Рельеф в ареале ели аянской » Ремонт Строительство Интерьер

Электромонтаж Ремонт и отделка Укладка напольных покрытий, теплые полы Тепловодоснабжение

Рельеф в ареале ели аянской

25.07.2015

Рельеф в ареале ели аянской преимущественно горный. Большинству горных хребтов свойственно близкое к меридиональному простирание. Это характерно для побережья Японского и Охотского морей, обрамленных Сихотэ-Алинем, Джугджуром и другими хребтами Хоккайдо и Сахалина, а также Камчатки, где „хвойный остров” изолирован в Центральной Камчатской депрессии с запада Срединным хребтом и цепью хребтов (Ганальским, Валагинским и другими) с востока. Лишь в северо-западной части ареала ели некоторые хребты (Становой, Янкан, Тукурингра) вытянуты почти в широтном направлении.
Меридиональная протяженность хребтов оказывает существенное влияние на проникновение влажных летних воздушных масс в глубь континента. Барьерная роль горных хребтов, расположенных параллельно берегу моря, хорошо прослеживается по уровню континентальности климата, который быстро нарастает с удалением от побережья. Это усугубляет то обстоятельство, что параллельно береговой линии размещен на разном удалении от побережья ряд хребтов, например, в южной части — Сихотэ-Алинь, затем Баджальский, а еще западнее Буреинский хребты, в северной — Прибрежный, а затем Джугджур. Горные хребты в то же время слабо препятствуют распространению на побережье и морскую акваторию мощного потока сухого холодного воздуха в зимний период.
Ель аянская произрастает в основном в пределах низкогорных (высота 300-1000 м) и среднегорных (1000-2000 м) хребтов, а также эффузивных плато. Лишь в Японских Альпах она встречается в высокогорной полосе на высоте более 2000 м. Равнинные и предгорные участки ель занимает в северной половине своего ареала, особенно это характерно для северного Сахалина и Камчатки.
Территория, на которой размещается ель, разновозрастна по времени возникновения. Наиболее древний участок, относящийся к докембрийским структурам, — Алданский щит, представляющий собой восточную оконечность Сибирской платформы. Основная часть Дальнего Востока находится в зоне мезозойской, а восточная окраина и острова — в зоне кайнозойской складчатости и вулканизма. На морфоструктурных схемах материковой части Дальнего Востока, составленных Г.И. Худяковым для различных геологических периодов, показано постепенное нарастание суши к востоку от Алданского щита; наиболее молодая Сихотэ-Алиньская горная область оформилась к позднему мелу.
Границы между сушей и морем не были постоянными, в результате чего береговая линия континента в разные геологические эпохи имела различные очертания. Об этом свидетельствует обширная геологическая литература. Хотя точки зрения разных авторов различаются, все исследователи признают, что между островами и материком периодически возникали „мосты”. По мнению А.П. Кулакова, к концу плиоцена — началу четвертичного периода береговая линия материка располагалась значительно восточнее; северный Сахалин, как и Шантарский архипелаг, был, по-видимому, соединен с материком; отделение Сахалина от материка произошло в конце плейстоцена — в голоцене. Кроме того, многие исследователи цоказывают наличие в прошлом „моста”, соединяющего Азию и Северную Америку в районе Берингова пролива.
Формирование горного рельефа происходило на раннем этапе возникновения суши. Например, хребет Кокдер, находящийся на восточной окраине Алданского щита, появился в докембрийском (позднесикийском) возрасте. В настоящее время абсолютная отметка внутренней части хребта составляет 700 м, высшая точка его внешних гребней около 1400 м. Эрозионный срез этого массива, по мнению М.А. Богомолова, не превышает 1.5-2 км. Это позволяет с большой вероятностью предположить о существовании уже на раннем этапе становления суши условий, вызывающих высотно-поясную дифференциацию климата и, как следствие этого, растительности.
Формирование рельефа осуществлялось при сильном влиянии вулканизма, особенно интенсивные проявления которого свойственны позднему мелу в Сихотэ-Алине, Джугджурском хребте и в других горных системах. И в более позднее время (плиоцен) вулканизм проявлялся на восточных склонах Сихотэ-Алиня, а также в южной части этой горной страны, где происходили мощные излияния эффузивов. В историческом аспекте вулканизм постепенно смещался к востоку и был характерен в основном для окраины континента в зоне взаимодействия суши и океана.
На рельефообразование существенное влияние оказали плейстоценовые оледенения, следы которых в виде скульптурных и аккумулятивных форм имеются повсеместно в северной и северо-западной частях ареала ели; в Сихотэ-Алине они прослеживаются только в верхнем поясе наиболее высоких гор. А.М. Короткий считает, что распространенное мнение о масштабах горного оледенения Сихотэ-Алиня преувеличено, однако наличие следов горно-долинного оледенения на наиболее высоких горных массивах северной части этого хребта бесспорно. На Камчатке широко представлены моренные комплексы и связанные с ними флювиогляциальные равнины позднеплейстоценового оледенения. Здесь плейстоценовые ледники занимали обширную площадь, причем в первую фазу оледенения ледники спускались в пределы депрессии.
Современное развитие рельефа, оказывающее существенное влияние на динамику растительности, проходит с неодинаковой интенсивностью в различных частях ареала ели, что обусловлено неоднородностью физико-географических процессов и разной динамичностью рельефа. В западной части ареала ели рельефообразование протекает на фоне слабых вертикальных движений земной коры; для восточной характерны интенсивные тектонические движения и вулканизм, активно действующий на Камчатке, Курильских островах, Хоккайдо и Хонсю.
Зональность современного рельефообразования проявляется в преобладании физического выветривания в северных районах Дальнего Востока и в верхнем горном поясе, тогда как в южной части основное значение имеют эрозия и аккумуляция, делювиальные и другие процессы. Помимо этого, рельефообразование значительно отличается в условиях муссонного и континентального климата. По мнению А.М. Короткого с соавторами, на гольцах Буреинского хребта проходит рубеж между двумя типами рельефообразования — мерзлотным (к западу от хребта) и нивационным (к востоку).
В северной и северо-западной частях ареала ели велико и многообразно значение многолетней мерзлоты как рельефообразующего агента, с которым связана солифлюкция, образование наледей на реках, асимметрия речных долин и другие явления.
В районах современного активного вулканизма (Камчатка, Курильские острова, Хоккайдо) он и сопутствующие ему явления выступают в качестве ведущих факторов рельефообразования. Влияние вулканизма определяется типом эруптивной деятельности; наибольшее значение в рельефообразовании имеет эффузивная и экструзивная деятельность вулканов, хотя основная роль в осадконакоплении принадлежит продуктам эксплозивной деятельности. Это хорошо показано И.И. Гущенко на примере северной Камчатки. Вулканическим областям свойственны специфические типы и форма рельефа — конусы стратовулканов, лавовые и шлаковые конусы, равнины лавовых потоков, вулканические плато. Эруптивная деятельность вулканов сопровождается также образованием мощных равнин в результате направленных взрывов и действия пирокластических потоков. Кроме того, ей сопутствуют экзогенные формы рельефообразования, проявляющиеся только в областях современного вулканизма, - лахары (грязевые потоки) и „сухие речки”. Наибольшая активность характерна для тех „сухих речек”, которые берут начало на действующих вулканах.
Особенностью динамики вулканического рельефа является относительно высокая скорость формирования вулканических сооружений. Разрушение вулканических форм рельефа также идет с высокой скоростью — существование большинства вулканических построек кратковременно по сравнению с обшей длительностью рельефообразования региона. Соотношение между эндогенными и экзогенными факторами рельефообразования в значительной мере зависит от характера и интенсивности вулканической деятельности. Первичный вулканический рельеф сохраняется лишь на активных вулканах, где аккумуляция вулканогенных продуктов восполняет или превышает убыль их в процессе разрушения вулканических построек. В целом вулканический рельеф отличается высокой динамичностью. На более древних территориях процессы рельефообразования относительно стабилизировались и для них характерна меньшая динамичность. Это хорошо видно на примере ,,сухих речек”, деятельность которых с удалением от очагов активного вулканизма угасает.
Эрозионная и аккумулятивная деятельность рек определяется прежде всего тем, что большинство их носит горный характер (относительно высокая скорость течения, высокие летние паводки, постоянное перемещение водотока в пределах поймы и т. д.). Как подчеркивает В.В. Никольская, эта деятельность очень различна в зоне многолетней мерзлоты и за ее пределами.
Определенное влияние на рельефообразование оказывают лесные пожары, усиливающие эрозию на горных склонах, что приводит к обнажению подстилающих горных пород. Особенно ярко их отрицательные последствия проявляются в верхнем поясе гор, а также в зоне многолетней мерзлоты. По наблюдениям А.М. Короткого с соавторами, гшрогенные осыпи наиболее широко распространены на южных склонах; в низкогорье Северного Сихотэ-Алиня их граница на южных склонах обычно на 100—200 м ниже, чем на северных. То же самое свойственно и другим районам Дальнего Востока, поскольку повсеместно южные склоны чаше повреждаются пожарами.
В числе других современных факторов рельефообразования, оказывающих воздействие на динамику интересующих нас лесов, можно назвать также морскую абразию и оледенение. Под влиянием морской абразии на северном Сахалине отступает береговая линия. На п-ове Шмидта наступление моря идет сравнительно высокими темпами. Современное оледенение в ареале ели аянской характерно лишь для Камчатки. Влияние его на еловые леса осуществляется только в тех случаях, когда „сухие речки”, действующие в зоне этих лесов, берут начало в районе ледников. В результате их действие значительно продолжительнее, чем тех, которые начинаются на более низких уровнях.
В целом территория, занимаемая елью аянской, отличается сложностью геологического и геоморфологического строения; динамичность современных рельефообразующих процессов возрастает при движении от западной границы ареала ели к восточной и наиболее высока она в районах современного активного вулканизма.

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: