелециподы, брахиоподы, гастроподы и др.). Повсеместно наблюдаются разнообразные растительные остатки. Отчетливо выражено циклическое строение разрезов с мощностью циклов 10—30, реже 50 и более метров. Характерно резкое преобладание горизонтальной и волнистой слоистости над косой слоистостью аллювиального и дельтового типа. Серия представлена в основном опресненно-лагунными отложениями с резко подчиненными слоями дельтового и прибрежноморского (в нижневоркутской свите) происхождения; регионально выдерживаются болотные отложения (угли). На южной окраине бассейна (южнее бассейна р. Косью) угленосные отложения постепенно замещаются морскими или лагунными безугольными осадками. В районе Печорской гряды из разреза выпадает большая часть воркутской серии. На северо-восточном склоне Пай-Хоя (Карский синклинорий) она прослеживается в обычных для всего бассейна фациях, но в неполном объеме. На островах Вайгач и Новая Земля воркутской серии (или ее нижней части) отвечают терригенные морские отложения с Lingula arctica Milor.

Палеонтологически воркутская серия характеризуется в основном комплексом «бардинской» флоры, частично комплексом пресноводной, а в нижней свите также морской и солоноватоводной фаун.

Флора характеризуется Vorcutannularia plicata (Pog.) Neub., Intia variabilis Neu b., Viatscheslavia vorcutensis Zаl., Annulina neubyrgiana (Radch.), Paracalamites decoratus (Eichw.), P. frigidus Neub. P. striatus (Schmalh.), Sphenophyllum Thonii Mahr. Pecopteris anthriscifolia (Goерp.) s. lato. P. helenaeana Zal. s. lato. Psygmophyllum expansum Brongn., Zamiopteris lanceolaia (Chachl.), Noeggerathiopsis loriformis Neub. (ms), N. singularis Neub. (ms), Nephropsis rhomboidea .Neub., N. integerrima (Sсhmаlh.), Baracaria arctica Neub., Stenophyllum uninervium Zаl., Samaropsis extensa Neub (ms.), Bardocarpus aliger Zal., Sylvella alata Zal. и др., а кроме того, рядом форм, присущим отдельным подразделениям.

Спорово-пыльцевой состав углей воркутской серии, по Л.К. Смирновой, характеризуется преобладанием спор над пыльцой: содержание первых превышает 50%, доходя нередко до 70—80%. Пыльца хвойных встречается редко и лишь в самых верхах разреза и составляет иногда 5% (преобладают Vittatina). Саговообразная пыльца содержится в объеме 10—25%; типичен Subsacculifer fetroflexus Lub. Содержание кордаитовой пыльцы возрастает от 5 до 15% в верхах: характерны Circella rotata Lub., С. uralensis Lub., Libumella. Гладкой пыльцы Asonaletes содержится не более 1—2%; часто встречается A. similis Lub. Характерно присутствие бугорчатой споры Acinosella aff. trichacantha Lub. и отсутствие спор с ячеистой, шагреневой и сетчатой скульптурами. Из мелкошиповатых спор наблюдается Spinosella rectispina Lub., среди гладких — Rugosiella glabra Waltz., R. microrugosa, f. minor Lub., Leiotriletes inermis Waltz.

Комплекс флоры в целом достаточно характерен и наиболее близко сопоставляется с комплексом флоры верхнебалахонской свиты Кузбасса и «бардинского яруса» Урала, являющегося, по М.Д. Залесскому, континентальной фацией кунгура. Еще М. Д. Залесским в разрезах Печорского бассейна были установлены такие типичные формы «бардинского» комплекса, как Bardocarpus aliger Zal, Sylvella alata Zal и др.

Единого фаунистического комплекса, маркирующего всю серию в принятых сейчас границах, нет. Это связано с исчезновением морской фауны в верхней половине серии (верхневоркутская свита). Однако среди неморской фауны такие антракозиды как Concinnella concinnaeformis Pog. (ms.), С. angulata Pog. (ms.), встречаются в обеих свитах воркутской серии. Комплексы фауны, характеризующие отдельные подразделения серии, описываются ниже.

Кунгурский возраст серии можно считать более обоснованно доказанным только для нижневоркутской свиты. На это указывают кунгурский комплекс фораминифер, а также состав мшанок, брахиопод и других групп фауны. Для верхней части кунгурский возраст намечается лишь бардинским комплексом флоры, а также отчасти составом пресноводных пелеципод, насекомых и тетрапод.

С другой стороны, в последнее время в самых верхах серии (в верхней части интинской свиты) в составе пресноводных остракод обнаружено значительное число видов (до 10), типичных для уфимского комплекса, считающегося теперь верхнепермским.

Кунгурский возраст воркутской серии был принят Свердловским межведомственным совещанием 1956 г. по стратиграфии Урала и сопредельных областей и рядом совещаний в Сыктывкаре и Воркуте в 1948—1960 гг. Однако отдельные исследователи выдвигают и другие точки зрения. Е.М. Люткевич до последнего времени весь разрез воркутской серии или большую его часть относил к верхней перми, а верхнюю часть серии — даже к татарскому ярусу, исходя главным образом из данных о составе морских пелеципод. В.И. Устрицкий выступил с предложением отнести большую, верхнюю часть разреза серии к казанскому ярусу, а нижнюю часть — к предлагаемому им пайхойскому, или печорскому, ярусу, который им выделяется выше кунгурского яруса. К кунгурскому ярусу В.И. Устрицкий относит часть талатинской свиты.

Принятые в бассейне расчленение и корреляция разрезов воркутской серии приведены на рис. 3. Они опираются на комплексное палеонтологическое, литологическое и геофизическое изучение разрезов. В таблицах 5, 6 и 7 показано стратиграфическое распространение важнейших местных руководящих и характерных фаунистических и флористических форм по данным разрезов северо-востока бассейна, а на рис. 4 показано положение важнейших палеонтологических зон и горизонтов.

Детальное биостратиграфическое расчленение угленосных толщ, выделение и прослеживание маркирующих фаунистических горизонтов, а также биофациальный анализ осуществлены главным образом

В.В. Погоревичем и Г.И. Дембской; макрофлора изучалась М.Ф. Нейбург и X.Р. Домбровской, споровые комплексы — Л.К. Смирновой. Все эти исследования опирались на огромный палеонтологический материал, собранный в процессе геологоразведочного бурения, съемочных и лиголого-стратиграфических работ, проведенных местной геологической службой.








Воркутская серия подразделяется на две свиты: нижневоркутскую (лёкворкутскую) с двумя подсвитами (аячьягинской и рудницкой) и. верхневоркутскую (интинскую). В Воркутском и Хальмеръюском районах они делятся еще на пакеты мощностью от 80 до 200 м и более (описание пакетов см. ниже в описании свит и подсвит). Каждый пакет в свою очередь разбивается на циклы. Всего в разрезе серии выделяется до 170 циклов отложений, количество которых на гряде Чернышева сокращается до 20, иногда их бывает меньше. Принятая для месторождений северо-востока бассейна (Хальмеръюского и Воркут-ского районов) синонимика угольных пластов учитывает это расчленение серии на пакеты и циклы. Пакеты обозначаются заглавными буквами латинского алфавита, а пласты — соответствующими строчными буквами с арабской цифрой в индексе, обозначающей номер пласта и соответствующего цикла. Так, например, пласт k1 обозначает: первый снизу пласт, a Ik — первый цикл пакета К. Сближенные угольные пласты, залегающие в одном и том же цикле, обозначаются тем же индексом, но с значком «прим» (например, k7'). Эта система индексации угольных пластов с учетом циклического строения толщи была предложена Г.А. Ивановым и применяется сейчас на большинстве месторождений бассейна. Для обозначения важнейших пластов применяются также местные именные названия и римские цифры: например, пласт IV (Четвертый) Воркутского месторождения имеет индекс n11. Для важнейших месторождений бассейна (Сейдинское, Усинское, Воргашорское, Воркутское, Юньягинское, Нижне-Сыръягинское, Верхне-Сыръягинское, Хальмеръюское) разработана единая синонимика угольных пластов. Для продуктивной толщи Интинского угленосного района разработана своя синонимика. Фаунистические горизонты, маркирующие отдельные угленосные циклы или группы из нескольких циклов, именуются индексом пакета с добавлением строчной буквы, указывающей на положение горизонта в пакете (например, горизонт Ra означает верхний фаунистический горизонт пакета R).

Нижневоркутская (лёкворкутская) свита — P1nvr (P1lvr)


Нижневоркутская (лёкворкутская) свита ранее выделялась как нижняя подсвита воркутской свиты. Она прослежена регионально на большей части площади бассейна. Мощность ее от 120 м на юге кряжа Чернышева до 1300 м на северо-востоке и крайнем севере бассейна, т. е. резко увеличивается к востоку и северо-востоку.

Свита характеризуется наличием горизонтов с морской, солоноватоводной и пресноводной фауной, циклическим чередованием лагунных, лагунно-морских и болотных (угли) фаций, карбонатным составом конкреций (со значительным количеством анкерита и кальцита). В южных и западных районах бассейна (Инта-Кожимский район и гряда Чернышева) увеличивается известковистость пород и конкреций, а также и содержание морской фауны. Одновременно отмечается уменьшение угленосности и резкое сокращение количества флоры и пресноводной фауны. К юго-западу от Кожимского месторождения в направлении к Средней Печоре и к западу, в районах гряды Чернышева, происходит постепенное замещение угленосных осадков морскими терригенными отложениями и исчезновение угленосности. На крайнем северо-востоке (на Силовском месторождении) в разрезе верхней части свиты, наоборот, почти исчезает морская и солоноватоводная (мелкие лингулы) фауна и появляются мощные конгломераты и грубозернистые песчаники.

Палеонтологически свита в целом маркируется прежде всего Lingula arctica Milor., широко распространенной от нижней до верхней границ свиты. Характерны также Lingula ex gr. orientalis Gol. (несколько разновидностей), которые типичны для лагунно-солоноватоводных осадков. Среди других брахиопод можно указать следующие: Orthoietes regularis (Waag.), Lissochonetes rotundatus (Toula), Megousia kulkii (Fred.), Cancrinella koninckiana (Keys.), Canerinella cancrini (Vern.), Waagenoconcha irginae (Stuck.), W. humboldti (Оrb.), Horridonia pseudohorrida (Wim.), Neospirifer fasciger (Keys.),' N. subfasciger (Lich.), Pterospirifer cf. alatus (Sc hi.), Athyris semiovalis Fred., Rhynchopora nikitini Tschern., R. variabilis Stuck, и др. Этот комплекс фауны особенно характерен для Хальмеръюского и Воркутского районов.

В более южных, западных и частично в пайхойских разрезах распространены (преимущественно в пределах аячьягинской подсвиты) и другие формы, переходящие из талатинского комплекса, в частности Spiriferella ex gr. saranae (Vern.), Pseudosyrinx kulikianus (Fred.), Yakovlevia mammatiformis (Fred.), Avonia pseudoaculeata (Krot.), Dictyoclostus gruenewaldti (Krot.), D. ? arcticus (Whitf.), Horridonia borealis (Haugh.), причем последняя форма встречается до верхов свиты. В разрезах северо-востока по отсутствию этих форм определяется граница с юньягинской серией. В разрезах Северо-Восточного Пай-Хоя в нижней половине свиты встречены Spirifer ex gr. rugulatus Kut. и S. stuckenbergi Netsch., считающиеся верхнепермскими, но здесь они найдены совместно со Spiriferella saranae и другими нижнепермскими видами. Среди мшанок в обеих подсвитах встречена Polypora sykesi Коn.

В данной свите по сравнению с талатинской резко увеличивается количество пелеципод и гастропод; характерны морские пелециподы, относящиеся к Nucula (Nuculavus), Leda, Astartella (в частности, A. permocarbonica Tschern.), многочисленные мелкие Streblopteria,. Streblochondria sericea (Ver п.), Aviculopecten mutabilis Lich., Pseudo-monotis, Aviculopinna timanica Mask, Allorisma komiense Mask, Netschajewia pallasi (Vern.), Pleurophorus ex gr. costatus Brown., Myalinidae, Modiola, Schizodus, Sanguinolites и др. На Северо-Восточном Пай-Хое встречены: Oxytoma laticostatum (Netsch.), Kolymia irregularis Lich., К. alata Pop. Эти и некоторые другие пелециподы отдельными авторами считаются руководящими для верхней перми, но на Пай-Хое и в Воркутской районе колымии были найдены и в подстилающей талатинской свите и даже в гусиной.

С самого основания свиты появляются очень характерные для обеих угленосных серий бассейна пресноводные пелециподы — антракозиды, главным образом новые виды родов Anthraconauta, Anthraconaia, Palaeomutela, новые роды Sinomya Pog. (ms.), Concinnella Pog. (ms.) и некоторые еще не изученные группы. Распространение рода Sinomya на северо-востоке бассейна почти совпадает с границами нижневоркутской свиты (от пакета S до пакета М). Многие виды антракозид имеют узкое зональное стратиграфическое распространение, что широко используется при корреляции.

Вместе с антракозидами появляются филлоподы, среди которых описаны В. С. Заспеловой: Siberioleaia aff. acutilirata (Copek), Kaltanleaia aff. baentschiana (Beуr.), Australoleaia aff. ashleyi (Raym.), Pseudestheria cf. tenella (Jоrd.) и большое число других новых видов. Среди приведенных форм и ряда новых видов, по В.С. Заспеловой, преобладают близкие к нижнепермским и верхнекарбоновым видам.

Остракоды встречаются во всей свите. Морские еще почти не изучены; по Н.П. Кашеваровой, среди них преобладают представители семейств Healdiidae и Bairdiidae. Среди пресноводных остракод, по Н.П. Кашеваровой, преобладают новые виды дарвинулид. Из гастропод наблюдаются натикопсисы, беллерофонтиды, плевротамариды, омфалоптихи и др., представленные рядом еще не изученных видов. Довольно широко распространены также скафоподы (денталиумы); цефалоподы редки и представлены обычно обломками.

В низах свиты найдены Neopronorites permicus Tchern., Artinskia artiensis Gruen., известные из верхнеартинских отложений, а в верхах — Paragastrioceras sp., по заключению В.Е. Руженцева, нижнепермского облика.

Среди растительных форм (кроме встречающихся во всей серии) отмечаются: Annularia borealis Neub. (ms.), Xiphophyllum kulikii Zal., Samaropsis triquetra Zal., S. frigida Neub. (ms.), S. excentrica Dombr. Местами нередки разнообразные проблематики, преимущественно ходы и следы ползания животных, например спирофитоны, встречающиеся и в талатинской свите.

Верхняя граница свиты в основных опорных разрезах проводится в почве угольного пласта, залегающего над последним, считая снизу, морским или солоноватоводным фаунистическим горизонтом, т. е. над горизонтом Mh или его аналогом. С этой границей совпадает смена литологических признаков и конкреционных комплексов, характера цикличности, а также флоры и пресноводной фауны. Это позволяет прослеживать границы свиты при отсутствии горизонта Mh, а также при появлении новых морских или солоноватоводных горизонтов выше горизонта Mh.

Аячьягинская (нижняя) подсвита (P1aj)


Подсвита характеризуется наибольшим для воркутской серии содержанием слоев с морской фауной, низкой угленосностью (пласты рабочей мощности отсутствуют или не выдержаны по площади), анкерито-кальцитовым конкреционным комплексом. В западном и юго-западном направлениях (к кряжу Чернышева) угленосность постепенно совсем исчезает. В районе р. Щугора, по В.И. Чалышеву, еще имеются отдельные тонкие прослои углей, в пределах кряжа Чернышева подсвита становится безугольной. Нижняя граница углепроявлений и рабочей угленосности в бассейне «мигрирует» вверх по разрезу в направлении с севера на юг и с востока на запад.

В нижних, пограничных с юньягинской серией слоях, в Интинском. и Воркутском районах Д.М. Раузер-Черноусовой и А.А. Герке установлен комплекс нижнепермских (включая кунгурские) мелких фораминифер: Nodosaria parva Lip., N. cf. incelebrata Gerke, N. ex gr. postcarbonica Spand., Frondicularia sp. N1 et sp. N2 (ex gr. cordiformis Tcherd.), F. aff. prima Gerke, Pachyphloia ex gr. densa Lip., P. elegans Raus.

В районе p. Щугора (правый приток среднего течения р. Печоры), у южной границы бассейна в отложениях, по В.И. Чалышеву и др., одновозрастных аячьягинской подсвите, установлен богатый комплекс фораминифер: Ammodiscus saltans Raus., Nodosaria ex gr. conspecies Lip., Geinitzina cf. spandeli Tсhеrd. var. uralica Sul., Dentalina clavata Raus., D. ex gr. bradyi Sрand. и ряд новых форм из групп Lingulina, Padangia, Pachyphloia, Frondicularia, Saraniella. Этот комплекс, по заключению З.П. Михайловой, указывает на кунгурский возраст (в частности, присутствие большого количества Dentalina clavata Raus. и ряда фрондикулярий).

Среди мшанок известны: Lioclema nechoroschevi Sch-Nest., Fenestella wjatkensis Netsch., F. foratninosa Eichw., Polypora exilis Netsch., P. sargaensis Triz., Batostomella ex gr. springera Bassl. и др. Преобладают виды, обычные для артинских отложений. В районе Средней Печоры в аналогах подсвиты установлены Fenestella stschugorensis Sсh-Nеst., Archimedes stschugorensis Sсh-Nеst, подтверждающие кунгурский возраст.

Для брахиоподового комплекса характерно повсеместное распространение Linoproductus соrа, переходящего из талатинской свиты и исчезающего у верхней границы аячьягинской подсвиты.

Среди морских пелеципод, не встреченных выше, можно отметить Polidevcia kasanensis (Vern.), Schizodus subobscurus Lich., Procrassatella plana (Qol.), Pseudomonotis artiensis Stuck., Goniomya artietisis Krot., Liebea cf. hausmanni (Gоldf.). На северо-восточном склоне Пай-Хоя встречаются также Kolymia, Oxytoma laticostatum (Netsch.).

Из пресноводных антракозид в разрезах северо-востока только в аячьягинской подсвите встречены: Sinomya biconcava Pog. (ms.), Palaeomutela clara Pog. (ms.) и некоторые другие малоизученные формы. Среди гастропод только в этой подсвите распространена Meekospira (?) volgensis Gol.; все представители рода Euphemites выше исчезают. Из других моллюсков характерны толстостенные Dentalium (?), выше не встреченные (тонкостенные широко распространены в солоноватоводных фациях по всей свите), имеются одиночные находки Conularia. Среди пресноводных остракод Н.П. Кашеварова пока установила несколько (девять) почти исключительно новых видов дарвинулид, кроме Darwinula solita Kasch.; последняя — единственная форма, проходящая выше, в рудницкую подсвиту.

Из насекомых в верхней половине подсвиты найдена Liomopterella vulgaris Shar., известная из кунгурских отложений Среднего Урала (Чекарда). Из флоры, встреченной только в аячьягинской подсвите, можно указать Junjagia glottophylla Neub., Samaropsis pusilla Neub. (ms.).

Мощность колеблется от 70 м на юго-западе (кряж Чернышева) до 1000 м и более на северо-восточном склоне Пай-Хоя.

На северо-востоке бассейна аячьягинская подсвита расчленена на четыре пакета (Т, S, R, Р), отличающихся по литологическим и палеонтологическим признакам. Нижняя половина подсвиты (пакеты T—S), по В. В. Погоревичу, маркируется находками Prothyris? sp.

В разрезе пакета T (мощностью 100—200 м) отмечена Lingulipora? subarctica Pog. et If. (ms.); около верхней границы пакета встречаются своеобразные Anthraconaia sp. nov. Для этого пакета весьма характерны конкреционные железисто-кремнисто-глинистые шарики и мощные циклы с песчаниками прибрежно-морского типа; с самого основания встречаются лагунные фации с солоноватоводной и реже пресноводной фауной. Угленосность пакета низкая.

Пакет S (мощность до 200 м) характеризуется своеобразными пятнистыми мергелистыми конкрециями, слабожелезисто-мергелистыми конкрециями с текстурой конус в конусе и увеличением содержания аргиллитов лагунного типа. Здесь впервые появляются антракозиды рода Sinomya. Угленосность несколько повышается, но остается еще очень низкой.

В пакете R мощностью от 80 до 240 м видовой состав антракозид более разнообразен; характерна Sinomya biconcava Pog. (ms.); впервые появляются Palaeomutela clara Pog. (ms.), Sinomya kriegeri Pog. (ms.). В верхней части пакета наблюдается мощный цикл, сложенный преимущественно песчаниками и содержащий обильную и разнообразную морскую фауну брахиопод и пеледипод (фаунистический горизонт Ra). Угленосность этого пакета выше, чем пакетов T и S. В Силовском, Хальмеръюском и Верхне-Сыръягинском месторождениях отмечен ряд пластов с местной или случайной рабочей мощностью.

Пакет P мощностью 50—100 ж отличается от нижележащих пакетов присутствием хорошо выделяющихся и прослеживающихся на значительных площадях узких морских фаунистических горизонтов, разделенных значительными по мощности интервалами толщи с углями и фауной антракозид.

Эти особенности строения сближают его с пакетами вышележащей рудницкой подсвиты; однако по комплексу морской и антракозидовой фауны пакет P близок к нижележащему пакету R, отличаясь только тем, что редко встречаются некоторые типичные для пакета R формы.

Очень редки Linoproductus cora (d’Orb.), в западных и юго-западных участках северо-востока бассейна развиты Cancrinella, Megousia kulikii (Fred.), Chonetidae, в восточных и северо-восточных преобладают пелециподы. Для нижней части пакета характерна антракозида Palaeomutela clara Pog. (ms.), преимущественно для верхней его части Sinomya kriegeri Pog. s. str. (ms.); обе формы изредка встречаются и в верхах пакета R.

В ряде разрезов Воркутского угленосного района выделяются (снизу вверх) фауниртические горизонты Pa, Pc, Pb и Pa. Горизонтом Pa маркируются верхи пакета, часто содержащие обильную фауну канкринелл и крупных морских пелеципод. Горизонты Pa и Pb являются как бы обедненным повторением горизонта Ra. Угленосность большей частью низкая, но на Хальмеръюском и Силовском месторождениях отмечены угольные пласты рабочей мощности, эпизодически встречающиеся и на некоторых других месторождениях.

Рудницкая (верхняя) подсвита (P1rd)


Под этим названием выделены слои, с которыми связаны наиболее важные промышленные угольные пласты Печорского бассейна. Подсвита характеризуется Своеобразным комплексом литологических признаков. Прослеживается регионально, но в четких границах — только на северо-востоке: в бассейне верхнего течения р. Усы, ее правых притоков, рек Лёк-Воркуты и Воркуты и в бассейне р. Хальмеръю (приток р. Силовы). На важнейших месторождениях (Усинское, Воргашорское, Воркутское, Хальмеръюское и др.) разрез подсвиты разделен на пакеты О, N и М. Общая мощность подсвиты меняется от 600 м на северо-востоке до 70 ж на кряже Чернышева; в Интинском районе мощность 210—245 м. Дальше на юг аналоги рудницкой подсвиты не выделены; в районе среднего течения р. Печоры она уже фациально замещена толщей с редкими отдельными тонкими угольными прослоями, а южнее и западнее углепроявлений не отмечается. На гряде Чернышева подсвита замещается безугольной морской адзьвинской толщей.

Рудницкая подсвита отличается от аячьягинской резким повышением угленосности, обеднением морской фауны и увеличением относительного содержания осадков опресненных водоемов, а также увеличением количества растительных остатков и появлением мелких сидери-товых конкреций.

В северной половине бассейна (севернее широты пос. Абезь) относительно высокая и устойчивая угленосность сочетается с весьма выдержанными, хотя и редкими, горизонтами морской и солоноватоводной фауны при общем преобладании слоев с пресноводной фауной; характерен смешаннокарбонатный конкреционный комплекс с преобладанием анкерита и подчиненным количеством сидерита, кальцита и доломита.

По направлению на восток и север происходит сокращение количества слоев с морской фауной и некоторое увеличение железистости конкреций; в направлении на северо-восток, кроме того, отмечается увеличение крупности зерна терригенных осадков (мощные конгломераты и грубозернистые песчаники на Силовском месторождении). В пределах Силовского месторождения слои с морской фауной вообще исчезают из разрезов.

На юго-востоке бассейна (Интинский район) и на западе (Верхне-Роговская структура) разрезы подсвиты, наоборот, сильно обогащены морской фауной и обеднены флорой, а также солоноватоводной и пресноводной фауной. Здесь по сравнению с северо-восточной частью бассейна угленосность значительно ниже, а угольные пласты редко имеют рабочую мощность. На северо-востоке бассейна (в указанном выше понимании), а частично и в других районах выделен и хорошо прослежен ряд узких фаунистических (местами и флористических) зон и горизонтов, характеризующихся определенными палеонтологическими комплексами.

Из фауны брахиопод в опорных разрезах северо-востока бассейна встречаются в массовых скоплениях Lingula ex gr. orientalis, L. arctica, лиссохонетесы (последние обильны лишь в средней части, но исчезают в пакете М), ваагеноконхи, ринхопоры; представители других групп немногочисленны. Интересно наличие в самых верхах подсвиты хорридо-ний из группы Horridonia borealis (Haugt.), отсутствующих ниже вплоть до талатинской свиты.

Состав морских пелеципод по сравнению с аячьягинской подсвитой сильно обеднен: преобладают различные нукулиды, ледиды, плевромииды, астартиды, реже встречаются представители Modiola, Pleurophorus, Pseudomonotis, Schizodus, Sireblopteria, Aviculopecten, Pinna и др. На северо-востоке установлены формы, типичные только для рудницкой подсвиты, например: Nuculavus cornuta Dem. (ms.), Modiola elliptica Pog. (ms.), Astartella raricostata Dem. (ms.), A. multicostata Dem. (ms.). Из антракозид, маркирующих здесь короткие стратиграфические интервалы подсвиты, наиболее распространены: Sinomya gemina Pog. (ms.), S. longissima Pog. (ms.), Palaeomutela? edmondiana Pog. (ms.), Anthraconauta subovata Pog. (ms.), A. aff. longa Rag., A. cf. sendersoni Khalf.

Среди остракод H.П. Кашеваровой в рудницкой подсвите установлены преимущественно новые виды дарвинулид; к немногим видам, развитым в других областях, относятся: Darwinula inerta Kash., известная в уфимском комплексе, и Volganella objecta Kash., V. ex gr. laevigata Schn., встреченные и выше, в интинской свите. В установленном комплексе (19 видов) почти нет видов, общих с аячьягинскими, но имеется значительное число (13 видов), проходящих в верхневоркутскую свиту, в том числе отмеченные выше. Только в рудницкой подсвите пока установлен Darwinuloides gratus Mand.

Филлоподы представлены новыми видами и значительно отличаются от аячьягинских. Можно отметить, что встреченная здесь Kaltanleaia aff. baentschiana (Beуr.) весьма близка к нижнепермскому виду из Саарского бассейна. Из насекомых в рудницкой подсвите встречена Permiakovia sp., по заключению О. М. Мартыновой и А.В. Шарова, близкая к P. quinquefasciata Mart., известной из кунгурских отложений Среднего Урала (Чекарда), и Kungurella grandis Shar. sp. n., несколько более примитивная, чем близкая к ней К. uralica Shar. gen. n. et sp. n. из кунгура Среднего Приуралья.

Очень характерно обилие остатков флоры, среди которой резко преобладают кордаитовые, много членистостебельных и папоротниковых. Максимально развиты именно в рудницкой подсвите следующие формы: Sphenophyllum Stoukenbergii Schm., Nephropsis integerrima (Schm.), N. rhomboidea Neub., Bardocarpus aliger Zal., Samaropsis triquetra Zal., S. frigida Neub. (ms.), S. neglecta Neub. (ms.). Наиболее типичная форма подсвиты Cardioneura vorcutensis Zal. Оптимальная угленосность рудницкой подсвиты отмечена в ряде месторождений северо-востока бассейна — в Хальмеръюском, Юньягинском, Воркутском, Нижне-Сыръягинском и особенно в Верхне-Сыръягинском. Выделяется до 42 угленосных циклов, из которых более 25 угленосны на большей части площади; 12 циклов содержат пласты рабочей мощности, прослеживающиеся на тысячи квадратных километров. Рудницкая подсвита вскрыта и детально изучена во всех месторождениях северо-восточной части бассейна (кроме Елецкого).

Фаунистические и частично флористические зоны и горизонты подсвиты в сочетании с данными о строении толщи служат важнейшими реперами при корреляции разрезов. Многие из этих горизонтов (Оb, Oa, Oh, Nb, Na, Mg, Mf, Me, Mb, Ma, Mh) являются маркирующими на значительной площади для отдельных циклов и пакетов разреза подсвиты, а также и пластов углей. Некоторые палеонтологические зоны маркируют интервалы разреза мощностью до нескольких десятков метров и более. Такова, например, зона пресноводных пелеципод Anthraconauta suhacuta Pog. (ms.), отвечающая верхам пакета О и нижнему циклу пакета N с горизонтом Oh; зона Sinomya gernina Pog. (ms.), соответствующая пакету N (редко встречается и в пакете О); зона Sinomya longissima Pog. (ms.) (в пакете N, изредка ниже); зона Palaeomutela? edmondiana Pog. (ms.) (отвечает верхней половине пакета N). Только для пакета M характерен комплекс морских форм Nuculavus cornuta Dem. (ms.); Astartella raricostata Dem. (ms.), Modiola elliptica Pog. (ms.), сопровождаемый большим количеством лингул, ваагеноконх, ринхопор, плевромиид и др., а также и пресноводные формы Anthraconauta subovata Pog. (ms.), A. aff. longa (Rag.), A. cf. sendersoni Khalf. и др.

Пакет О имеет мощность от 25—30 м (Верхне-Сыръягинское, Нижне-Сыръягинское, Воргашорское месторождения) до 80—100 м (юг Усинского и Юньягинское месторождения). Нижняя граница пакета проводится по почве пласта o1 (или замещающей его породы), верхняя — по почве угольного пласта nj.

Пo литологическому составу и угленосности пакет О очень изменчив. Он состоит из семи-восьми циклов, сливающихся в западном направлении до трех и даже двух. Преобладают неравномерно опресненные лагунные фации, неустойчивые по площади, часто переходящие в фации переработанных лагуной речных выносов.

Первый снизу цикл маркируется фаунистическим горизонтом Ob, представленным в основном мелкими лингулами. Циклы 3 и 4 (выше пласта о3) отмечены горизонтом Oa, иногда расщепляющимся на два и характеризующимся разнообразной и обильной морской и лагунноморской фауной.

Фаунистический горизонт Oa прослежен на всех месторождениях северо-востока бассейна, кроме Хальмеръюского и Силовского. На большей части площади он представлен комплексом морских пелеципод Leda sinuata Pog. et Demb (ms.), L. flexuosa Lutk. et.Lob., мелких лингул и др.; встречаются также фораминиферы (Nodosaria), изредка брахиоподы (Cancrinella, Lissochonetes), гастроподы, Dentaltum (?)

и др. На крайнем юго-западе (север Усинского месторождения) в нем нередко присутствуют канкринеллы, хонетесы и крупные пелециподы. На Верхне-Сыръягинском месторождении горизонт Oa охарактеризован только мелкими лингулами, а далее к северо-востоку он отсутствует. Таким образом, количество морских фаций уменьшается с юго-запада на северо-восток.

В средней части пакета О появляется Cardioneura vorcutensis Zal.

Угленосность пакета увеличивается к западу и особенно к северо-западу и северу. Пакет содержит тонкие пласты угля на нижнем пределе рабочей мощности (o1, o2, o4 и др.).

Пакет N — важнейший по продуктивности не только в рудницкой подсвите, но во всей пермской угленосной толще; к нему приурочены лучшие эксплуатирующиеся в Воркуте угольные пласты. Мощность пакета колеблется от 90 м (Воргашорское месторождение) до 270— 280 м (юг Усинского и Хальмеръюское месторождение).

Максимальное количество циклов в пакете (юг Усинского месторождения) достигает 23, минимальное 7—8 (Воргашорское месторождение). В качестве эталона при индексаций всех разрезов пакета принят разрез восточного крыла Воркутской синклинали, расчлененный на 16 циклов. Верхняя граница пакета, проводимая по почве угольного пласта m1 (Надпервый), не вполне совпадает с биофациальной границей, проходящей несколько ниже — над непостоянным пропластком n15, расположенным выше пласта n14.

Пакет N отличается от пакета О увеличением угленосности и появлением значительного количества мелких анкерито-сидеритовых и сидеритовых конкреций при общем преобладании анкерита и значительном содержании кальцита. Для него характерны антракозиды Sinomya longissima Pog. (ms.) (главным образом для нижней части разреза) и S. gemina Pog. (ms.), Concinnella angulata Pog. (ms.), С. concinnae-formis Pog. (ms.), Palaeomutelal edmondiana Pog. (ms.) (для верхней части). Из флористических остатков только в этом пакете на юге Усинского месторождения встречен Samaropsis tuberculata Dombr.

Горизонт Oh, залегающий в основании пакета N (над пластом n1), обычно охарактеризован мелкими лингулами, денталиумами и местами некоторыми лагунно-морскими пелециподами (Modiolal occidentalis Pog. (ms.) и др.); на севере Воргашорского месторождения он сильно обогащен морскими пелециподами (Schizodus sp. nov., Leda sinuata Pog. et Demb. (ms.) и др.) и гастроподами, присутствуют мшанки, криноидеи, а на юге и западе Воргашорского месторождения — канкринеллы. На Силовском, Хальмеръюском, юге Усинского месторождений горизонт отсутствует. С горизонтом Oh часто ассоциирует в том же цикле (подстилая его) горизонт с пресноводной Anthraconauta subacuta Pog. (ms.).

Нижняя треть пакета N — от основания до псчвы угольного пласта n6 (VIII) —характеризуется, незначительным количеством сиде-ритовых конкреций, малыми их размерами, а также мелкой и неустойчивой по литологическому составу цикличностью со сравнительно широким распространением подводно-дельтовых фаций. Угленосность этой части пакета невысокая, хотя больше, чем пакета О; угольные пласты n1, n2, n3, n4, n5 имеют случайную рабочую мощность и являются довольно зольными.

К этому же интервалу разреза приурочено массовое распространение антракозиды Sinomya longissima Pog. (ms.). На Воргашорском месторождении появляется еще второй лингуловый горизонт, расположенный выше фаунистического горизонта Oh. В кровле пласта n6 на юге восточного крыла Воркутской мульды отмечен флористический горизонт с Cardioneura vorcutensis Zаl., которая встречается и в более низких интервалах разреза пакета N.

Средняя часть пакета N-охватывает группу циклов от пласта n6 до почвы пласта n11(IV)4 Она характеризуется увеличением угленосности, более правильной и сложной цикличностью, возрастанием содержания анкерито-сидеритовых и мелких сидеритовых конкреций. Здесь появляются устойчивые и менее зольные рабочие угольные пласты n6(VIII) и n7(V), известные во всех месторождениях Воркутского и Хальмеръюского районов. Ниже пласта n8 в северной части Усинского и на юге Воркутского месторождений отмечен фаунистический горизонт Nb с мелкими лингулами.

Выше пласта n8 расположен хорошо выраженный горизонт Na с обильной морской фауной — один из важнейших опорных горизонтов рудницкой подсвиты. Он прослежен в пределах Воргашорского, Воркутского, Юньягинскрго, Нижне-Сыръягинского, на северо-западе Усинского и в самой южной части Верхне-Сыръягинского месторождений, на крайнем же северо-востоке бассейна (Хальмеръюское и Силовское месторождения) и на основной площади Усинского месторождения era нет. Обогащение морских фаций горизонта, как и других горизонтов, в общем, увеличивается на юго-запад и запад. Руководящей формой этого горизонта является Astartella milticostata Demb. (ms.). На Воргашорском, на западе и севере Воркутского и на Нижне-Сыръягинском месторождениях в горизонте содержатся многочисленные замковые брахиоподы — Chonetidae, Neophricodothyris, изредка продуктусы и спириферы в ассоциации с такими морскими пелециподами, как, например Aviculopecten; встречаются также мшанки, криноидеи.

Для юга и востока Воркутской синклинали на Юньягинском и крайнем северо-западе Усинского месторождений характерен комплекс с резким преобладанием крупных морских пелеципод — астартелл, аллоризм, а также Leda sinuata Pog. et Demb. (ms.), Aviculopinna и др. На крайнем юге Воркутского месторождения в горизонте встречаются мелкие морские пелециподы, денталиумы, а также мелкие лингулы. Относительно разнообразный комплекс форм в данном горизонте отмечен на крайнем юге Верхне-Сыръягинского месторождения; несколько севернее остаются одни мелкие лингулы, а еще далее к северу горизонт исчезает.

В аргиллитовой кровле фаунистического горизонта Na часто встречаются своеобразные мелкие кремнистые округлые тельца, так называемые «проблематики Na», по-видимому, органического происхождения, являющиеся руководящими для этого горизонта.

Верхняя часть пакета отвечает интервалу от пласта n11 до почвы пласта m1 (Надпервый). Мощность ее очень непостоянна — от 80 м (Хальмеръюское и юг Усинского месторождений) до 25—30 ж. (Воргашорское месторождение). В пределах последнего все циклы этого интервала разреза сливаются в один цикл; наибольшее количество циклов (до 12) отмечено на юге Усинского месторождения.

К этой части пакета приурочены наиболее важные промышленные угольные пласты: n11(IV), n12(III), n13(II), n14(I), сливающиеся на западе сначала в Двойной пласт (n12+13), затем в Тройной (n12+13+14) и, наконец, в Мощный (n11+12+13+14)- Эти пласты обычно являются менее зольными по сравнению с другими пластами.

В этой части пакета широко развита устойчивая по площади фация песчаных подводных отмелей с песчано-анкеритовыми конкреционными линзами. Конкреционный комплекс характеризуется увеличением роли анкерито-сидеритовых конкреций, появлением первых сидеритовых и известково-анкерито-сидеритовых конкреций мощностью больше 5 м с обильными растительными остатками. Последние встречаются среди конкреций на юге Усинского месторождения и ниже.

Характерной формой для верхней части пакета N является Palaeomutela? edmondiana Pog. (ms.), встречающаяся, начиная с цикла 9N. Выше пласта n14 начинается обновление биофациального комплекса, появляются Anthraconauta subovata Pog. (ms.), A. ex gr. gigantea (Rag.), A. aff. Ionga Rag. и др., характерные для вышележащего пакета М. В циклах 15N и 16N (в зоне их слияния) на западе и юго-западе (Усинское, Воргашорское месторождения) появляется фаунистический горизонт Mg с морскими брахиоподами и пелециподами (Lingula arctica Mil., Astartella raricostata D. (ms.) и др.), часть которых входит уже в фаунистический комплекс пакета М; восточнее и северо-восточнее морские и солоноватоводные формы в этом цикле исчезают.

Пакет M характеризуется увеличением количества и мощности: морских фаунистических горизонтов и морских осадков и сокращением угленосности по сравнению с пакетом N. Цикличность становится более неправильной и мелкой, насчитывается до 12 циклов. По сравнению с верхами пакета N уменьшается количество сидеритов и анкерито-сидеритов и увеличивается содержание в конкрециях доломита и обычно также кальцита. Мощность пакета от 70—80 м на Воргашорском до 180—190 м на Хальмеръюском месторождениях.

В основании пакета M залегает сильно изменчивый по мощности и строению, местами рабочий, пласт m1 (Надпервый). Над ним на Усинском, Воргашорском и Воркутской месторождениях отмечен морской фаунистический горизонт Mf с брахиоподами и морскими пелециподами, в частности Astartella permocarbonica Tsch. На юго-западе преобладают замковые брахиоподы (ринхопоровый комплекс), сменяющиеся к северо-востоку комплексом с Lingula arctica и еще далее лагунно морскими пелециподами (Modiola и др.) и мелкими лингулами.

В цикле ЗМ на Воркутском, Юньягинском, Нижне-Сыръягинском и Воргашорском месторождениях местами отмечен горизонт Mc с мелкими лингулами, изредка также с чешуями рыб и лагунно-морскими пелециподами.

В цикле 6М большинства месторождений прослежен горизонт Мв с лагунно-морскими пелециподами (модиолы, плевромии, мелкие ледиды и нукулиды), мелкими гастроподами, мелкими лингулами и проблематикой Microdiscus concentricus Pog. (in coll.); в северной части Верхне-Сыръягинского месторождения, на юге Усинского и в Силовском месторождениях этот горизонт не обнаружен.

Верхняя часть пакета M хорошо маркируется фаунистическим горизонтом Ma (цикл 8) с характерными, обычно светло-серыми песчаниками, содержащими обильную и разнообразную морскую фауну брахиопод и пелеципод, в подчиненном количестве гастропод и др.; часты также ходы червей. Горизонт Ma, мощность которого иногда достигает 20—30 м, прослежен на всех месторождениях, кроме Силовского и крайней южной части Усинского. Для него характерны Lin-gula arctica Milor., Waagenaconcha sylveana (Stuck.) W. irginae (Stuck), Astartella raricostata Demb. (ms.), Modiola elliptica Pog. (ms.), Nucula (Nuculavus) cornuta Demb. (ms.), Allorisma komiense Mask и др., а также проблематики (ходы червей, спирофитоны).

На Усинском, Воргашорском и западном крыле Воркутской мульды в горизонте Ma преобладают обильные брахиоподы — ваагеноконхи, ринхоопоры, Megousia kulikii (Fred.) и др.; обильны пелециподы (Astartella raricostata Demb. (ms.), Pseudomonotis, Allorisma komiense Masl), а также членики криноидей. На северо-востоке Воркутской Мульды и в Верхне-Сыръягинском месторождении этот комплекс заметно обедняется. Над горизонтом Ma прослеживается на большой площади угольный пласт m9, местами рабочий.

У верхней границы пакета M отмечен фаунистический горизонт Mh, близкий по составу к горизонту Ma, но к северо-востоку быстро обедняющийся: на Нижне-Сыръягинско.м месторождении в этом горизонте остаются только мелкие лингулы, а на Верхне-Сыръягинском, Хальмеръюском и крайнем юге Усинского месторождений горизонт отсутствует. Аналоги горизонтов Ma и Mh отмечены в Интинском районе.

На западе, в Верхне-Роговском месторождении, в переходной к адзьвинской свите зоне почти все морские горизонты пакета M сливаются в толщу морских осадков с комплексом обильной фауны брахиопод и др., весьма близкой по составу к фауне аячьягинской подсвиты и даже талатинской свиты. Здесь особенно типичны Horridonia ex gr. borealis (Haugt.), Megousia kulikii (Frеd.), встречаются Spiriferella ex gr. saranae (Vern.), яковлевии и др. Именно здесь найден Paragastrioceras sp. еще нижнепермского облика. Собранные отсюда же мелкие фораминиферы, по заключению К. В, Миклухо-Маклая, имеют смешанный характер: наряду с нижнепермской Nodosaria рrосеraformis Gerke встречены и некоторые формы, известные ранее из казанских отложений, например N. urmarensis К. М,-Mасl., Spandellina carinatocostata Gerke и др. К.В. Миклухо-Маклай указывает, однако, что кунгурские фораминиферы еще мало изучены и не исключено, что некоторые «казанские» виды существовали и ранее. Среди найденных здесь же морских остракод Г. Ф. Шнейдер определила Healdia simplex Roundy, H. postcornuta Schn., Actuaria ex gr. secunda Kotsch. Ho Я. postcornuta и A. secunda, также считавшиеся казанскими, были определены Н.П. Кашеваровой и из гусиной свиты в Bopгашорском месторождении, т. е. из низов артинских отложений.

Верхневоркутская (интинская) свита — P1vvr (P1in)


Верхневоркутская (интинская) свита, прослеженная регионально, после рудницкой подсвиты — важнейшая продуктивная толща бассейна. Мощность ее на северо-востоке бассейна колеблется от 550 м (Воргашорское месторождение) до 1100 м (Хальмеръюское месторождение). В Хейягинском и Тальбейском районах ее мощность уменьшается до 250—300 м, а далее к югу (по кряжу Чернышева) становится еще меньше. В Интинском районе мощность свиты около 600 м; южнее свита не изучена. В северо-восточной части бассейна свита подразделена на пакеты L, К, I, Н, G, F, и E. Здесь она впервые была выделена как верхняя подсвита воркутской свиты. В Интинском районе позже описывалась под названием интинской свиты; на Ингинском и Кожимском месторождениях разрабатываются угли именно этой свиты.

Для верхневоркутской свиты характерно почти полное исчезновение морской и солоноватоводной фауны (кроме редких находок в низах разреза в Интинском районе и несколько севернее — в районе западной части Воргашорского месторождения, севера гряды Чернышева и Роговской структуры); среди фауны преобладают антракозиды, встречающиеся в северо-восточной части бассейна, главным образом в нижней половине разреза свиты, а в Интинском районе широко развитые по всей толще. Реже встречаются филлоподы, остракоды, насекомые, чешуи рыб; в верхах разреза в Интинском районе известны рептилии и амфибии. Растительные остатки имеются повсеместно во всем разрезе, причем нередко обильные.

Угленосность свиты высокая, прослеживается регионально (кроме юга кряжа Чернышева). Угольные пласты большей частью высокозольные и сложного строения. Для свиты характерен анкерито-сидеритовый конкреционный комплекс с преобладанием сидеритов (кроме Интинского угленосного района), появление новых типов сидеритовых и других конкреций.

В районе Средней Печоры (бассейн р. Б. Патока) свита замещается толщей, существенно отличающейся фациально, частично пестроцветной, в которой, однако, по В. И. Чалышеву, еще встречен пласт угля мощностью до 0,8 м и несколько тонких угольных пропластков. На верхневоркутский возраст этой толщи указывают находки Samaropsis intaensis Neub. (ms.) и пелеципод «интинского» облика. Аналогичные изменения наблюдаются на юге кряжа Чернышева (Шарью-Заостренский район).

В направлении на запад и юг угленосность исчезает, но более или менее уверенно прослеживаемое сопоставление разреза верхневоркутской свиты с разрезами перми районов Верхней Печоры, юга Печорской депрессии (район между железной дорогой и Троицко-Печорском) и Печорской гряды пока затруднено. В первом приближении верхневоркутская свита может сопоставляться в большей своей части с Соликамской свитой, а верхняя ее часть более обоснованно может отвечать шешминской (б. уфимской) свите или ее части.

В комплексе флоры верхневоркутской свиты сохраняется большая часть форм, появившихся ранее (особенно среди членистостебельных, папоротников, кордаитов), но появляются и новые, типичные для свиты: Intia vermicularis Neub., Annularia compacta Neub., Samaropsis vorcutana Tschirk., S. elegans Dombr. (ms), S. salamatica Zal., S. dixonovensis Sсhwed. и др. В верхах свиты присутствуют отдельные элементы «печорского» комплекса флоры — редкие представители Compsopteris, а в самых верхах (пакет Е) иногда также Callipteris adzvensis Zal., Comia, Bardocarpus superus Neub. (ms.).

Комплекс антракозид нижней половины свиты во многом еще близок к комплексу подстилающей толщи; в северной части бассейна в верхней половине свиты они почти отсутствуют. На северо-востоке бассейна типичны Palaeomutela(?) alta Pog. (ms.) s. lato, Palaeanodonta vorcutica Pog (ms.). В Интинском районе антракозиды развиты до верхов свиты, но мало изучены. Среди них встречена Antraconauta cf. taeniolata Khalf., близкая к верхнебалахонскому виду из Кузбасса.

Существенный интерес представляют новые данные о составе пресноводных остракод верхневоркутской свиты, изученных Н.П. Кашеваровой. Из 40 видов более половины относится к роду Darwinula, остальные распределяются между родами Suchonella, Darwinuloides, Valganella, Jniella, Tomiella, Petschorina, Sinusuella. Более четверти состава — новые виды. 11 видов являются переходящими из рудницкой подсвиты, но общие с видами из аячьягинской свиты отсутствуют. Особенно важно, что преимущественно в самой верхней части свиты имеется значительное число видов, типичных, по Н.П. Кашеваровой, для уфимского яруса: Darwinula martjevi Pаl., D. angusta Mand., D, procera Mand., D. inerta Kash., D. Iancetiformis Kasch., D. cf. biriensis Pal., Suchonella onega (Bel.), Darwinuloides oblongus Кash., Volganella spizharskii Mand., Sinusuella pergraphica Mand. Это позволяет с большей вероятностью сопоставлять свиту (верхнюю часть — отчетливо) с отложениями уфимского яруса. В верхней половине свиты встречены Darwinula objecta Mand., D. absoluta Mand., Darwinuloides circulosus Mand., D. ingenuatus Mand., известные из ильин-ской свиты Кузбасса.

Среди насекомых известна Vorkutia tschernovi Rohd., возраст которой «вряд ли моложе нижнего кунгура». В нижней части свиты (пакет L) установлены четыре новых вида рода Kunguroblattina, близких к К. arcuata Mart, из кунгурских отложений по р. Барде, а в верхах свиты (пакеты E—F) — новый вид рода Phylloblatta, приближающийся к Ph. latiscula Mart, из верхнепермских отложений Тихих гор по р. Каме (предварительные заключения О.М. Мартыновой, А.В. Шарова и др.

Среди филлопод В.С. Заспеловой описаны из нижней половины верхневоркутской свиты Siberioleaia aff. ovata (Mitch.), близкая к верхнепермскому виду из Австралии, и ряд новых видов, близких по родовому составу и общему облику к формам верхней части нижневоркутской свиты. Некоторые формы близки к видам из кузнецкой свиты Кузбасса, что, по мнению В. С. Заспеловой, позволяет предполагать более поздний возраст верхневоркутской свиты, возможно отвечающий уже низам верхней перми.

На Интинском месторождении в верхах свиты Г.А. Дмитриевым открыт горизонт с остатками позвоночных, изученных Е.Д. Конжуковой и др. Здесь определены тетраподы, принадлежащие новым семейству и родам: Intasuchus selvicola Konzh., Syndyodosuchus tetriana Konzh., а также Batrachosauria, Cotylosauria. Среди остатков рыб (чешуи) определены Platysomus, Elonichtys.

Залегание верхневоркутской свиты ниже комплекса отложений с типичной верхнепермской флорой, близость комплекса антракозид нижней половины свиты к нижележащему комплексу антракозид нижневоркутской свиты (конциннеллы, палаеомутелы) и присутствие в верхней части разреза (район пакетов H—G) позвоночных, возраст которых может быть определен как «средние горизонты нижней перми», позволяют относить, по крайней мере нижнюю половину свиты, еще к нижней перми. С другой стороны, появление элементов верхнепермской («печорской») флоры и «уфимских» остракод в верхней части свиты позволяет относить ее верхи (пакеты F и E северо-востока бассейна) уже к верхней перми (что несколько противоречит данным по позвоночным). Наиболее вероятно, хотя и условно, верхневоркутская свита может сопоставляться с Соликамским и шемшинским (или его частью) горизонтами «уфимского» яруса.

Вопрос о месте верхневоркутской свиты в общей стратиграфической шкале и в целом о верхнем возрастном пределе воркутской серии связан с определением места «уфимского яруса» в разрезе перми Печорского бассейна и уточнением положения «уфимского яруса» (свиты) в общей геохронологической шкале. Изучение остракод из разрезов перми Печорского бассейна в этой связи весьма существенно.

Самостоятельное значение комплекса остракод «уфимского яруса» может быть доказано только тогда, когда будет установлено его отличие от кунгурского комплекса остракод. Решение вопроса о самостоятельности «уфимского яруса» в общей шкале, кроме того, в большой степени (возможно, решающей) зависит от стратиграфического соотношения этого «яруса» с толщами, охарактеризованными печорским комплексом флоры. Смена «бардинского» комплекса флоры «печорским» указывает на такое существенное обновление состава флоры на огромной территории (вся Тунгусская палеофитологическая область), которое стратиграфически должно соответствовать по крайней мере границе отделов перми.

На северо-востоке бассейна отмечаются некоторые отличия между нижней и верхней частями верхневоркутской свиты.

Нижняя толща (пакеты L, К, I), сохраняя еще ряд признаков рудницкой подсвиты, характеризуется: 1) относительно высоким процентом анкеритовых и известково-анкеритовых конкреций, часто богатых магнием, и отсутствием крупных (толщиной более 0,20 м) и высокоминерализованных сидеритовых конкреций; 2) высокой угленосностью с несколькими выдержанными угольными пластами и 3) довольно многочисленной антракозидовой фауной, имеющей ряд общих форм с нижележащей рудницкой подсвитой; в частности, характерны Palaeomutela? alta. Concinnella concinnaeformis.

В Интинском районе и несколько северйее к нижней толще приурочены отдельные находки лагунно-морской фауны (пелециподы, гастроподы, беззамковые брахиоподы). В частности, в скв. ВК-1326 (Верхне-Роговская структура) в самых низах свиты найдены такие формы, как Lingula arctica и Schizodus, указывающие на проникновение морских вод с соленостью, близкой к нормальной морской. Редкие слои с мелкими солоноватоводными лингулами достигают здесь пакета К. Состав этой фауны не имеет ясных отличий от состава морской и солоноватоводной фауны нижневоркутской свиты.

Пакет L в ряде разрезов маркируется Palaeoumutela? alta Pog s. str. (ms.). Имеется несколько рабочих пластов, обычно неустойчивых по мощности и строению. Нижняя половина пакета L по составу конкреций близка еще к пакету М, верхняя половина вместе с низами пакета К характеризуется новым комплексом более железистых конкреций.

В середине пакета К увеличивается содержание сидеритовых конкреций, появляются примеси сидерита в конкреционных песчаниках, крупные анкерито-сидеритовые конкреционные линзы и другие новые формы.

Разрез нижней части пакета I на Воркутском, Воргашорском, Нижне-Сыръягинском и Хальмеръюском месторождениях маркируется пресноводным горизонтом Ia с антракозидами Pataeanodonta vorcutica, Palaeomutela? alta (var.) и др.; формы, близкие к этому комплексу антракозид, встречены и на Интинском месторождении приблизительно на том же или несколько более высоком стратиграфическом уровне.

Горизонт Ia является также насекомоносным; наиболее обильны здесь отпечатки крыльев Sindon sp. n., по заключению О.М. Мартыновой, занимающего промежуточное положение между S. uralensis Mart. из кунгурских отложений по р. Чекарде и S. rossicus Mar t. — из верхнепермских отложений Тихих гор по р. Каме. Некоторые угольные пласты: пакета I на Воркутском и Хальмеръюском месторождениях являются рабочими на значительных площадях и частично эксплуатируются.

Верхняя часть свиты соответствует пакетам Н, G, F и E Воркутского и Хальмеръюского угленосных районов. Разрез толщи характеризуется почти полным отсутствием фауны, кроме редких находок антракозид, появлением первых представителей «печорского» комплекса флоры — компсоптерисов, появлением, начиная с верхней половины пакета I, новых групп конкреций, присущих печорской серии — много-, численных сидеритов со сферолитовой структурой, крупных сидеритов с растительными остатками, песчанистых сидеритов и особенно — с пакета F, увеличением зольности угольных пластов и усложнением их строения и появлением в некоторых разрезах (в частности, на Хальмеръюском и Тальбейском месторождениях) мощных пачек песчаников и конгломератов.

Начиная с пакета F, резко увеличивается (по Л. К. Смирновой и С. Н. Наумовой) относительное содержание пыльцы хвойных в углях, отмечено несколько находок компсоптерисов. В пакете E появляются прослои с обильными компсоптерисами, первые каллиптерисы и комии и, кроме того, крупные песчано-сидеритовые и глинисто-сидеритовые линзы и скопления сидеритовых конкреций. Однако до верхов пакета E сохраняются представители характерного комплекса самаропсисов верхневоркутской свиты.

Описанные признаки верхов верхневоркутской свиты сохраняются в той или иной мере на Тальбейском месторождении (север кряжа Чернышева) и на Юго-Западном Пай-Хое. В Интинском угленосном районе отложения верхов свиты становятся более известковистымц, появляются новые группы антракозид, скопления остатков рыб и наземных позвоночных.

В некоторых разрезах, очень удаленных от стратотипических разрезов северо-востока бассейна, например в Интинском районе и на Тальбейском месторождении, точная идентификация интервалов разреза, отвечающих переходному пакету Е, сейчас еще не проведена. Поэтому принятая в этих разрезах граница между воркутской и печорской сериями может быть в дальнейшем несколько уточнена (в пределах десятков метров).

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: