Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Положение Донецкого бассейна в геоструктурном плане южного обрамления Русской платформы и история его развития

05.04.2020

Донецкое складчатое сооружение возникло в конце нижней перми в восточной части верхнепалеозойской геотектонической структуры — Доно-Днепровского прогиба.

Доно-Днепровский прогиб (или «Прогиб Большого Донбасса») простирается в субширотном запад-северо-западном направлении от Дона до Белорусского массива (Полесского вала) и включает Донецкий бассейн, Днепровско-Донецкую впадину и Припятский (Мозырский) прогиб, заключенные между двумя восходящими глыбами Русской платформы — Украинским и Воронежским кристаллическими массивами, погруженные бортовые части которых входят в состав прогиба (рис. 15). Сложно построенные докембрийские толщи метаморфических и изверженных пород платформы являются общим субстратом всего прогиба, его первым (нижним) структурным этажом.

Можно предполагать, что Доно-Днепровский прогиб продолжается восточнее в направлении на Астрахань через верховье р. Сал. Этот длинный (1500 км) и узкий (150—200 км) прогиб в течение среднего и верхнего девона, всего карбона и нижней перми испытывал общие нисходящие движения, при этом наибольшая глубина погружения и соответственно максимальное накопление осадков были приурочены к восточной части. Западная же часть Доно-Днепровского прогиба, отвечавшая современному положению Днепровско-Донецкой впадины и Припятского прогиба, испытывала в течение карбона и нижней перми наряду с нисходящими движениями, которые преобладали, также и восходящие, причем в большей мере, чем восточная. Здесь образовывались заметные перерывы в накоплении осадков и вызванные ими стратиграфические несогласия.

Общий размах погружения и колебаний западной части Доно-Днепровского прогиба был значительно меньше, чем восточной. Так, в турне и визе, когда во всем прогибе господствовал режим открытого моря, на западе преобладали условия мелкого моря, а на востоке — более открытого, относительно глубокого моря. С конца верхнего визе и в течение всего намюра, среднего и верхнего карбона (до сакмарского века нижней перми включительно) среди морских отложений на западе преобладали фации опресненных лагун, а на востоке — осадки открытого мелкого моря. Эти различия, однако, не позволяют провести четкую границу между субгеосинклинальной восточной и субплатформенной западной частями Доно-Днепровского прогиба, поскольку переходы между ними постепенные, мигрирующие во времени от западных границ Донецкого складчатого сооружения до г. Полтавы.

По данным последних сейсмических исследований, кристаллический фундамент в Днепровско-Донецкой впадине находится на значительной глубине; мощности осадочной толщи достигают в наиболее погруженных частях 9—10 км (а не 6—7 км, как это считалось ранее), главным образом за счет карбона и особенно девона. Судя по данным, полученным по буровым скважинам, вблизи Черниговского выступа большие мощности девона обусловлены наличием вулканогенных толщ. Эти результаты еще более говорят в пользу выделения Доно-Днепровского прогиба в качестве единой палеозойской структуры.

Восточная часть Доно-Днепровского прогиба, отвечающая собственно Донецкому бассейну, в течение карбона и нижней перми испытывала частые колебательные движения, обусловившие непрерывное мелкоцикличное накопление осадков. Толщи осадков, компенсировавшие общее прогибание, состоят из часто чередующихся мелководных открытоморских, прибрежно-морских, лагунных, континентальных (в том числе угленосных болотных) и аллювиальных фаций с редкими внутриформационными размывами небольшой амплитуды.

Обращает внимание несовпадение зоны максимального опускания, а следовательно и максимальной мощности накопившихся осадков карбона и нижней перми, с зоной максимальных глубин водного бассейна. Максимальные мощности этих отложений смещены от зоны относительно глубоководных фаций к южному борту прогиба (рис. 16). Изопахиты отложений карбона в пределах Донецкого бассейна имеют западное замыкание, однако возможны и восточные замыкания, т. е. уменьшение мощности отложений карбона и на восток.
Положение Донецкого бассейна в геоструктурном плане южного обрамления Русской платформы и история его развития

Возникновение Доно-Днепровского прогиба связано с герцинскими движениями по крупным разломам в среднем девоне, в результате которых между Украинским кристаллическим массивом и Русской платформой образовался узкий грабен. Максимальные мощности отложений карбона и нижней перми, достигавшие 3—6 км на западе и 18—25 км на востоке, приурочены к внутренней части прогиба, ограниченной разломами, в то время как мощности на наиболее прогнутых частях субплатформенных склонов не превышали 2—4 км.

Турнейские и нижневизейские известняки по своим фациальным особенностям являются субплатформенными и имеют относительно малую (300—500 м) мощность. Это позволяет предполагать, что склоны платформы и зачаточный девонский прогиб в течение турне и нижнего визе были значительно консолидированы, а начало заложения настоящего краевого Доно-Днепровского прогиба относится к верхам визе. До этого времени в Северо-Кавказской геосинклинали могли накапливаться огромные толщи, которые после инверсии стали основным источником сноса в Доно-Днепровский прогиб. Тот факт, что Скифская платформа сложена преимущественно сильно дислоцированными и метаморфизированными породами нижнего карбона в основании Предкавказского прогиба и южного борта Причерноморской впадины свидетельствует об обоснованности такого предположения. Временные восходящие движения в прогибе в первую очередь захватывали бортовые склоны, в то время как в центральной части продолжалось преимущественное опускание.

Продольные сбросы в девоне ограничивали наиболее глубокую срединную часть прогиба — его центральный грабен. Сбросы имели падение к центру прогиба и поэтому в последующие фазы сжатия они могли превратиться в зоне интенсивного сжатия в надвиги, по которым массы, заключенные во внутренней зоне прогиба, могли подниматься и надвигаться на его бортовые зоны. He исключено, что грабенообразное строение внутренней зоны прогиба характерно только для его западной части, а на востоке, где прогиб широко раскрывается, сбросов нет.

Прогибание такой длинной и узкой полосы не могло быть плавным на всем ее протяжении: поперечные разрывы разделяли прогиб на блоки, особенно его западную, более жесткую часть. Здесь по геофизическим данным, частично подтвержденным глубоким бурением, имеется несколько поперечных разрывов, ограничивающих приподнятые и опущенные участки. Существует предположение, что некоторые из этих разрывов были заложены еще в начальную стадию формирования прогиба и по мере оживления в последующие стадии (в течение палеозоя и мезозоя) влияли на процессы осадконакопления. Однако роль первоначальных поперечных разрывов в истории Днепровско-Донецкой впадины некоторыми исследователями, очевидно, сильно преувеличена.

Более характерной чертой всего Доно-Днепровского прогиба надо считать его общность, а не разобщенность на поперечные блоки. В восточной части его в пределах Донецкого бассейна это доказывается фактическим материалом, позволяющим обоснованно изобразить большие мощности отложений карбона плавными изопахитами, не претерпевающими никаких скачков.

Вопрос о положении Донецкого бассейна, точнее Большого Донбасса или, по нашей терминологии, Доно-Днепровского прогиба, в общей геотектонической обстановке верхнего палеозоя является предметом длительной геологической дискуссии, в которой принимали участие такие крупнейшие геологи, как А.П. Карпинский, А.Д. Архангельский, Н.С. Шатский, М.М. Тетяев, П.И. Степанов, Д.Н. Соболев, А.Н. Мазарович. Настоящая работа не позволяет излагать все точки зрения и эволюцию взглядов отдельных исследователей. Приведем три основные точки зрения, кратко сформулированные А.Я. Дубинским.

1. Большой Донбасс возник из верхнепалеозойского краевого прогиба, образовавшегося впереди фронта Крымско-Кавказской среднепалеозойской складчатости. При этом Украинский кристаллический массив рассматривается как срединный массив или как герцинский антиклинорий, разделявший северный (собственно Донбасс) и южный синклинории. Последний погребен сейчас в недрах Причерноморской впадины и Северного Предкавказья. Полесский вал ограничивал распространение северной (донецкой) ветви этого прогиба в западном направлении, отделяя ее от среднеевропейских герцинских краевых прогибов. Допускается продолжение ветви на восточный берег Каспийского моря и соединение ее с Мангышлакскими складками.

2. Донбасс (Большой Донбасс) произошел из верхнепалеозойского внутриплатформенного краевого поперечного прогиба, ограничивающегося на юге Украинским массивом, но тесно связанного с палеозойскими складчатыми образованиями Предкавказья.

3. Донбасс (Большой Донбасс) и Северный Кавказ возникли в верхнем палеозое из единого геосинклинального прогиба.

В.Г. Бондарчук считает Доно-Днепровский прогиб самостоятельной платформенной ровообразной трафогеосинклиналью, т. е. его точка зрения близка к воззрениям Н.С. Шатского.

С точки зрения выявления связи между угленосностью Большого Донбасса и геотектонической обстановкой следует высказаться за самостоятельность Доно-Днепровского прогиба. В самом деле, независимо от того, связывается или не связывается Доно-Днепровский прогиб с более крупной палеозойской геотектонической структурой, располагавшейся южнее Украинского и Приазовского кристаллических массивов и их восточного погребенного продолжения, рассматривается ли как часть (северная ветвь) Предкавказско-Предкрымского прогиба или Донецко-Северо-Кавказской геосинклинали, или как самостоятельная структура — все равно во всех случаях эта структура имеет четкие геологические и географические границы. Ей присущи достаточно большие размеры, простая и ясная форма, специфический, свойственный ей и отличный от Северного Кавказа и Причерноморской впадины режим осадконакопления в верхнем палеозое. Одной из основных черт этой структуры является накопление угля, нефти, газа, а также единый тектонический режим. Таким образом, Доно-Днепровский прогиб имеет полное право на выделение в качестве самостоятельной геоструктурной единицы.

С верхнего карбона в западной части Доно-Днепровского прогиба и с середины сакмарского века нижней перми в восточной нисходящие движения начинают замедляться и сменяются восходящими; развитие идет постепенно с запада на восток. Область накопления осадков начинает сокращаться, и в разрезе появляются постепенно, в направлении с запада на восток, пестроцветные лагунно-континентальные, а в заключительной стадии — галогенные отложения. Такое последовательное развитие галогенных осадков приводит к тому, что на западе, в Днепровско-Донецкой впадине, они появляются в более древних отложениях, начиная с низов никитовской свиты (P1nk) нижней перми, а в Донецком бассейне — в самых молодых нижнепермских отложениях артемовской (Piat) и краматорской (P1krm) свит. В промежуточной полосе пласты соли имеют максимальное развитие, образуя толщу в несколько сотен метров, охватывающую P1nk—P1krm, так как накопление их происходило здесь с перекрытием (рис. 17).

В практике разведки нефти и газа пермские сложные пласты соли иногда принимали за соляные девонские штоки, особенно на куполах, где мощность пластов еще дополнительно увеличивалась до 1000 м и более в результате послойного истечения соли. Далее на восток, в направлении на Астрахань, галогенные отложения появляются еще в более молодых горизонтах сакмарского, затем артинского ярусов, что свидетельствует о последовательном отступлении моря с запада на восток по замыкавшемуся Доно-Днепровскому палеозойскому прогибу.

Изменение режима, начавшееся в конце палеозоя, завершилось мощной герцинской складчатостью (заальская и пфальцская фазы) наиболее сильно проявившейся в Донецком бассейне; в западном направлении, в области уменьшенной мощности отложений палеозоя, влияние ее затухает, однако сказывается в той или иной мере во всем прогибе, что дает основание устанавливать второй (палеозойский) тектонический этаж для всего прогиба (первый этаж охватывает докембрий). Причем складчатость распространяется только в центральной зоне прогиба, бортовые же приплатформенные склоны прогиба остаются слабо дислоцированными или совсем не дислоцированными, что типично как для собственно Донбасса, так и для Днепровско-Припятского грабена.

Очевидные большие несогласия между верхним девоном и нижним карбоном дают основание выделять в палеозое два структурных этажа. Однако ввиду ограниченности сведений девонский план условно рассматривается в составе общего палеозойского структурного этажа как его внутреннее подразделение.

В конце перми — начале мезозоя Доно-Днепровский прогиб распался на две части: восточную, или собственно Донецкий бассейн, и западную, или собственно Днепровско-Донецкую впадину. В восточной части произошли интенсивные тектонические движения, приведшие к образованию складчатой системы, и установился восходящий режим колебательных движений; в западной — тектонические движения проявились в образовании более спокойных прерывистых и линейно-прерывистых складок, и установился нисходящий режим колебательных, движений.

Вопрос дальнейшего продолжения донецкой складчатости на восток, за Астрахань, здесь не разбирается. Следует только отметить, что последние данные глубокого бурения в Эмбенском районе свидетельствуют о наличии в нижнем палеозойском структурном этаже линейных складок субширотного донецкого простирания, которые еще далее на восток приобретают субмеридиональное уральское простирание. Это является новым материалом, позволяющим объединить тектонические линии Донбасса и Урала.

Противоположные режимы в Донецком бассейне и Днепровско-Донецкой впадине существовали в течение всего мезозоя и кайнозоя, сохранившись до наших дней. В эти эры Донецкий бассейн иногда вовлекался в нисходящие движения, особенно в верхней юре, верхнем мелу и олигоцене, но они были временными и не распространялись на всю площадь, проявляясь в основном по окраинам бассейна, и снова сменялись восходящими движениями. В свою очередь Днепровско-Донецкая впадина на общем фоне нисходящих движений в мезозое и кайнозое испытывала временные восходящие движения.

В мезозое и кайнозое происходила неоднократная смена знаков колебательных движений в Днепровско-Донецкой впадине: в начале каждого периода большая часть территории испытывала нисходящие движения, в результате чего расширялась площадь седиментации; трансгрессии распространялись и на кристаллические массивы. При наступавшей затем регрессии сначала обнажался Украинский массив, а потом Воронежский; в области осадконакопления осевая зона прогиба смещалась к северу, в сторону Воронежского массива. Каждый период заканчивался подъемом, охватывавшим всю впадину.

Украинский кристаллический массив по сравнению с Воронежским постоянно испытывал более интенсивный подъем, что весьма характерно для геологического развития всего региона.

В мезозое в Днепровско-Донецкой впадине, преимущественно во внутренней полосе, ограниченной основными разломами, активизируется образование солянокупольных структур.

Центр воздымания Донецкого складчатого сооружения помещается вблизи г. Ровеньки, почти совпадая с геометрическим центром современного открытого Донбасса. Центр опускания Днепровско-Донецкой впадины располагается несколько восточнее г. Полтавы.

Обе структуры имеют близкую к эллиптической форму с длинными осями, почти совпадающими с главной осью палеозойского Доно-Днепровского прогиба.

Западное замыкание Донецкого бассейна согласуется с изопахитами отложений карбона (см. рис. 72—86).

Соотношения между Доно-Днепровским прогибом, Донецким бассейном и Днепровско-Донецкой впадиной определили характер складчатых и разрывных форм во время тектонических движений во всей последующей многофазной истории развития Донецкого сооружения.

Направление основных линейных складок Донецкого бассейна, а также их затухающих продолжений в Днепровско-Донецкой впадине, подчиняется линейному простиранию центральной части Доно-Днепровского прогиба, оконтуренной древними разломами. Эти направления контролировали ориентировку основных тектонических форм Донбасса.

Однако в мезозое западная периферия Донецкого складчатого сооружения неоднократно испытывала попеременное влияние то западной периклинали воздымавшегося Донбасса, то восточного контура опускавшейся Днепровско-Донецкой впадины. В зависимости от интенсивности восходящих движений на востоке или нисходящих на западе, возникали структурные контуры, в первом случае выпуклые на запад-северо-запад, во втором — на восток-северо-восток (рис. 18). Сами по себе эти воздымания и опускания не могли привести к образованию складок и разрывов, но они предопределили направления последних, возникших в мезозойские тектонические фазы.

Наиболее активные движения иногда распространялись на значительные расстояния и приводили к образованию тектонических форм, диагонально секущих основные субширотные складчатые структуры.

Зона мигрирующей границы между Донбассом и Днепровско-Донецкой впадиной не может быть выделена в качестве самостоятельной тектонической единицы. «Зона сочленения» между Донбассом и Днепровско-Донецкой впадиной, выделенная И.Ю. Лапкиным, С.В. Черпак, М.В. Чирвинской как зона поперечных разломов, не подтверждается фактическими данными.

Донецкое складчатое сооружение правильнее всего трактовать в плане нижнего структурного этажа как синклинорий с крупными простыми складками в центральной зоне и мелкими, осложненными разрывами в прибортовых частях. Отложения на бортах прогиба и на склонах кристаллических массивов имеют моноклинальное залегание с наклоном к центральной зоне.

В складчатой зоне преобладают линейные складки, вытянутые субширотно в запад-северо-западном направлении. Углы падения разнообразны: от пологих до крутых (60—80°), а иногда и до опрокинутых на крыльях складок. По периферии бассейна наряду с линейными проявляются купольные складки, особенно свойственные молодым альпийским движениям, развитые преимущественно в северной зоне бассейна. Разрывы в большинстве герцинского заложения представлены обычно надвигами, наклоненными преимущественно внутрь прогиба, по которым, как правило, происходили перемещения от центра к периферии вследствие выжимания вверх мощных складчатых толщ центральной зоны прогиба.

Особенно ярко выражена зона надвигов вдоль северного крыла складчатого Донбасса. Надвиги наклонены на юг под утлом 40—60°, но иногда выположены до 20°. Крутые падения надвигов часто являются следствием последующих более молодых изгибов крыльев складок, на глубине же они более пологие.

Тектоническое развитие Донецкого бассейна было сложным, многофазным. В конце верхнего девона, в турне и визе проявляются первые дислокации, в основном разрывного характера, относящиеся к нескольким этапам бретонской фазы.

Проявление конседиментационной тектоники в течение среднего карбона не свойственно Донецкому бассейну, что противоречит предположению Н.С. Шатского. Это было в свое время доказано А.З. Широковым на основании фактов непрерывности и гармоничности изменения мощности свит в бассейне.

Наблюдающиеся в некоторых районах Донбасса утонения угольных пластов на глубину (k5, k2, h8 в Должанско-Садкинской синклинали) не могут рассматриваться как закономерные конседиментационные явления. Эти пласты также выклиниваются здесь и по простиранию, а другие пласты, как, например, l6, k51, сохраняют постоянную мощность во всей синклинали или увеличиваются в мощности, как h11, вниз по падению. Тектонический план Донецкого бассейна не совпадает с планом угленакопления, а несогласно накладывается на него. Угле-накопление шло по своим законам. Полосы и линзы рабочей мощности пластов угля пересекаются под различными углами линиями простирания складок.

Наши представления о непрерывности осадконакопления в течение карбона относятся главным образом к центральной, срединной и восточной частям Доно-Днепровского прогиба; в периферийных зонах, особенно вдоль Украинского кристаллического массива, где отложения карбона в большинстве случаев уничтожены размывом, вероятно, имели место более отчетливые явления стратиграфических несогласий. Так, в Петриковском районе на платформенном склоне Украинского кристаллического массива верхненамюрские слои залегают со стратиграфическим несогласием на всех отложениях визе.

В.Д. Фомичев по появлению в разрезе полимиктовых песчаников считал возможным выделять в течение карбона пять тектонических фаз, проявлявшихся главным образом в области сноса осадков: послевизейская, намюрская (в середине свиты C15), предмосковская (в конце свиты С23), предверхнекарбоновая (в конце свиты С27) и предараукаритовая (астурийская). Последняя фаза, по В.Д. Фомичеву, распространена He только в области сноса, но и (в зачаточной форме) в области накопления осадков в то время, когда, возможно, зародились в Донбассе первые весьма слабые тектонические движения, частные опускания и поднятия, давшие начало процессу формирования Главной антиклинали.

Первые послекарбоновые (заальские) складчатые сооружения возникли в конце нижней перми после отложения донецкой соленосной толщи, включая и ее верхнюю часть — краматорскую свиту (P1krm), образовавшуюся в обстановке отшнурованных лагун. Представления о более раннем, верхнекарбоновом формировании донецких складок и разрывных нарушений не отвечают имеющимся материалам, которые ясно показывают, что однонаправленный режим колебательных движений, свойственный нижнему и среднему карбону, продолжался и в верхнем карбоне, и в нижней перми, что привело к непрерывному накоплению всей толщи осадков карбона и нижней перми на территории Донецкого бассейна.

На рисунках 19, 20, 21, выполненных по материалам М.Л. Левен-штейна и Л.П. Нестеренко, показаны изопахиты свит С32, картамышской P1krt и никитовской P1nk западного окончания складчатого Донбасса. Эти рисунки подтверждают сказанное выше об увеличении мощности свит С3 и P1 в восточном направлении, аналогично свитам среднего карбона.

По этим данным молено восстановить картину накопления нижне-пермских отложений, которые завершают толщу осадков перед заальской тектонической фазой на территории всего Доно-Днепровского прогиба путем экстраполяции темпа роста толщи осадков и приведения поверхности равного метаморфизма углей в горизонтальное положение (рис. 22). Отсюда можно сделать заключение о том, что максимальной мощности отложения верхнего карбона и нижней перми (7—9 км) достигали у восточной границы открытого Донбасса, однако не исключены местные отклонения. Так, в зоне Главной антиклинали, формирование которой с нижней перми, вероятно, происходило конседиментационно, возможно уменьшение мощности. Об этом свидетельствует факт недостаточной степени метаморфизма нижележащих пластов угля в присводовой зоне по сравнению с более отдаленными от нее погруженными крыльями складки. Отсутствие отложений нижней перми в своде антиклинали вследствие последующего размыва затрудняет получение прямых доказательств об уменьшении их мощности, но достаточная ширина складки вполне позволяет сделать необходимые построения.

Высказанные выше довольно обоснованные предположения позволяют считать, что существенное значение в создании герцинских складчатых сооружений Донбасса имели не движения конца верхнего карбона и начала нижней перми, а гораздо более поздние — заальские и, особенно, пфальцские. Тем не менее, мы должны признать, что начало конседиментационного формирования такой основной структуры, как Главная антиклиналь, могло быть связано с более ранними движениями начала нижней перми.

Следует указать на неправильность палеогеографических реконструкций И.Ю. Лапкина, считающего, что проникновение нижнепермского моря в район Бахмутской котловины происходило по гипотетическому верхнепалеозойскому «Преддонецкому прогибу» в обход основной площади Донбасса. Эти построения искусственны, поскольку преувеличивают роль астурийских движений. На самом деле море проникало с востока по тому же основному Доно-Днепровскому прогибу и замыкалось на площади Бахмутской котловины и Днепровско-Донецкой впадины на западе, а не на востоке (рис. 23). Это подтверждается появлением соленосных отложений в известняково-доломитовой свите в Днепровско-Донецкой впадине к западу от Бахмутской котловины и переходом от более мористых осадков свит на востоке к более прибрежным и лагунным на западе.


Замыкание контуров лагун не только с запада, но и с востока объясняется отшнуровыванием их от открытого моря, а не проникновением последнего с запада. Естественно, что в полосе отшнуровывания уменьшалась и мощность лагунных отложений, но это явление было местным, частным; общая мощность морской нижней перми возрастала с запада на восток в направлении погружения всего бассейна.

Вслед за заальскими движениями на границе верхней перми и триаса произошли пфальцские тектонические движения, завершившие цикл герцинского тектогенеза. Залегание отложений триаса на глубоко размытых складках карбона до свиты C25 включительно свидетельствует о большом размахе пфальцского тектогенеза.

С окончанием герцинских тектонических фаз наступил довольно длительный период мезозойских колебательных движений, прерывавшихся кратковременными и малоинтенсивными фазами складчатых киммерийских движений.

В триасе происходило опускание Днепровско-Донецкой впадины и окраин Донецкого складчатого сооружения, а основная площадь последнего и весь кристаллический массив испытывали общее воздымание, представляя собой размываемую сушу. Ограниченный размах опускания и изоляция от акватории Тетиса высоко приподнятым Украинским кристаллическим массивом препятствовали проникновению моря в Днепровско-Донецкую впадину, где господствовал озерный, озерноболотный и озерно-речной континентальные режимы при сухом климате, что подтверждается развитием пестроцветных отложений. К концу триаса наступает общий подъем и сокращение площади аккумуляции осадков, начавшийся с Донбасса, а затем распространившийся на всю Днепровско-Донецкую впадину.

В течение юры преобладали опускания в Днепровско-Донецкой впадине и на северо-западных окраинах Донбасса; одновременно происходило воздымание основной площади складчатого Донбасса и Украинского кристаллического массива с образованием поперечных депрессий в последнем, по которым проникали на север воды южных юрских морей Тетиса.

Начало юры знаменуется новым опусканием восточной части Днепровско-Донецкой впадины, включая и северо-западные окраины Донецкого бассейна, причем отложения нижнего и среднего лейаса ложатся с заметным перерывом на положительные структуры, как, например, на Дружковско-Константиновскую антиклиналь, Камышевахский купол и др., иногда образуя конгломератовый прослой в основании лейаса.

Средний лейас заканчивается первыми киммерийскими складчатыми движениями, получившими от С. Бубнова наименование «первой донецкой фазы». Эти движения проявляются в трансгрессивном и несогласном налегании морских тоарских отложений, часто с базальным конгломератом, на размытых наклонных слоях нижнего лейаса и триаса, что наблюдается во многих пунктах, особенно на куполах Краснооскольском, Шебелинском, Терновском, Закотном. Очевидно, многие герцинские структуры наследственно были оживлены этими движениями и были заложены такие существенные новые складки северо-западной окраины Донбасса, как Торское поднятие и Средняя антиклиналь. Проникновение тоарского моря шло с юга по Запорожской депрессии. Конец тоара знаменуется оживлением прогибания и слабым проявлением складчатых движений, отмеченных на некоторых структурах налеганием ааленских слоев с угловым несогласием.

Начиная с нижнего аалена происходит значительное расширение юрского морского бассейна Днепровско-Донецкой впадины в западном направлении, достигшее к концу байоса района г. Чернигова, а в бате и оксфорде — Припятского прогиба и Воронежского кристаллического массива. Общее последовательное опускание в течение аалена — байоса и бата — Оксфорда сменялось временными подъемами, сопровождавшимися размывами и стратиграфическими несогласиями. Один из перерывов известен в верхнем аалене, причем наблюдаются и угловые несогласия, совпадающие по времени с основной киммерийской фазой.

Последние киммерийские движения (вторая донецкая фаза, по

С. Бубнову) произошли в нижнебайосское время и хорошо подтверждаются несогласным залеганием верхнего байоса на всех горизонтах нижнего байоса в пределах таких крупных структур северо-западной окраины Донбасса, как Славянский, Петровский и Краснооскольский купола. В верхнебайосское время произошло слияние моря Днепровско-Донецкой впадины с восточным морем, располагавшимся в пределах нынешних бассейнов Дона, Волги и Каспия, по «Северодонецкому каналу» (или «проливу»), по терминологии Д.Н. Соболева, или «Преддонецкому прогибу», в обход Донецкого складчатого сооружения.

Предкелловейские движения в конце средней юры фиксируются небольшим несогласием в песчаниках верхнего бата вблизи г. Изюма в балке Сухой Каменке.

Большая регрессия моря произошла на границе средней и верхней юры, знаменуя собой общий подъем Днепровско-Донецкой впадины и окраин Донбасса. В конце нижнего келловея вновь наступает общее опускание, интенсивно продолжавшееся в среднем и верхнем келловее.

Оксфордские опускания вызвали обширную трансгрессию, сопровождавшуюся карбонатным осадконакоплением и накоплением косослоистых оолитовых известняков. Появление на солянокупольных структурах кластических терригенных осадков Оксфорда свидетельствует о локальных движениях на этих унаследованных поднятиях.

В нижнем кимеридже происходит общий подъем и обмеление бассейна. К началу верхнего кимериджа море трансгрессирует в пределы Днепровско-Донецкой впадины. На северных окраинах Донбасса в течение верхнего кимериджа, нижневолжского и верхневолжского веков формируются пестроцветные континентальные толщи. Эти пестро-цветы отлагались и в нижнемеловую эпоху на всей территории Днепровско-Донецкой впадины вплоть до трансгрессии верхнемелового сеноманского моря.

Нижнемеловая трансгрессия в Днепровско-Донецкой впадине в альбский век не распространялась восточнее линии Купянск — Изюм — Лозовая.

В верхнем мелу господствовало общее опускание, начавшееся с сеномана и охватившее в туроне, коньяке, сантоне и кампане не только Днепровско-Донецкую впадину, но и полностью Донецкое складчатое сооружение и преобладающую площадь Украинского кристаллического массива.

С Маастрихтом связаны значительные восходящие движения, подъем основной площади складчатого Донбасса выше уровня моря и формирование на его окраинах прибрежных отложений.

Подводя итоги мезозойской тектонической истории Донецкого бассейна, нужно сказать, что в течение мезозоя тектонические движения возобновлялись не раз, но проявлялись в слабой форме. Значительные движения отмечаются в лейасе и более существенные — в конце средней юры (киммерийские фазы). Верхней половине верхней юры и нижнему мелу соответствовал наибольший подъем, в результате чего нижнемеловые отложения в Донецком бассейне отсутствуют, а верхнемеловые залегают несогласно на размытом складчатом основании предшествовавших отложений, в том числе и на дислоцированных юрских.

Альпийский тектогенез особенно ярко проявился на границе между верхним мелом и палеогеном в ларамийскую фазу, а более точно: охватывает интервал конец датского яруса — начало палеоцена, на который в Донецком бассейне приходится перерыв в отложениях. Дислоцированные мезозойские отложения представляют собой третий структурный этаж, если не делить его на более мелкие подразделения по границам киммерийских движений, рассматриваемых как внутри-этажные детали.

Ларамийская тектоника наиболее ярко сказалась на окраинах бассейна, особенно на северной, где углы падения верхнемеловых слоев достигают 60—80°, а стратиграфические амплитуды ларамийских разрывов 200—300 м. На востоке бассейна ларамийские складки проявляются в более слабой форме (углы падения до 10°). Возможно, углы падения и более значительны, но это не может быть выявлено вследствие размыва отложений мезозоя на большей части площади. На юге наблюдаются унаследованные ларамийские складки в верхнемеловых отложениях с углами падения до 15°. Ларамийская часть амплитуды Персияновского разрыва, ограничивающего Шахтинско-Несветаевскую котловину с юга, составляет 300 м.

Сосредоточение резко выраженных структурных форм на севере Донецкого бассейна говорит о большей подвижности этой части площади по сравнению с другими. Здесь накопились относительно мощные верхнемеловые осадки в зачаточном мезозойском прогибе между гер-цинско-киммерийским складчатым Донбассом и краем Воронежского кристаллического массива. «Преддонецкий прогиб» и следует понимать как небольшую мезозойскую отрицательную геоструктуру, образовавшуюся на стыке складчатого Донбасса и платформы. Наибольшая глубина прогиба проходила несколько южнее современного стыка складчатой зоны и платформы, по северному краю полосы мелких складок; южное крыло прогиба в пределах современной зоны мелкой складчатости было сильно переработано ларамийской тектоникой.

Остается неясным, существовал ли «Преддонецкий прогиб» в более ранние периоды мезозоя. Отложения триаса мощностью до 80—200 м сохранились лишь в западной приосевой части прогиба до меридиана станицы Луганской; юрские — только западнее ст. Кременной, начиная от с. Красной Поповки. Между тем общность фауны, особенно микрофауны донецкой и поволжской юры, несомненно, свидетельствует о наличии прямой морской связи, которая могла устанавливаться только в обход герцинского складчатого Донецкого бассейна по северному прогибу. В дальнейшем в результате киммерийских движений и общего подъема юрские отложения были размыты. Прямых доказательств наличия юрских отложений на севере Донбасса нет, за исключением появления юрских морских глин под отложениями верхнего мела в Красной Поповке (на западе северной окраины Донбасса).

Косвенные доказательства и общие палеогеографические построения позволяют достаточно убедительно говорить о вероятности существования узкого «Преддонецкого прогиба» еще в нижнем мезозое между герцинскими (заальско-пфальцскими) складками Донбасса и платформой (Воронежским массивом). Конечно незначительные размеры и весьма небольшие мощности отложений мезозоя исключают возможность его отнесения к категории настоящих краевых или предгорных прогибов. Тем более неправильно представление И.Ю. Лапкина о заложении «Преддонецкого прогиба» в верхнем карбоне на рубеже с нижней пермью, вдоль якобы образовавшегося в это время донецкого складчатого сооружения, что полностью противоречит вышеизложенным фактам, говорящим о единстве режима осадконакопления в течение всего карбона и нижней перми.

Литологический состав, мощность отложений палеозоя и изменение степени метаморфизма углей не дают основания считать, что происходило обособленное опускание северной полосы Донбасса в конце карбона или в нижней перми. Постепенное убывание мощности отложений в северном направлении, литологический. характер, фации и метаморфизм свидетельствуют также о постепенном переходе к платформе. Преддонецкий прогиб — это небольшое понижение, образовавшееся в нижнем мезозое вдоль северной границы складчатого Донбасса и платформы, по которому происходила периодическая связь в мезо-кайнозое Днепровско-Донецкой впадины с восточными морями. Только в таком понимании можно сохранить его наименование.

К ларамийской тектонической фазе относится образование «тектонического агломерата» или «смятой толщи» из глыб пород карбона и верхнего мела на северной окраине бассейна, к северу от г. Каменска-Шахтинского, так как в состав агломерата входят нижележащие породы от карбона до Маастрихта включительно, а покрывается он отложениями палеоцена, не принимающими участия в его составе. Нам кажется бесспорным тектоническое происхождение агломерата.

В палеогене происходили умеренные опускания, достигшие своего апогея в конце эоцена (киевское время), в начале и середине олигоцена (харьковское время). Наибольшее интенсивное опускание испытывала Днепровско-Донецкая впадина, в то же время Донецкое складчатое сооружение даже при максимуме трансгрессий не было полностью перекрыто палеогеновыми осадками, и некоторая его площадь представляла собой размываемую сушу.

Альпийские тектонические движения не заканчиваются ларамийской фазой, проявляясь в течение палеогена, особенно после олигоцена (савская фаза), в виде слабых складчатых и разрывных форм, хорошо прослеженных на северной, северо-западной, восточной и южной окраинах Донецкого бассейна. Углы падений палеогеновых отложений составляют до 15° на севере, до 6° на востоке и до 5° на юге бассейна; амплитуды разрывных нарушений на севере достигают 50 м. Складки и разрывы обычно имеют характер унаследованных структур по отношению к более ранним ларамийским структурам. Вся толща кайнозоя представляет собой четвертый структурный этаж.

Новейшая четвертичная тектоника проявляется в формах современной орографии: в развитии речных и морских террас, в положении речных систем, в абсолютных размерах подъема Донецкого кряжа, по данным точной нивелировки, выражающимся единицами и десятками сантиметров за полстолетия.

Весь открытый Донбасс в целом в современном плане является крупнейшей молодой антеклизой, приподнятое палеозойское ядро которой окружено отложениями мезозоя и кайнозоя, а в нижнем палеозойском структурном этаже он выражен синклинорием. Новейшие движения (подъемы) испытывала также западная часть Приазовского кристаллического массива. На фоне общего современного подъема Донбасса наблюдаются дифференцированные субширотные полосы, испытывающие различной интенсивности подъемы и относительные опускания. Пока нет достаточного материала для четкого выделения этих полос, однако такого рода движения констатированы. Выделение таких полос имеет не только общий теоретический интерес. Знание их необходимо для обоснования точной нивелировки, поскольку нарушаются абсолютнее отметки реперов, а также для анализирования состояния современной напряженности горных пород в недрах, отчего зависят такие грозные явления в шахтных выработках, как внезапные выбросы и горные удары.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: