Усыхание лесов под влиянием засух » Ремонт Строительство Интерьер

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Усыхание лесов под влиянием засух

25.07.2015

Связь гибели ели с влиянием засух подмечена давно. Об этом писали М.К. Турский, В.П. Тимофеев, М.Е. Ткаченко, А.Я. Орлов, Т.Т. Трофимов, К.К. Полуяхтов и многие другие авторы. В 1970 г. на юге Швеции было отмечено усыхание ели, основной причиной которого считают засуху.
Обзор работ по усыханию еловых лесов европейской части России сделан А.Д. Масловым; в его статье приведена карта, из которой следует, что гибель ельников от засух происходит преимущественно в границах зоны хвойно-широколиственных лесов. Однако усыхание ельников на большой площади происходило и в северных лесах таежной зоны, на что обращалось внимание на одном из заседаний Лесного общества. Обобщенные Масловым данные за последние 100 лет свидетельствуют о том, что усыхание ели наблюдалось периодически. Это подтверждает мнение, высказанное А.И. Воронцовым, который связывает усыхание древостоев с солнечной активностью.
По мнению Маслова, критические показатели погодных условий, свидетельствующие об угрозе для еловых древостоев, таковы: суровая малоснежная зима (морозы до -40 °C и ниже, среднемесячные температуры воздуха ниже нормы на 2—9 °С, глубина снежного покрова 10—15 см, снег ложится на мерзлую землю) и крайне засушливые весна и лето (60% и менее осадков от нормы, превышение многолетних среднемесячных температур на 2—9 °С, возрастание дефицита влажности воздуха в 1.5 раза и больше, снижение относительной влажности воздуха до 55 % в месяц, а в течение 10 дней даже до 28 %). Примерно такая погодная ситуация вегетационных периодов 1971—1975гг.сопровождала усыхание ельников в Волжско-Камском заповеднике.
Среди причин усыхания ели Маслов, так же как и А.И. Воронцов, О.А. Катаев и многие другие авторы, большое место отводят стволовым вредителям, в частности короедам, массовое размножение которых связано с влиянием засух, ослабляющих ель.
По мнению А.Г. Долуханова, засухи понижают сопротивляемость и ели восточной к энтомовредителям; в наиболее засушливые годы еловые леса повреждались шестизубчатым короедом наиболее сильно, чтo могло приводить к почти полному усыханию высоковозрастных древостоев на отдельных участках.
В.И. Абражко считает, что главной причиной гибели ели в засуху служит высокая напряженность факторов фитоклимата в сочетании с особенностями водопоглощающей и водопроводящей системы ели, а не острый дефицит влаги в почве, как это было принято думать. Наиболее чувствительны к засухе, по ее наблюдениям в Калининской области, древостой высокопродуктивных ельников. Здесь имеет значение и высота деревьев — с ее увеличением нормальное водоснабжение организма в периоды атмосферных засух затруднялось.
При характеристике климата области естественного распространения ели аянской я обращал внимание на то, что увлажнение вегетационного периода в отдельные годы значительно отличается от среднего многолетнего уровня и погодные условия приобретают яркие черты засушливости. Например, в 50-х годах в Приамурье особой засушливостью отличались 1954—1955 гг. В эти годы величина дефицита влажности воздуха в июне составляла 140—150% к величине его среднего многолетнего значения. Засушливость весенне-летнего сезона 1954 г. подтверждают также климадиаграммы (рис. 17), построенные по методу Госсена и Вальтера.
Усыхание лесов под влиянием засух

В 1954—1955 гг. на территории Приамурья произошло нарушение гидрологического режима, о масштабах которого можно судить по состоянию оз. Кизи, которое соединено протоками с Амуром. В годы засухи резко снизилась полноводность Амура, вследствие чего озеро в несколько раз сократило акваторию и было в большей части несудоходным, мелкие заливы его пересыхали полностью. Кроме того, 1954 г. ознаменовался широким распространением пожаров в лесах Приамурья.
При изучении в 1960 и 1962 гг. усохших пихтово-еловых лесов в левобережном Приамурье было обращено внимание на усиление прироста в высоту и по диаметру у тонкомерных живых экземпляров и подроста ели и пихты. В большинстве случаев начало его приходилось на 1955—1956 гг., что, конечно, связано с улучшением эколого-фитоценотических условий, наступившим в результате усыхания верхнего полога древостоя. Это позволило связать усыхание пихтово-еловых лесов с засухой 1954—1955 гг. Обширность территории, на которой были размещены обследованные нами очаги усыхания, — от истоков р. Хурмули до бассейна оз. Удыль включительно - не позволяло объяснить это явление какой-то другой причиной. Когда же выяснились истинные масштабы усыхания — от бассейна Бурей до низовьев Амура, включая левобережье и правобережье этой реки, — то места сомненьям в отношении причин этого явления быть не могло. Потом к этой точке зрения присоединился В.П. Цуранов, специально изучавший усохшие пихтово-еловые леса в правобережной части нижнего Амура и на побережье Татарского пролива.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: