Основы применения геохимических методов поисков бора

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Основы применения геохимических методов поисков бора

03.09.2020

Геохимические методы для поисков месторождений бора можно применять на различных стадиях поисково-разведочных работ. Разнообразные и довольно сложные вторичные ореолы рассеяния бора обнаружены в различных ландшафтах — горно-таежных, степных и хвойно-широколиственных лесов. Размеры ореолов значительно превышают параметры рудных тел. При фоновых содержаниях бора 0,04—0,06% во вторичных ореолах над известковыми скарнами с датолитом и людвигитовыми рудными телами содержания бора составляют 0,2—0,09%. Смещения ореолов от рудных зон составляет 100—120 м. Ореолы с относительно невысоким содержанием бора в почвах отчетливо выявляют зоны скарнированных пород в целом, а резко контрастные и локальные аномалии (в 1,5—3 раза выше фона) приурочены к выходам рудных тел. В зонах развития богатых руд в почвах отмечено увеличение концентрации бора.

Сопоставление результатов химических анализов с профилированными дистанционными способами свидетельствует о высокой разрешающей способности нейтронного метода для выявления и оконтуривания ореолов бора в почвах.

Бор характеризуется высокой подвижностью в водных растворах. В природных водах образуются протяженные потоки рассеяния бора и элементов известково- и магнезиально-скарновых рудных тел в результате их растворения. Водные ореолы могут свидетельствовать о наличии продуктивной минерализации на значительном удалении от мест отбора проб в области водотока; состав подземных вод указывает на наличие рудных тел, залегающих на глубине от 10 до 100 м.

Формой миграции бора являются комплексные анионы BO3, B4O7, а также ортоборная кислота H3BO3, характеризующаяся небольшой диссоциацией. Интенсивность водной миграции бора зависит от кислотно-щелочных условий, физико-химической обстановки среды, присутствия органических веществ. Высокая миграция бора наблюдается в кислых и щелочных водах, а уменьшение ее в карбонатной среде обусловлено формированием в этой обстановке труднорастворимых соединений. Органические вещества, приводящие к образованию органоминеральных водноподвижных комплексов бора, значительно увеличивают его миграцию даже в карбонатных условиях. В поверхностных водах речных долин, дренирующих рудные датолитовые тела в ландшафте широколиственных лесов содержание бора составляет 3 мг/л при фоне 0,01 мг/л; длина ореола невелика и ограничена протяженностью водотока.

В формировании водных ореолов значительную роль играют механические потоки рассеяния. Гипогенные бораты и боросиликаты при значительном переносе в речных долинах и при сохранении в механических продуктах выветривания могут образовать водные ореолы до 10 км. В водах вблизи рудных тел в южно-таежном ландшафте содержание бора колеблется от 0,02 до 5 мг/л (при фоновых значениях 0,01 мг/л), в долине реки, а также в болотных водах содержание бора составляет 0,02—0,04 мг/л.

Подземные воды играют существенную роль в формировании месторождений осадочно-вулканогенных боратов. В результате воздействия подземных вод на гипергенные бораты происходит их растворение и гидролиз. В подземных водах в зонах развития боратов содержание бора составляет 10,0—520,0 мг/л при фоновых концентрациях 0,1—30 мг/л. Вследствие переноса минералов в тонко измельченном состоянии, сорбции элементов и их соединений из водных растворов формируются потоки рассеяния бора и элементов-спутников. Бор способен сорбироваться гидроокислами железа и алюминия, глинистыми минералами (илистая фракция), а также органическим веществом, что и обусловливает применение литогеохимического опробования по потокам рассеяния (метод донных осадков).

Бор, являясь биофильным элементом, участвует в питании растений. Среднее содержание этого элемента в золе растений составляет 67*10в-3%, что в 45 раз больше, чем кларк бора в кислых изверженных породах и в 225 раз больше, чем в известняках и доломитах. Увеличение содержаний бора в растениях наблюдается при переходе из кислых некарбонатных почв к слабощелочным и щелочным карбонатным.

Установлена принципиальная возможность применения биогеохимических методов для поисков месторождений бора в различных регионах. На площадях распространения датолитовой и боратовой минерализации формируются высоко контрастные биохимические аномалии бора, и в зонах турмалинизации ореолы этого элемента практически отсутствуют. В последнем случае образуются контрастные аномалии бора в делювиальных образованиях (табл. 9).

Биогеохимические ореолы в ряде случаев являются более чуткими индикаторами борной минерализации. Они отражают сравнительно слабые эндогенные ореолы. Наиболее четкие, контрастные биохимические ореолы установлены на датолитовых проявлениях бора в степных районах и в условиях широколиственных лесов. В этих случаях бор в растениях восполняет биологический ущерб, наносимый избытком кальция.

Биохимические ореолы, связанные с магниевыми и магний-кальциевыми боратами, менее стабильны. Магний и железо, хорошо поглощаемые растениями, компенсируют недостаток бора. Уменьшение содержания бора наблюдается в растениях, произрастающих в условиях ландшафтов, обогащенных различными микроэлементами. В контурах боратовых руд содержание бора в старых частях растений обычно больше, чем в молодых.

Вокруг скарновых зон, содержащих бораты и боросиликаты, установлены первичные ореолы, В, F, Sn, W, Mo и др., превышающие рудные тела. В зависимости от минерального состава и генетического типа оруденения формируются различные по размерам ореолы. Около мощных рудных зон наблюдаются более широкие эндогенные ореолы. Вертикальная протяженность надрудных ореолов составляет 100—120 м. Форма эндогенных ореолов зависит от особенностей скарново-рудных тел. Аномалии, имеющие линейный характер и развивающиеся согласно с рудными телами, распространены за их пределы. Эпицентры ореолов бора приурочены к выходам датолитовых и людвигитовых скарнов, которые оконтуривают аномалии со значительно меньшим содержанием бора, обусловленных микровкрапленностью минералов, повышенной бороносностью скарновых минералов.

На одном из боратовых проявлений минералы бора сконцентрированы в виде гнезд (размером 0,1—0,8 м), приуроченных к скарнам и кальцифирам в линзах серпентинизированных доломитов. Последние не несут промышленной минерализации, однако характеризуются повышенными концентрациями элементов-индикаторов и довольно четко выделяются на фоне низкобороносных (0,003%), вмещающих неизмененных доломитов и гранитов.

Вокруг курчатовит-сахаитовых зон наблюдаются сочетания элементов Sn, Mo, Bi, As, Ba, Pb, а около сульфидно-магнетитовых руд W, Sn, Mo, Cu, В, Ag, Ba, Pb.

Индикатором борной минерализации являются термальные формы возгонки ртути. Нами установлено, что в датолитовых телах присутствуют среднетемпературная (270—360° С) и высокотемпературная (600° С) формы возгонки ртути. Для данбуритовой минерализации обычно фиксируется одна среднетемпературная форма (290°С).

Бороносные рудные тела характеризуются не только повышенными концентрациями бора в измененных породах рудной зоны, но и сочетанием положительных и отрицательных аномалий этого элемента, фиксирующих эпицентры промышленной рудоносности (рис. 28). Дистанционные ядерно-физические методы позволяют непрерывно определять содержание бора в породах. Чувствительность анализа 0,03%, относительная погрешность ±20%. Благоприятные условия для формирования борных месторождений создаются при высоком его потенциале в постмагматических растворах. Гранитоиды, в экзоконтакте которых размещаются рудные тела, характеризуются наличием зон выноса и привноса этого элемента. Накопление и дисперсия содержаний бора в краевых фациях бороносных гранитов в 2—10 раз выше, чем в центральных частях; в нерудоносных массивах значения средних содержаний и дисперсии для разных фаций равны.

Валовые содержания бора в бороносных и небороносных скарнах близки. Признаком, указывающим на потенциальную бороносность скарнов, является отношение содержаний бора в породах и минералах.

Коэффициент бороносности скарнов (отношение средних содержаний бора в целом по известковым бороносным и небороносным скарнам) и их минералов колеблется от 6 до 18 (среднее 10).

Повышенное (эпидот, везувиан) и пониженное (гранат, шпинель) содержание бора не является указателем на борное оруденение в скарнах, которые включают бор при повышенных его содержаниях в минералообразующих растворах. Наиболее информативными индикаторами оруденения являются пироксен, волластонит. Перспективными являются магнезиально-скарновые боратные месторождения, сформированные в условиях абиссальной фации (суанитовые и людвигитовые тела). Co сравнительно небольшой глубиной формирования известковых скарнов связано развитие данбурита, датолита, волластонита, пренита, апофиллита. Для известково- и магнезиально-скарновых борных месторождений характерна вертикальная зональность, сопровождающаяся изменением качественных и количественных характеристик ореолов в пространстве. Для месторождений, представленных людвигитовыми курчатовит-сахаитовыми рудными телами, надрудными индикаторами являются Ba, Pb, Zn, As, Hg, подрудными — Co, W, Mo, Sn, Ni, V, Cu.

Устанавливается следующий ряд эндогенной вертикальной зональности — Ni, V, Cu, W, Mo, Sn, Co-Bi, В, Cu, Zn-Pb, As, Ba. Продуктивность ореолов Pb*Ba*As/Co*W*Mo меньше 0,l характеризует подрудные ореолы; от 1 до 100 — среднерудные; более 1000 — надрудные. В надрудных зонах наблюдаются отчетливые ореолы выноса бора и зафиксировано большее число температурных форм ртути, чем в подрудных.

Месторождения осадочных боратов, перекрытие прослоями (желваками) кальциевых боратов, образуют своеобразные ореолы вокруг продуктивных рудных тел. С глубиной мощность продуктивных горизонтов увеличивается. Образуются залежи натриевых боратов, уникальные по запасам и содержанию бора.

Так, например, в осадочных месторождениях Турции установлены три зоны: а) верхняя (надрудная), сложенная карбонатными породами с прослоями сине-зеленых глин и включениями индербарита, курнаковита, индерита; б) средняя (рудная), сложенная бурыми монтмориллонитовыми глинами, пеплом и кернитом; в) нижняя (подрудная), сложенная глинами и карбонатными породами.

В связи с высокой гидролизуемостью боратов и их замещением при процессах выветривания карбонатами выявление рудных скоплений обычными методами затруднительно. Для увеличения эффективности поисков необходимо осуществлять геохимическое опробование керна буровых скважин с определением ртути, форм ее нахождения, а также бора, сурьмы и мышьяка, образующих надрудные ореолы.

В боратах осадочного генезиса (углексит, иниоит), развитых в приповерхностных (надрудных) зонах, нами отмечено сочетание четырех температурных форм ртути: 270, 310, 380, 450° С. Наиболее значительные концентрации боратов, связанные с заключительными стадиями галогенеза, локализуются в горизонтах калийно-магниевых солей. Парагенные ассоциации элементов в продуктивных на бор толщах отличаются от примесей в соляных горизонтах, в которых данная минерализация отсутствует. Основная масса бора и других элементов в соляных отложениях с отсутствием борной минерализации, находится в виде изоморфной или сорбированной примеси в гидрослюдах. В солянокупольных структурах с проявлениями продуктивной минерализации наблюдаются собственные минералы бора. Парагенезы бора и других элементов соответствуют следующему ряду: В—Cr, Mn—Zr—Ga, Ni—Ti, Li—Sr—Cu—Pb—Ga—V, а для безрудных зон — Ti, Zr, Ni, Cr—Ga, Mn—Cu, Sr, Li, В. В преображенските установлены две температурные формы ртути: среднетемпературная (230°С) и высокотемпературная (410°С). На основании изучения характера связей бора с другими элементами можно прогнозировать потенциально рудоносные на бор площади.

Методика работ. Применение того или иного геохимического метода в пределах потенциально перспективных территорий на бор зависит от степени их геологической изученности и наличия на изучаемой площади соответствующего объекта опробования. На площадях, где коренные породы перекрыты аллювиальными, элювиально-делювиальными образованиями, можно применять поиски по потокам и вторичным ореолам рассеяния.

Гидрогеохимический метод используют на первом этапе поисков для выяснения общих перспектив на борную минерализацию. Этот метод наиболее целесообразен в горных районах, где в руслах потоков отсутствует илисто-глинистая фракция, необходимая для отбора литогеохимических проб, а также при поисках галоидно-осадочных месторождений.

Опробованием рек, временных водотоков в комплексе с изучением донных отложений осуществляется довольно быстрое опоискование значительных площадей. На первых этапах поисковых работ относительно протяженные водотоки опробуют через 500—250 м. При детализации аномалий сеть опробования сгущают до 100 м в соответствии с меньшей протяженностью этих потоков. Рекомендуется опробовать водотоки длиной 4—3 км с расходом не более 0,2 м3/с, выходы подземных и грунтовых вод, а также грунтово-почвенные воды из горных выработок. Водные пробы отбирают в объеме 0,7 л, достаточном для определения не только бора и фтора, но и спутников борной минерализации в полевых условиях. Следует учитывать изменение концентрации элементов в водах во времени. Опробование вод нельзя осуществлять в периоды паводков и во время сильных дождей. В лабораторных условиях бор определяют колориметрическим с кармином и фотоколориметрическим с кристаллическим фиолетовым методами.

Количество бора в природных водах зависит от различных факторов. Затруднения в использовании гидрогеохимических методов поисков связаны с тем, что некоторые ореолы вызваны рассеянной минерализацией, а закономерности изменения содержаний бора в ореолах нередко зависят от ландшафтно-геохимических условий поисков, режимных изменений содержания элементов в водах (климатические условия, расход водотока). Гидрогеохимические ореолы сопровождают боратовые и датолитовые рудные тела и практически не проявляются в случае развития турмалиновой минерализации. Поскольку кальциевые бораты легко растворяются даже в слабых кислотах, в зоне гипергенеза они подвергаются интенсивному выщелачиванию. Поэтому в водах определяют не только В, но и F, Cl, Cu, As, Zn.

Однотипность поведения бора и хлора определяется в количественных соотношениях и по их пространственному распространению. В каждом районе принадлежность элемента к группе выщелачиваемых или поглощаемых определяется параллельным опробованием иловых и наддонных вод. Если содержание элемента в иловых водах больше, чем в наддонных, можно говорить о принадлежности его к числу выщелачиваемых, при противоположном соотношении — к числу поглощаемых.

Гидрогеохимический метод применяется также при поисках гипергенных месторождений в зонах развития сульфатно-галоидных пород (бороносные солянокуполные структуры с первичными и вторичными боратами). Для достоверной и уверенной разбраковки аномалий и отделения их от ложных (континентальное засоление грунтовых вод, концентрации бора в результате испарения вод) используют величины В/Сl*10в4; B/Mg*10в4; В2О3/Сl*10в4; В2О3/Mg*10в4, где M — минерализация вод. Значения В/Cl*10в4 более 10—15 указывают на связь водных ореолов с разрушением боратов в солянокупольных структурах.

В тех случаях, когда можно использовать как гидрогеохимический, так и литогео-химический методы поисков по потокам рассеяния, целесообразно применять последний. Литогеохимический метод поисков по потокам рассеяния особенно эффективен в районах со слаборасчлененным рельефом, в условиях аридного климата, где водные потоки пересыхают.

К прямым признакам оруденения относят находки боратов, боросиликатов в аллювиальных образованиях, которые можно обнаруживать на расстоянии до нескольких километров от рудных залежей.

Шлиховое опробование не используют из-за трудности определения боратов и их относительно малой плотности.

Поэтому при поисках месторождений бора в закрытых районах целесообразно применять шлихо-геохимический метод. Масса аллювиальных проб, отбираемых из кос, должна составлять 10 кг,, наиболее представительной является фракция менее 1 мм. Бор в магнитной фракции, в которой обычно концентрируются магнетит и людвигит, определяют методом а-радиографии.

При помощи люминесценции можно осуществлять минералогический фазовый анализ, позволяющий выявлять и определять многие минералы бора непосредственнее полевых условиях. Определение проводят визуально по типичному цвету свечения, либо па эталонным спектрам фото- и рентгенолюминесценции.

Спектральному анализу следует подвергать каждый шлих, а минералогический анализ осуществлять для 50% проб. Этим обеспечивается удешевление работ и повышение контрастности аномалий:

Опробование с плотностью 4—5, реже 2—3 пункта на 1 км2 соответствует масштабу 1:50 000. В пробу массой 100—150 г отбирают илистую фракцию или мелкий материал, состоящий из гравийно-галечных образований (фракции 0,5 мм). Локальные зоны выделяют с помощью опробования элювиально-делювиальных образований.

Литогеохимический метод поисков по вторичным ореолам рассеяния можно применять на территориях, покрытых: а) элювиально-делювиальными отложениями, образовавшимися в результате дезинтеграции местных пород; б) отложениями, принесенными издалека.

Количество бора, поступающего в данный ландшафт, зависит главным образом от литологических особенностей геологических образований. Участки распространения горных пород с повышенной бороносностью следует выделять в особые виды ландшафта.

На площадях, покрытых продуктами выветривания местных пород, можно отбирать пробы с небольшой глубины. В условиях горно-степных, степных и южно-таежных ландшафтов представительным является гумусовый горизонт A0 или A1; пробы берут из нижней части гумусового горизонта, где мало органических веществ и менее интенсивны процессы биохимического преобразования. В зонах развития широколиственных лесов и северотаежных ландшафтов опробуют горизонт BC. В мерзлотнотаежных ландшафтах представительным горизонтом опробования является иллювиальный горизонт В (масштаб работ 1:50 000), а при поисках в масштабе 1:10 000 — переходный горизонт ВС.

В закрытых и полузакрытых ореолах значительно возрастают роль съемок по потокам рассеяния, гидрогеохимические исследования, а также опробование буровых скважин.

Пробы отбирают из определенного горизонта (обычно из коры выветривания коренных пород) в буровых скважинах, пройденных специально по единичным линиям в средних и нижних частях склонов. С помощью кислотных или водных вытяжек извлекают сорбированный и минеральный бор. Масса проб 250—300 г. После просеивания на анализы направляют фракцию 1 мм, обогащенную бором.

Опробуют также концентраторы бора—лимониты, гётиты, железо-марганцевые конкреции, развитые в зоне окисления людвигитовых руд и обогащенные бором. Выходящие на поверхность и обогащенные бором гётиты и гидрогётиты указывают на возможность борного оруденения на глубине.

При проведении геохимических исследований в каждом конкретном случае необходимо учитывать ландшафтные условия, геоморфологические особенности района, направление миграции элементов во вторичных ореолах, а также геологическое строение участков. Ореолы месторождений бора характеризуются обычно потоковидной, вытянутой по склону формой. Линии максимальной изменчивости аномальных концентраций (ореол — фон) параллельны изогипсам рельефа. Поэтому линии поисковых профилей целесообразно ориентировать вдоль горизонталей со средней плотностью опробования 40 точек на 1 км2. Маршруты прокладывают через 450—500 м вдоль склонов, считая от водоразделов, а опробование проводят через 50 м.

Применение стандартной методики отбора проб при поисках в масштабе 1:50 000 можно использовать на равнинах с неясным геологическим строением. При детальных поисковых работах плотность поисковой сети должна составлять 100х25 и 100х50 м. Профили ориентируют вверх по рельефу или под углом 90° к направлению поисковых линий, приведенных в масштабе 1:50 000].

Такая ориентировка поисковых профилей позволяет легко обнаруживать источники борной минерализации при меньших затратах и рационально задавать горные выработки.

В пробах определяют содержания бора, а также элементы-спутники, перечень которых зависит от предполагаемого генетического типа оруденения. Применяется количественный спектральный анализ на приборе ДФС-13 с просыпкой пробы на угольных электродах (чувствительность 0,5*10в-4—1*10в-3%, относительная погрешность воспроизводимости 10—20%).

Тип борного оруденения по вторичным ореолам определяют по содержанию бора в 2%-ной солянокислой вытяжке, где значения K(H+) больше 50% свидетельствуют о наличии боратового типа минерализации, а меньше 50% — боросиликатного или алюмоборосиликатного.

Большая интенсивность водной миграции бора в почвах является надежным критерием для интерпретации и разбраковки аномалий. Для выявления геохимических аномалий проводят обработку и интерпретацию результатов анализов (визуальный, статистические расчеты, тренд, факторный, метод многомерных полей). Для оконтуривания слабых аномалий используют высокоточные анализы и определяют формы нахождения бора. Результаты анализов обрабатывают методом скользящего статистического окна. Содержания, появляющиеся в условиях геохимического фона с вероятностью 25% и реже, должны рассматриваться как аномалии или как содержания, превышающие среднефоновые на величину одного стандартного отклонения и больше.

Для обработки данных по нескольким элементам применяется факторный анализ. На основе выявления взаимосвязей между ними производят группировку переменных. Кроме того, используют метод полей естественных геохимических ассоциаций. Разбраковку аномалий производят с учетом элементного состава, пространственного совмещения ореолов различных элементов и геологических условий их локализации.

При обработке геохимической информации аномалии бора дифференцируют на несколько групп: а) аномалии в почвах, подземных водах, сопровождающие выходы скарнов; б) комплексные литогеохимические аномалии с пространственным совмещением ореолов бора и различных элементов-спутников, не сопровождаемые водными аномалиями; в) аномалии в почвах, не сопровождаемые другими элементами-спутниками и водными потоками рассеяния, а обуславливаемые рассеянной минерализацией; г) аномалии в водах, не сопровождаемые ореолами в почвах.

После нанесения аномалий на геологическую карту анализируют зависимость пространственного размещения каждой из них от разновидности горных пород и тектонических нарушений. На картах в контурах перспективных аномалий обозначают их эпицентры, значком показывают минерально-геохимическую и геологическую их природу (разлом, рудное тело, скарн, дайка).

Аномалии первой группы (рудные) рекомендуют к проверке горно-буровыми работами. В зоне развития перспективных аномалий проводят дополнительные детальные исследования (сгущение сети отбора проб, определение форм нахождения бора). Третью группу аномалий отбраковывают. Четвертую группу аномалий, обусловленную рудной минерализацией на глубине, детализируют. Проводят дополнительные определения форм нахождения бора и ртути в породах представительных горизонтов почв.

Результаты геохимических исследований по вторичным ореолам рассеяния могут быть использованы для оценки геологических (прогнозных) запасов бора. При этом рассчитывают площадную продуктивность бора в контуре вторичного ореола рассеяния и изменение линейной продуктивности на метр углубки.

Биогеохимический метод применяют там, где коренные породы перекрыты аллювиальными, флювиогляциальными и эоловыми отложениями мощностью до 20 м, а также на территориях с закрытыми дефлюкционными ореолами.

В закрытых ореолах биогеохимические исследования целесообразны для интерпретации и разбраковки литогеохимических аномалий в связи с тем, что минеральная форма нахождения бора определяет степень его усвоения растениями. Опробование проводят по периметру растений при постоянной для каждого вида высоте от земли, при опробовании трав используют их надземную часть. Озоление проводят в полевых условиях на кострах в железных тиглях (металлические формы, применяемые для выпечки хлеба). Кроме того, используют электропечи с фарфоровыми тиглями. После получения черной золы пробы направляют в лабораторию, где проводят их дальнейшее озоление в муфельных печах при 400—500° С.

При определении бороносности и небороносности гранитов необходимо учитывать геологические особенности их формирования, дисперсию в разделении бора, наличие положительных и отрицательных аномалий, а также характер распределения суммарного и изоморфного бора. Сравнение содержаний бора в гранитах целесообразно проводить в пределах одного магматического комплекса близкого состава и происхождения.

Обобщая результаты геохимического исследований, необходимо выяснять, формы нахождения бора в скарнах, а также особенности распределения сопутствующих ему элементов-индикатбров: коэффициенты бороносности скарнов, апоскарновых пород и их минералов от 4 до 18 (в среднем 7—10) свидетельствуют о нахождении в скарнах борной минерализации.

Иногда высокие концентрации бора обусловлены не изоморфным вхождением этого элемента в минералы, а тонковкрапленной борной минерализацией с образованием вокруг рудных тел эндогенных ореолов. За пределами ореолов содержания бора в скарнах очень низкие, меньше чем во вмещающих их породах.

Кроме того, повышенная бороносность известковых скарнов может наблюдаться в мелких месторождениях с низкой минерализацией. В этих случаях изучается характер распределения бора в минералах-индикаторах оруденения — пироксене и волластоните. Достоверность выводов о перспективности скарновых зон повышается, если в них отмечены не только высокие концентрации бора, но и фтора. При постмагматическом преобразовании магнезиальных скарнов формируются гидроксил- и фторсодержащие минералы, а в роговых обманках и флогопите отмечаются высокие (до 1 %) концентрации фтора.

Для количественной характеристики вертикальной зональности при поисках слепых тел рассчитывают мультипликативные показатели ореолов, а также изменение отношения произведений линейных продуктивностей (Ba*As*Pb)/(B*Co*Ni). При поисковых работах на бор осадочного генезиса необходимо изучать керн буровых скважин (прежде всего карбонатно-глинистых и озерных глинистых образований) с определением бора, сурьмы, мышьяка.

Геохимическими критериями при поисках галогенных проявлений являются Mg и Ca, которые выпадают вместе с бором в осадок. Так как содержание окиси бора находятся в четкой зависимости от содержания MgSO4+MgCl2, для перспективных на бор горизонтов характерна выдержанность соотношений солей Mg и Ca (MgSO4+MgCl2) и CaSO4, а коэффициент корреляции между ними и B2O3 составляет 0,95.

Естественно, что для выводов о перспективах площадей на бор необходимо комплексно изучать геологические образования, с учетом минералого-геохимических особенностей фаций, палеографических реконструкций, гидрохимических признаков и зональности. Рекомендуется применять методы нейтронного каротажа, нейтронного порошкового количественного анализа в связи с трудностью определения многих минералов бора. Для определения бора в коренных породах применяют переносные приборы, а для поисков месторождения боратов с людвигит-магнетитовой минерализацией, перекрытых элювиально-делювиальными образованиями, — магниторазведку.

Этапы и последовательность проведения работ. На первом этапе ревизионные геохимические исследования (гидрохимическое опробование, поиски по ореолам и потокам рассеяния) проводят с целью выявления площадей, перспективных для проведения на них поисковых работ в масштабе 1:50 000. Комплексные геохимические работы на втором этапе проводят в пределах конкретных площадей. Гидрохимическое опробование опережает другие геохимические методы. Основными видами геохимических работ на этом этапе являются литогеохимическая съемка по вторичным ореолам рассеяния, опробование делювиальных развалов, курумников, а также пород, вскрываемых горными выработками. После проведения комплекса геохимических работ выделяют аномалии, рекомендуемые для проверки. На третьем этапе проводят детальные поиски в масштабе 1:10 000 для установления коренного источника, его вскрытия и оценки.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: